Валентин Бондаренко

Материал из Неолурк
Перейти к навигации Перейти к поиску
Валентин Бондаренко

Валентин Васильевич Бондаренко (16.02.1937 — 23.03.1961) — советский лётчик, самый молодой участник первого отряда космонавтов СССР, «космонавт номер ноль», трагически погибший из-за нелепой случайности в ходе подготовки к первому полёту человека в космос. Вполне мог заменить Юрия Гагарина, облетев вместо него Землю за 108 минут… но не сложилось, не фартануло. Падкая на сенсации буржуазная пресса даже утверждала, что Бондаренко таки опередил Гагарина, но погиб-де от ожогов при слишком уж стремительном приземлении спускаемого аппарата, после чего власти Советского Союза типа засекретили все данные о его неудачном полёте.

Начало пути[править]

В. П. Королёв и первый советский спутник на фоне Земли атмосферы Земли и слегка космоса

Простой советский паренёк Валентин Бондаренко ещё в подростковом возрасте увлёкся самолётами. Сначала он начал заниматься в аэроклубе родного города Харькова, а после этого поступил в военно-авиационное училище в Ворошиловграде (нынешнем Луганске). Позже курсант Бондаренко был переведён в Армавир. Здесь Валентин завершил учёбу с отличием по всем предметам, но летать на самолётах для него уже было мало. Он стал мечтать о чём-то большем.

В 1958-м году, вскоре после запуска первого в мире исхуйственного искусственного спутника Земли, партийная верхушка СССР стала всерьёз подумывать о возможности также впервые в мире отправить советского человека в космос, дабы ещё разок утереть нос клятым американцам. Лучшие врачи Москвы были направлены в самые разные военные части для выявления потенциальных претендентов в первый космический отряд. Уже в январе 1959-го года на совещании высших чинов страны было решено, что будущие космонавты должны быть не старше 30 лет (правда, впоследствие для двух самых опытнейших кандидатов, Беляева и Комарова, было сделано исключение). Поначалу предполагалось, что в число избранных войдут ракетчики, подводники и даже автогонщики. Главное требование — безупречное физическое и психическое здоровье. Однако авторитетные врачи (с которыми полностью был согласен Главный конструктор В. П. Королёв) настояли, чтобы в первый космический отряд выбирали исключительно лётчиков-истребителей. Ибо они, во-первых, обладают отличной физической формой, а во-вторых, условия, в которых они привыкли находиться во время выполнения полётов, очень схожи с теми, что предназначены для космонавтов. Ведь организм лётчиков способен переносить перепады давления и справляться со стрессовыми ситуациями на порядок лучше представителей иных родов войск и профессий.

Среди лучших из лучших[править]

Так работает современная центрифуга, используемая для тренировки космонавтов

Врачи изучили около 3500 медицинских книжек курсантов лётных училищ и отобрали для личной встречи 352 кандидата. Среди претендентов оказался и Валентин Бондаренко. С кандидатами проводились собеседования, на которых вопрос о желании полёта на ракете в открытый космос задавался как бы невзначай. Позже врачи рассказывали, что курсанты реагировали по-разному: одни удивлялись, другие — смело соглашались, а третьи в растерянности отказывались (последних сразу же браковали и вычёркивали из списка). Неудивительно — люди не знали, что им готовит новая служба, и к каким рискам это может привести.

На втором этапе отбора количество претендентов сократилось до 54-х. Осенью 1959-го года оных привезли в Москву, где стали испытывать на прочность и выносливость, подвергая их молодые организмы всё новым и новым нагрузкам. Претендентов вращали на центрифуге, помещали в вибростенд, проверяли их способность переносить длительное кислородное голодание

После всех испытаний в первый космический отряд были отобраны 29 молодых офицеров (младшие лейтенанты, лейтенанты, старлеи, капитаны и один майор — уже упомянутый выше Беляев), однако руководство приказало сократить их список до 20-ти. Среди будущих космонавтов наряду с Гагариным, Титовым и прочими оказался и Валентин Бондаренко. Он стал самым младшим в отряде — на тот момент ему было всего 23 года. Уже весной 1960-го избранные потенциальные космонавты, лучшие из лучших, отправились в центр подготовки к полётам.

Драма[править]

В центре подготовки космонавтов молодые люди слушали лекции, изучали теорию, упражнялись в прыжках с парашютом. Освоение программы заняло больше месяца, после чего отряд отправили на аэродром Чкаловский, где для будущих космонавтов были подготовлены испытания кратковременной невесомостью — для этого испытуемым нужно было пролететь на самолёте вогнутой линией, максимально совпадающей по траектории с перевёрнутой параболой (ощущения те ещё, мама не горюй! Неподготовленного человека пробивает на блюэ тока так). Летом 1960-го года в отряде начались последние — для Бондаренко уж точно — испытания: каждому нужно было провести в одиночестве и почти что абсолютной тишине 10 суток в сурдобарокамере (оная устроена так, что полностью изолирует человека от внешнего мира). Причём трэба было не просто просидеть в безмолвии и уединении указанное время — в любой момент по встроенному радио могло прилететь неожиданное задание, требующее как мгновенной реакции, так и растянутой на долгие часы нудной монотонной работы. Всё, разумеется, наблюдалось со стороны с помощью специальных приборов.

Очередь Бондаренко подошла в марте 1961-го. Он, как и остальные, выдержал десятидневное пребывание в одиночестве. В последнее утро Валентину (одетому, к слову, в лёгкий шерстяной тренировочный костюм) сообщили, что эксперимент удачно завершён и разрешили снять медицинские датчики, прикреплённые к его голове и рукам для контроля за состоянием организма. Бондаренко заметил, что на местах крепления датчиков к телу остались красные следы, и решил протереть их, воспользовавшись спиртовым раствором и ватой. Выбрасывая небрежным движением использованную вату в сторону урны, он промахнулся и попал ею на спираль раскалённой электрической плитки, на которой готовил себе еду. Всё бы ничего, но сурдобарокамера на тот момент по настоянию какого-то учёного-умника вместо воздуха была заполнена почти что чистейшим кислородом при пониженном давлении (в этом месте физики бледнеют и в ужасе хватаются за голову, потому как уже всё поняли, а остальным, так и быть, поясню).

Трагедия[править]

...а
кусочек
проспиртованной ваты —
навсегда
закрыть дорогу
в космонавты.
Д. Мазай и Зай

Вата, натурально, вспыхнула. Но не так, как в обычных условиях горит проспиртованный кусочек хлопчатника: пых, и нет его. А примерно так, как это сделал плохой, негодный примус Василия Алибабаевича из кинофильма «Джентльмены удачи» — в условиях кислородной «атмосферы» состоялся почти что полновесный газовый хлопóк. Шерстяной костюм Бондаренко моментально воспламенился, с весьма плачевными для несостоявшегося космонавта результатами…

Слегка подохуевшие сотрудники испытательной лаборатории после кратковременной заминки ринулись открывать дверь сурдобарокамеры. Тщетно — мешал большой перепад давлений снаружи и внутри камеры. Драгоценные минуты были упущены. Когда врачи наконец смогли попасть внутрь, Валентин был ещё жив. Поначалу даже казалось, что несмотря на обширные ожоги, трагедии удастся избежать — Бондаренко был доставлен в Боткинскую больницу, где опытнейшее доктора сразу же принялись бороться за его жизнь.

Всё это время своего товарища сопровождали и мысленно поддерживали 19 его сотоварищей по первому отряду космонавтов. Каждый верил, что Валентин выживет, поправится и продолжит свою службу Родине. Каждый понимал, что на его месте мог оказаться любой из них… Роковая судьба оказалась сильнее — через несколько часов старший лейтенант Валентин Васильевич Бондаренко, 24-х лет от роду, скончался, как сказано в заключении о его смерти, «от ожогового шока». Наглядная иллюстрация старинного крылатого выражения «Все под Богом ходим» — одно твоё случайное неверное движение, и вот уже ангелы ВНЕЗАПНО несут твою душу на небеса…

Ни слова о смерти[править]

Могила Валентина Бондаренко

Старший лейтенант Валентин Бондаренко стал космонавтом, которого не было. Катастрофу сразу же скрыли, как и было свойственно коммунистической верхушке Советского Союза — в стране победившего социализма просто по определению не могло быть подобного рода несчастий. Причины и обстоятельства смерти не разглашались от слова «совсем». Заодно не следует забывать про непростые отношения СССР времён Хрущёва и США: в условиях холодной войны Советы никак не могли допустить, чтобы такая информация дошла до Запада на радость капиталистам-империалистам.

В городе Харьков, куда было доставлено тело Валентина, на его могиле установили памятник, изготовленный на средства друзей-космонавтов. Власти, понятно, запретили всякие упоминания о принадлежности Бондаренко к первому космическому отряду, поэтому на памятнике была выбита надпись «Светлой памяти от друзей летчиков». Только в 1980-х годах текст разрешили дополнить словами «-космонавтов СССР.».

У Бондаренко остались молодая жена Анна и маленький сын Саша. Некоторое время Анна после смерти супруга ещё работала в центре подготовки космонавтов и жила в тамошнем военном городке, но затем всё же решила вернуться в Харьков. Повзрослевший Александр Бондаренко впоследствие рассказывал, что до 16-ти лет ему выплачивали пенсию за потерю отца, а после о семье лётчика все власть предержащие благополучно забыли.

Конспирологический след[править]

Феерический долбоёб-конспиролух Вадим Лукашевич какбе говорит автору этой статьи: «ВЫ ФСЁ ВРЁТИ!!!11»

Ориентировочно с 1963-го года в западной прессе начинают публиковаться охуительные истории о том, что герой нашей статьи якобы побывал в космосе ещё до Юрия Гагарина. Именно Бондаренко, мол, стал первым космонавтом, однако его угораздило получить фатальные ожоги во время приземления. А поскольку космическая сила Советов заключалась, по мнению авторов подобных опусов, лишь в том, что никто не должен был знать НИЧЕГО НЕГАТИВНОГО о процессе освоения коммунистами космоса, то говорить правду о произошедшей трагедии запретили на высшем уровне и срочно (через 19 дней) запустили в космос следующего потенциального смертника, которым стал Гагарин, снискавший в итоге лавры космического первопроходца.

На первый взгляд, версия выглядит вполне логичной: по-хорошему, сначала нужно прорепетировать первый полёт человека в космос, и если вдруг не повезёт — в срочном порядке проанализировать причины неудачи, оперативненько залатать-усовершенствовать самые большие огрехи хитрой механики космического корабля-дублёра и попытаться проложить дорогу к звёздам ещё раз. Могло ли такое случиться на самом деле? Запросто… вот только есть одно маленькое «но»: ни один из доживших до перестройки участников первого отряда космонавтов (плюс также сопутствующих им лиц типа механиков, врачей и прочих) никогда не говорил именно о таком развитии событий. А как раз наоборот — все они дружно утверждали именно про пожар в сурдобарокамере, поставивший крест на карьере и жизни Валентина Бондаренко. Расцвечивая при этом свои рассказы такими подробностями, что ни малейших сомнений в их словах не возникало никогда (у здравомыслящих людей, понятно). Выводы, как говорится, очевидны.

Алсо[править]

Последнее, что увидели перед смертью астронавты «Аполлона-1»
  • 17 июня 1961-го года Валентин Бондаренко был посмертно награждён орденом Красной Звезды с формулировкой «за успешное (!) выполнение задания правительства». Отличная щютка!
  • Сурдобарокамеры, в которых проводились испытания, после гибели Бондаренко БОЛЬШЕ НИКОГДА не заполнялись кислородом для проведения каких-либо исследований над космонавтами. В камеры стали закачивать обычный воздух.
  • Первая статья в советских СМИ о Бондаренко вышла в 1986-м году в газете «Известия». Перестройка и гласность, хуле...
  • Факт засекреченности обстоятельств гибели Валентина Бондаренко нехорошо аукнулся через 6 лет экипажу первого пиндосского космического аппарата серии «Аполлон». Дело в том, что для испытаний «Аполлона-1» была разработана пошаговая инструкция, в которой ВНЕЗАПНО не нашлось места для ценных указаний при нештатных ситуациях — в частности, что и как надлежит делать экипажу в случае возникновения пожара на борту. В итоге 27 января 1967 года американские учёные заполнили тушку «Аполлона-1» почти что чистейшим кислородом при ПОВЫШЕННОМ давлении (вышеупомянутые физики, которых вроде бы ужé ничем не удивить, дружно роняют нижние челюсти на пол и в ужасе крестятся), закинули туда же трёх астронавтов и удобно устроились перед экранами и датчиками для наблюдения за очередной рутинной тренировкой экипажа. Представшее им зрелище было действительно фееричным — в результате элементарного проскакивания искры в электропроводке космического корабля огненный смерч мгновенно пронёсся по внутренностям «Аполлона-1», уничтожив всё содержащееся в них живое за 14, как позже подсчитали, секунд (правда, астронавты погибли не от самогó огня, поскольку были облачены в полноценные космические скафандры, а от продуктов горения. Задохнулись раскалённым угарным газом, иначе говоря). Позже в США скажут, что осведомлённость о гибели Бондаренко могла бы предотвратить гибель экипажа «Аполлона-1». А нехер было свой маккартизм по всей Пиндосии насаживать, ответим мы.

Видео[править]

«В СССР засекретили гибель космонавта до полёта Гагарина»
«Космонавт номер 0. Его смерть скрывали в СССР 25 лет»
«Российско-украинская дружба». Пафос аж зашкаливает


Ссылки[править]