Нейролептики в войнах

Материал из Неолурк, народный Lurkmore
Перейти к навигации Перейти к поиску

Нейролептики в войнах — применение психотропных средств в войнах, в частности для подавления страха, а также для продолжительной боеспособности, жестокости и т. д.

Суть[править]

В Средние века перед боем викинги выпивали настой из мухоморов, который наделял их невосприимчивостью к боли и практически сумасшедшим бесстрашием. Воины чувствовали себя неуязвимыми и легко шли даже на верную гибель. Так, во всяком случае считается: «Древнескандинавские воины-берсерки, вводившие себя перед битвой в транс и воевавшие под воздействием мухоморов».

Впрочем, некоторые учёные считают, что викинги применяли другой гриб — результаты своего исследования Карстен Фатур опубликовал в издании Ars Technica. Биолог авторитетно заявил: несмотря на то что симптомы, которые вызывает отравление мухоморами (покраснение лица, рвота, судороги и бред), сходны с тем, как в литературе описывают «болезнь берсерка», мухоморы практически не растут в Скандинавии, к тому же они не вызывают агрессивного поведения, которое и является самым важным для берсерка. Самым вероятным кандидатом на эту роль Фатур назвал черную белену. Она широко распространена на территории Скандинавии; более того, в захоронениях некоторых викингов археологи находили мешочки с порошком этого растения. Белена способна вызывать в человеке состояние агрессии — от возбуждения до ярости в зависимости от употребленного количества. Еще белена обладает легким обезболивающим эффектом[1].

Успехи вермахта в начале Второй мировой войны объясняются воздействием наркотиков. Такую версию, как сообщает The Independent, приводит в книге «Тотальный кайф» (Der Totale Rausch) немецкий автор Норман Олер (Norman Ohler). Олер основывает свои выводы на многомесячном изучении архивных материалов в Германии и США. Писатель рассказывает, что немцы отвергали кокаин, опий и морфий как «еврейские» препараты, и работали над созданием собственного «арийского» наркотика, которым стал первитин — наркотическое вещество на основе метамфетамина. Первитин, также известный как «винт», играл ключевую роль во время наступательных кампаний вооруженных сил Третьего рейха, отмечает Олер. Его рекламировали как средство от усталости, которое повышает настроение и вызывает чувство эйфории, препарат также добавляли в шоколад. После первых успехов в Польше в 1939 году командование вермахта заказало 35 миллионов таблеток «винта» для военных, отправленных во Францию[2].

"В конце июня 1941-го мы перешли границу России и получили от нашего военврача по чудо-таблетке. Их давали всем, кто был за рулем. Как нам сказали, для бодрости", - вспоминает ветеран вермахта Петер Эммерих. Чудо-таблетка бодрости – "Первитин", метиламфетамин.

Про фронтовые сталинские 100 грамм мы напишем потом.

А в наше время наркотики активно используют террористы, а может и не только они.

Так, арабские террористы из запрещённых в РФ и других странах Игила и прочих шизиков хамасников активно променяют так называемый наркотик джихада, он же каптагон:

Из-за того что каптагон часто употребляли бойцы запрещенного в России «Исламского государства» (запрещенная в России террористическая организация), каптагон получил известность как «наркотик джихада». Боевики обычно раздавали наркотик всем членам группировки для большей концентрации. Считается, что вскоре этим наркотиком стали активно пользоваться и другие вооруженные группировки, участвующие в боевых действиях в Сирии. [3].

Как полагают исследователи из аналитического центра Washington Institute, за производством наркотиков могут стоять власти Сирии и иранские прокси, а также боевики «Хезболлы».