Великая Отечественная Война. Сколько танков было у Сталина

Материал из Неолурк
Перейти к навигации Перейти к поиску

На 21 июля 1941 года у Сталина было 24000 танков... ...На 22 июня 1941 года на Восточном фронте Гитлер имел 3350 танков. Всего в Вермахте танков было чуть больше, но они были заняты на других фронтах, потому учитывать их мы не можем

Резун. Последняя Республика, глава «А какие танки были у Гитлера?».
Мощь танкового парка СССР 22 июня...Хотя можно и пофантазировать

«Сколько танков было у Сталина? — На 1 июня 1941 года в Красной Армии числилось более 25 000 танков» — демагогический довод — мем резуноидов, упоротых борцунов с совком, диссидентствующих, ненавидящих всё русское, шкурников типа Бабы Леры (царствие Небесное), Юльки Латыниной, а также дисциплина специальной олимпиады для дебилов по танкоёбству. Подразумевает, что на 22.06.41 г. руководство СССР имело туёву хучу первокласной бронетехники, планировало построение Галактической империи, и вот-вот готовилось напасть на несчастную Германию. Поэтому Алозоевич был просто вынужден ответить первым…

Употребляется в контексте:

— Сталин готовил вторжение в Европу — он имел 25 000 танков;

— Ни одна страна не имела 25 000 танков — СССР обладал страшной хтоничной силой в лице 25 000 танков;

— Как можно было проиграть Приграничное сражение, имея 25 000 танков?;

— Негативного сопоставления совка и нынешней рашки.

К какой войне готовилась Красная Армия?[править]

Под Кенигсбергом на рассвете

Мы будем ранены вдвоём, Отбудем месяц в лазарете, И выживем, и в бой пойдём. Святая ярость наступленья, Боёв жестокая страда Завяжут наше поколенье В железный узел, навсегда

Константин Симонов. «Однополчане» 1938 год
T-26-2
T-26 c конической башней
Тот самый «автострадный танк», которого так нахвалил Резун

Итогами Первой Мировой буржуазия в целом была довольна: Во-первых срубила бабла на госзаказах, во-вторых выпилила почти все более менее значимые эпические монархии на Европейском континенте, и вроде бы малина, феодализм ниспровергнут, воруй, убивай, еби гусей. Но вместе с тем побочным эффектом нового порядка стала утрата возможности извлекать профит на развивающемся рынке этой страны, ввиду воцарения здесь коммунистического режима. Да и хуй бы с ним, но красная зараза стала расползаться: зайдёт бывало советский пароход в колониальный порт дремучего британского мухосранска, так после этого месяц аборигены отказываются работать за ЖРАТ, предметы роскоши им подавай. К тому же советское правительство положило хуй на Версальский договор, втихоца вооружая не по понятиям опущенных колбасников, что провоцировало раздражение цивилизованного мира. Говна на вентилятор также набрасывали бывшие ВИП-граждане Российской Империи, понаехавшие во всякие Парижи, и чувствующие там себя нищебродами.

Под это либеральное кудахтанье и кукарекание Отец народов себе на уме в массовом порядке пилил танчики — пусть хуёвенькие, но стрелять и ездить могущие. Буржуи охуевали, но внятного противопоставить ничего не могли, пока один невдалі архитектор не заявил, что будет мочить евреев, жидов, комиссаров, и иных пидорасов как в сортирах, так и в канализационных коллекторах ныне, присно и во веке веков. Да так он убедительно обещал, что ЗОГ решил скинуться и дать ему бабла, наклепать вундрвафель, в полной уверенности, что этот параноик впоследствии разосрётся с совком, из чего невозбранно следует извлечь профит. Следует сразу отметить, что пока фюрер германской расы устраивал путчи, натягивал сокамерника диктовал катехизисы, пиздел, пиздел, ещё раз пиздел, совок поставил производство хуёвых танков на поток. С одной стороны это возымело сдерживающий эффект, но с другой стороны сыграло злую шутку: Внутри РККА царили ультрооптимистические настроения, что не соответствовало объективной картине быстроменяющегося мира. Танков наклепали дохуя, но по качеству и моторесурсу они уступали германским. Тем не менее, несмотря на задрочку масс идеями большой войны с неизбежным вином и малой кровью, совки воевать особо не хотели, предпочитая стравливать всяких испанцев — китайцев между собой. Бряцать оружием, всё же иногда приходилось, ИЧСХ это разжигало у Усатаго аппетит: очень хотелось, чтобы турецкие/индийские/югославские рабочие потребовали работы, хлеба и свободы, однако прибивать серпы и молоты на врата Царьградов всё же предпочитал мирными способами. Массовка из танчиков была как нельзя кстати. Однако есть иное мнение, что поклейка туев хуч бронетехники была порождена фейлами ПМВ, когда было отставание от противника в вооружениях в разы. Поэтому нормальным выходом индустриально бедной страны, коей СССР был до конца 30-х, не слить, при столкновении с более сильным и злобным соседушкой, было производство танчегов «с запасом». Потому как, когда заговорят пушки более продвинутый сможет строгать танков больше и лучше.

К какой войне готовился Вермахт?[править]

В обнаруженном у сына Сталина и написанном одним из его друзей незадолго до нашего нападения письме говорилось буквально следующее: он «перед прогулкой в Берлин» хотел бы еще раз повидать свою Аннушку. Если бы он, Гитлер, прислушался к словам своих плохо информированных генералов и русские в соответствии со своими планами опередили нас, на хороших европейских дорогах для их танков не было бы никаких преград

Генри Пикер. «Застольные разговоры Гитлера»
STUG-III
T-III
T-38 (Pz.Kpfw.38(t) AUSF.F)
(Pz.Kpfv.IV Ausf.F.)
(Renault Panzerjäger)

С измальства Адик фапал на глобус Украины, искренне считая, что кошерно либераструм для расы господ расширять именно за счёт славянских унтерменш, но в тоже время люто, бешено ненавидел западную плутократию, подозревая, что она вовсе не та, за которую себя выдает, а ещё этот ёбанный горчичный газ. Но так получилось, что за 17 лет этот долбоёб так и не определился, против кого воевать: с Россией против Англии, или с Англией против России, и вопреки своим ранним умозаключениям решился голосовать против всех. Свой свідомій долбоебизм он оправдывал гениальным военным чутьём. Естественно эту версию подхватил Геббельс и рассказывал всем встречным и поперечным. Гитлер сделал ставку на блицкриг, следовательно все в вермахте, от фельдмаршалов до танкистов чётко понимали свои задачи, имели более менее сносное представление о характере будущей войны, в отличии от военнослужащих РККА, до последнего момента остающихся в неведении. Сталин ошибся, полагая что фюрер в первую очередь политик, но конструктор бетонных паровозов оказался солдафоном и в политику не умел. В силу солдафонства в стратегию он тоже не умел, это его и погубило.

И все таки надо учесть что Гитлер про советские танки знал чуть менее чем ничего. Ибо знал бы про КВ (а по результатам Советско-Финской что-то должно было всплыть) Сделал бы толковое ПТО способное пробить. Численность танков в СССР вообще считалась равной 10000. В этом плане Абвер лососнул хуйца у советской разведки, пользующуюся агентурными данными членов Гоминтерна. Да и собственно задача по захвату и Киева и Москвы, да еще и за 4 месяца слишком амбициозна по своей сути. Впрочем если любишь грызть ковры/жевать галстуки и не такое можно отщебучить.

1861 танк[править]

С января 1939 года по 22 июня 1941 года Красная Армия получила более семи тысяч танков, в 1941 году промышленность могла дать около 5,5 тысячи танков всех типов. Что касается КВ и Т-34, то к началу войны заводы успели выпустить всего лишь 1861 танк. Этого, конечно, было очень мало. Практически новые танки только со второй половины 1940 года начали поступать в бронетанковые училища и в войска приграничных округов

Г.К. Жуков «Воспоминания и размышления»
«Клим Ворошилов» - 100 тонн беспощадности. Сердце машины - ревущая мощь!

После окончания войны Вождь решил разобраться в причинах массового опиздюливания Красной Армии в приграничных военных округах летом 1941, в том числе и бронетанковых войск. Военные воспротивились. Сталин сдал назад, поэтому козлом отпущения так и остался зобаненный 22 июля 1941 года «усатым модератором» «участник» проекта Дмитрий Григорьевич Павлов, обвинённый в непонимании сути управления войсками. Не понимали суть если не все, то почти все «участники». Этому способствовала атмосфера подозрительности и страха, отягощённая безынициативностью и лакейству среди военных высшего и среднего звена, особенно укоренившаяся после 1937-38 гг. Так как виноватых не нашлось, администрация приняла соломоново решение: статистику от Анонимуса-историка скрыть. В причины поражений вписать неготовность вооружённых сил СССР, овечье миролюбие Советского государства, вероломность Германии, и её численное преимущество в людях и технике. Другими словами решили статистику, в том числе танчиков, табулировать. В очерках о войне ограничивались ремарками, о том что танков было мало, а те что были — лёгкие и/или устаревшие, горели как спички. Но всё равно героически сражались (именно на это была установка делать упор) до последней капли бензина. С самого начала труды советских историков объединяло особое правило — КОЛИЧЕСТВО ТАНКОВ КРАСНОЙ АРМИИ В ЕДИНИЦАХ НЕ ИЗМЕРЯТЬ.

Причин для такого засекречивания было немало и некоторые вполне объективны, но главным среди них, были справедливые опасения политического руководства. Ведь у среднего читателя, не имевшего представления о размерах советского танкового парка и воспитанного на другой версии начала войны, на ложном утверждении, что противник превосходил нас численно, в т.ч. и по танковым войскам. Подобные откровения могли вызвать резко антисоветские настроения, в конечном итоге сказавшиеся бы не только на положении партийных историков, но и самого государства. Что собственно и произошло позднее, в перестройку. Одним из инструментов разрушения Советского Союза стало изменение массового сознания населения, немаловажную роль в котором сыграли тогда всевозможные разоблачения секретов партийной и государственной власти, скрываемых от народа до конца 80-х гг. У неподготовленного к таким откровениям советского человека подобные публикации вызвали сначала шок, а потом реакцию, которую точнее всего характеризует лозунг «Нам все врали!». Справедливости ради следует отметить, что одному маршалу победы, таки позволили приоткрыть завесу секретности в собственных мемуарах. В результате зародился танкоёбный мем о 1861 годном советском танке.

После развала совка особое правило отменили, но оно продолжало по привычке блюстись. И вот тогда к спецолимпиаде по танкоёбству подключился Резун, который, как выяснилось, на те правила уже давно клал болт, и с нетерпением ждал возможность сорвать покровы, и тут заверте…

Забавная математика[править]

Вооружённый калькулятором любознательный современный танкоёб, с поросячим визгом, если тяготеет к резуноидам, и с анальной болью, если к антирезуноидам, констатирует, что танков у совка в начале войны было действительно больше, причём в разы, а парк советских танков был сопоставим с общемировым. На разных людей эта истина действует по-разному: одни делают вывод, что совок хотел напасть, Резун был прав, коммунисты пидорасы, рашизм не пройдёт, «зиг хайл!», Геббельс в восторге; другие не верят, не верят калькулятору и всё, — ведь мальчики в шортиках, а девочки в юбочках, наших танчиков со звёздочками было мало, а фашистских с крестами много, обратное противоречит вдолбленной с детства картине мира, поэтому этого просто не может быть! Начинается забег, бо участники изначально занимают непримиримые позиции, а согласие с доводами оппонентов, равнозначно потери жизненного кредо.

В забег приглашаются любители Исаева, Мельтюхова, Солонина, Невежина, Грызуна, СуРОвова, Хмельницкого и примкнувшие к ним историки всех мастей, от диванных до старперно-совковых.

Примерный алгоритм холивара:

Фаза 1. Нуб. Знакомство с сабжем начинается, когда какой-нибудь школьник, у которого завтра урок истории по теме «Начало Великой Отечественной», забредает в заповедник резуноидов или попадает на территорию бесконечных боевых действий между резуноидами и их непримиримыми противниками. После получения в лоб бронебойным снарядом про «25 000 танков и все просрали», у школьника есть два пути:

Если он является членом семьи врагов народа и с молоком матери всосал неосознанную НЕНАВИСТЬ к совку, школьник, радостно стуча копытами, убегает «троллить ымперцов». Если же он, опять же неосознанно, желает жить в большой и сильной стране, то испытывает разрыв шаблона. Шаблон требует починки и личинка ымперца начинает рыться в Инете и переходит в следующую стадию развития.

Фаза 2. Танковод-любитель. После мучительных поисков и разгребания таблиц с ТТХ и количеством наличных танков заинтересованный нуб начинает смутно догадываться, что танки тащем-то бывают разные. И в разном состоянии. Путем сложений-вычитаний, задрачивания номеров мехкорпусов и входящих в них танковых дивизий и прочих ухищрений, цифра снижается примерно в три раза, до 8,5 тысяч танков, могущих выехать из боксов и оказать сопротивление супостату. Тут ВНЕЗАПНО появляется личинка резуноида, оставшаяся на предыдущей фазе развития, которая получает залп из цифр, после чего, грустно подвывая, тоже кидается изучать занимательную математику. Срач начинает переходить с количества на качество, обе стороны обмениваются ковровыми бомбардировками числами, имеющими отношение к толщине брони, калибрам, мореходности маневренности, датам выпуска и тэ-дэ и тэ-пэ. Причем совко-поцреоты пытаются доказать, что у Сталина танки были говно. А резуноиды и примкнувшие к ним германофилы и либерасты, наоборот, доказывают, что танки у Сталина — зашибись, всем танкам танки, а у Гитлера, как раз было говно. И тут на сцену выползает Танк Тигр матёрый резуноид и производит убийственный выстрел: 8500 танков в западных округах — это все равно больше, чем было у Германии от Бреста до Бреста (около 6500) во всех стадиях и состояниях. Ымперцы получают вторичный снос башни.

Фаза 3. Счетовод-любитель. Срач разворачивается в сторону «Танки с танками не воюют». В дело подключается подсчет ПТО, потом ПВО, потом всей артиллерии с измерением калибров и длин. Подсчитываются грузовики, тягачи, бронетранспортеры, мотоциклы, патрульные самокаты и лошади. Расчет брони ведется уже с учётом её наклонов, рассматривается удельная тяговооруженность танков, ибо позволяет немцефилам не так шарахаться от 500—600-сильных двигателей. Там же всплывает давление танка на грунт и очень-очень много другого доступно-википедийного матана.

Окончательный диагноз — историк-задрот. Финальная стадия, до которой доходят единицы. Вторично возникает вопрос, который в сорок первом задавал весь Советский народ — так почему же просрали? В аргументах срача начинает приводиться инфа, уже не выражающаяся через цифры. В орбиту дискуссии включаются организационные структуры армий, корпусов, дивизий, боевые и полевые уставы, материаловедение с криками «Легирующие элементы!» со стороны резуноидов, с ответным «Поверхностное цементирование!» от антирезуноидов. Особо упоротые фашисты приводят аргументы про высшую раSSу, срач начинает катиться в полное говно, а новоиспеченные адепты идут дальше курить первоисточники. Комрад с потреотическим уклоном начинает читать книжки Исаева, и смутно догадывается, что просрать полимеры можно вне зависимости от их количества. Факторов — туёва хуча, и они не сводятся только к наличию и качеству танчиков. Новообращённый резуноид изучает книжки Мельтюхова и труды Солонина, и ещё больше утверждается во мнении, что «хотели напасть, Гитлер опередил, вот и просрали». Обе стороны старательно задрачивают мемуары и доступные сканы архивных документов. Срач переходит в хроническую и бесконечную стадию, пускает метастазы в различных сайтах и форумах и может внезапно вспыхнуть в острейшей форме в любом уголке тырнета.

Итак, калькуляторы говорят участникам забега, что на 22 июня 1941 года Вермахт и его сателлиты сосредоточил на границах Советского Союза 4850 танков (включая пулемётный Pz-I) и штурмовых орудий. РККА из меметичных 25 тысяч, на Западном направлении в различном удалении от госграницы располагала 9800 танками. Танкетки, приданные мехкорпусам и стрелковым подразделениям (всего порядка 6 тысяч), а также танки (ориентировочно 9 тысяч голов, ибо никто нихуя достоверно не знает сколько) прошедшие госприёмку но не переданные в части, перевозимые в западном направлении из глубины страны, официально ремонтируемые или числящиеся исправными в других военных округах, в расчёт не пошли. Резуноиду кошерно развести срач на тему: «а пачему ихние Т1 засчитали танками, а наши плавающие/пляшущие/низколетающие T-чудные достижения инженерной мысли танкетками?», точно также хуеводу стоит напомнить, что «у фрицев были заебательские бронетранспортёры»…и так до тачанок и конского навоза.

Непосредственно перед войной:

Вермахт. Количество танков и штурмовых орудий Красная Армия. Количество танков
Группа Армий «Север» (4 танковая группа) — 635 ед. Прибалтийский Особый Военный Округ (3 и 12 мехкорпуса) — 1378 ед.
Группа Армий «Центр» (2 и 3 танковые группы) — 2230 ед. Западный Особый Военный Округ (6, 11, 13, 14, 17, 20 мехкорпуса и 6 кавалерийский корпус) — 1953 ед.
Группа Армий «Юг» (1 танковая группа) — 822 ед. Киевский Особый Военный Округ (4, 8, 9, 15, 16, 19, 22 и 24 мехкорпуса, 5 кавалерийский корпус) — 4388 ед.
Румынские, венгерские, финские, словацкие, итальянские войска — 500 ед. Одесский Особый Военный Округ (2 и 18 мехкорпуса) — 799 ед.
Итого: Вермахт (Восточный фронт) — 4850 ед. [1] (с учётом 124 танков вермахта в Финляндии и 539 самоходок различного типа) Итого: Красная Армия (Западный театр военных действий) — 9798 ед.[2] (с учётом 1280 ед., разворачивающихся на финском направлении).

Источники[править]

Колосс на глиняных ногах или как просрали все полимеры[править]

Наши 25000 танчиков, хоть и разбросаны от Бреста до Владивостока, но неравномерно. Каковы же факторы проеба этой бронекопытной, трижды проклятой, ржавознаменной армады?

Не своевременное введение в действие плана прикрытия. Не соответствие реальной обстановки 22.06 этим планам[править]

здесь существуют расхожие мнения историков, вводился ли план прикрытия или нет. К примеру в боевом приказе командующего Западным Особым Военным Округом командующему 4 армии 22 июня 1941 приказывалось таки руководствоваться «Красным пакетом». Соответствовало ли изложенное в «красном пакете» сложившимся на тот момент реалиям? Удалось ли во время доставить их на места? Скорее всего ответ отрицательный. Вот пример боевого приказа, очевидно составленного под воздействием ещё довоенного плана прикрытия, полученного Военным Советом Юго-Западного Фронта, после первого дня войны: Прочно удерживая государственную границу с Венгрией, концентрическими ударами в общем направлении на Люблин силами 5-й и 6-й армий, не менее пяти механизированных корпусов, и всей авиации фронта окружить и уничтожить группировку противника, наступающую на фронте Владимир-Волынский, Крыстынополъ, к исходу 24.6 овладеть районом Люблин

И.Х. Баграмян «Так шли мы к победе»

Даже матёрые командующие, охуели: вместо контрудара по прорвавшемуся противнику следовало освобождать Польшу… Наверное, если бы такой приказ был получен 17 июня 1941 года, то можно было подтянуть к границе пять механизированных корпусов. Но даже в 0.25 22 июня в телеграмме из Москвы войскам всё ещё предписывалось помимо маскировки и боевой готовности «никаких других мероприятий без особого распоряжения не проводить». Поэтому в ситуации внезапного перехода госграницы крупными соединениями противника, между местами предполагаемого сосредоточения и фактическим расположением советских танковых войск находились фрицы, и продолжали распространяться на восток. Налицо несоответствие реальной обстановки предписанному в планах прикрытия. В результате из 10 танковых дивизий, входящих в состав этих пяти мехкорпусов, лишь одна, ближе всех расположенная к границе, принялась исполнять план прикрытия: двинулась в аккурат перпендикулярно вектору наступления немцев, пока не закончилось горючее. Все остальные уже действовали по импровизируемым взаимоисключающим приказам начальства различного уровня, а «красные пакеты» съели перед пленом.

Потеря управления войсками[править]

... в один и тот же день те же самые корреспонденты сперва отвозили приказание командующего армией в дивизию, а потом отвозили приказание командира дивизии в его разведывательный батальон, это даст известное представление о том, как обстояло в те дни дело со средствами связи и с доставкой приказаний...

Константин Симонов. «Разные дни войны» записки 1941 года

Штабы и командиры в реальной боевой обстановке со своей работой не справились. Сказались ли последствия кадровых чисток, или какие ещё причины, но факты налицо: в подавляющем большинстве случаев приказы командования до частей не доходили, или доходили с опозданием, и уже не соответствовали изменившейся обстановке. Часто командирам на местах предлагалось действовать «по обстоятельствам». Градус неадеквата на всех уровнях зашкаливал, и часто похвальным для бронетанковых подразделений считалось вовремя съебаться и вывезти некоторую доли матчасти в безопасное место.

Отдельно стоит упомянуть, что в отличии от немцев у советских танкистов отсутствовала радиосвязь, что невероятно усложняло управление боем.

Тактические просчёты[править]

1. Из 25000 танков половина была в приграничных округах, но тем не менее в них же она еще двигалась и двигалась, причем по прикидкам до концентрации немцев нужно было еще недели 3 гонять поезда с танками и пихотой из второго стратегического эшелона к первому. В результате в местах прорыва немцы действительно имели кратное превосходство в танках.

2. Забивание на оборону большого болта. Впрочем, построение устойчивой обороны в июне-июле 1941 г.в условиях кратного превосходства противника в пИхоте, и благодаря большей мобильности — в артиллерии, ТУТ и СЕЙЧАС, было близко к нереальному. Поэтому атаки тем что есть под рукой, то есть танчегами, были зачастую единственным выходом сохранить линию фронта

3. Раздолбайские попытки контратак. Дубно-Луцк-Броды, как самая эпичнейшая из них. В контратаках советская пехота, артиллерия и авиация часто и не догадывались.

4. Действия танковых дивизий (читай предыдущий подзаголовок) между собой никто не синхронизировал. Вместо единой контратаки получилось несколько маленьких раздробленных нафиг. К примеру в Лепельском Контрударе потеряли 832 машины.

Впрочем, учитывая что из 1400 танков в двух мехкорпусах наносящих удар под Лепелем, танков с броней способной держать снаряд противотанковой пушки было аж 6 % (80 шт), результат закономерен.

Отсутствие снабжения. Дезорганизация тылов[править]

В то же время полагали, что фашистов можно бить не качеством, а количеством. Танки были циклопической мощью, причем буквально такой же огромной и легко ослепляемой. Мощь надо поддерживать и обслуживать. Ремонт был ужасно долгим, автотранспорта не хватало. Да и исправность грузового автотранспорта частенько было «на отъебись». В этом и кроется популярность массово появившегося в войсках простенького и надёжного «Студебеккера».

Пехота, трактора, грузовики, тягачи, мотоциклы, запчасти — должны были поступить из народного хозяйства после объявления мобилизации, подняв мехкорпуса до штатов военного времени. Когда они начали поступать — танки уже закончились…

Внезапность нападения сделала свое: снабжение горючим и боеприпасами исправных танков должным образом организовать не удалось. Часто достигнутый в бою успех обнулялся, ввиду отсутствия боеприпасов и дальней возможности вести бой. Нередки были случаи когда топливо сливалось со всех машин в одну, а остальные преднамеренно приводились в негодность и бросались на дороге. Зато в Киевском мешке было потеряно чуть более половины складов наркома обороны, что порадовало немцев трофеями.

Выработка моторесурса машин[править]

Когда приехали, увидели танк БТ-7, который с трудом карабкался в гору, и по этому танку поняли, что отыскали местопребывание танковой дивизии. На Халхин-Голе я привык к тому, что танковая бригада или батальон - это прежде всего танки. Но здесь пришлось отвыкать от этого представления. В дивизии были только люди, а танков не было. Тот танк, который полз наверх, оказывается был единственным в дивизии. Все остальные погибли в боях или были взорваны после израсходования горючего. А этот пришёл своим ходом сюда - кажется от самого Бреста, - единственный. Я много говорил в дивизии с людьми; из этих рассказов понял, что дрались они хорошо, более того, - отчаянно, но материальная часть, которую вот-вот должны были сменить на современную, была истрёпана во время весенних учений. К первому дню войны половина танков была в ремонте, а оставшиеся в строю были в не готовом к войне состоянии.

Константин Симонов. «Разные дни войны» записки 1941 года

Такие «тяжёлые» и «средние» монстрики, как тяжёлый Т-35 (пять башен) и средний Т-28 (три башни), банально издохли на маршах в первые же дни войны, не пройдя краш-тест.

Из небольшого стада в 59 голов Т-35, числящегося в войсках РККА, еще до войны ветеринарами были признаны кошерными только 48 животных. Остальные были поражены ящуром износа, хронического нехвата запчастей, рукожопием в процессе зачатия, сборки и єксплуатации, и другими хворями. Поэтому панцер-ветеринары рекомендовали забить эту часть стада, чтоб не мучилась, или отправить в санаторий на длиииительное лечение.

Практика же показала излишнюю гуманность лечащих врачей. Краш-тест в июне 1941 г., когда стадо из 42 Т-35-х начало миграцию к линии фронта, дал следующие результаты:

  • 35 особей околели сами, по дороге, не выдержав даже короткого перехода.
  • 7 особей исполнили свой долг до конца, попытавшись забодать врага. Впрочем, учитывая высокий профиль животного, отвратительную обзорность из танка и броню — местами в 20 мм — конец был немного предсказуем.

Стадо Т-28 было на порядок многочисленнее, но на ритуальных пробегах 7 ноября по Красной площади оно смотрелось не так впечатляюще, как 5-башенные Т-35. Поэтому и решение довоенных панцер-ветеринаров тут было более жёстким: из 481 особи было выбракована большая часть — 291 штука (60 %). Оставшиеся были отправлены пастись по месту прежней службы. Стоит заметить, что эти махины успели повоевать и в советско-финскую войну, по итогам которой появился экранированный вариант Т-28Э, броню которого усилили навесными листами, местами до 80 мм. Правда, это всё было в огромный ущерб подвижности, ибо двигло от бомбардировщика разжиревшую до 32 тонн машину тянуло уже с огромным трудом.

Однако, как и в предыдущем случае, краш-тест в июне 1941 г. показал излюшнюю мягкотелость ветеринаров: так, стадо из 51 Т-28, выдвинутое навстречу противнику потеряло:

  • околевшими в ходе прогона по дороге — 31 особь (60 %)
  • околели своей смертью в процессе боя — ещё 4 особи (8 %).

Впрочем, отдельные особи Т-28 смогли уцелеть и продолжить бодаться. Секретом их выживания стала их выпас неподалеку от танководческого завода в Ленинграде, где они родились, где их хорошо знали и могли оперативно подправлять пошатнувшееся здоровье этих красивых, но хрупких здоровьем животных.

Боевые потери[править]

37-мм противотанковая пушка Вермахта. Основное противотанковое средство пехотных дивизий вермахта начала войны. По штату полагалось 75 единиц на дивизию. Учитывая общее число фашистских пехотных дивизий у границ Союза, равное стам, нетрудно вычислить количество этих пушек, равное 7,5 тысячам штук. Немудрено, что самые значимые боевые потери мехкорпуса РККА понесли именно от этих незамысловатых трудяжек

В условиях 1941—1942 г. танчеги друг с другом воевали негусто и нечасто.

Поэтому ОБЯЗАТЕЛЬНО дрочить на тему «а что было бы, если бы куча Т-34 столкнулась бы чистом поле с кучей Pz-3?»… О том же, что для подобного боя часто нужно обоюдное желание — нужно молчать. Надлежит приводить в пример редкие случаи феерического везения, когда события развивались примерно в таком духе: наступающий (фошист) тупит с разведкой, кладёт на боевое охранение. Советские танчеги пользуются этим, ВНЕЗАПНО вынырнув из-за угла и навязывают танковый бой, в котором имеют неплохие шансы на размен чуть лучший, чем 1:1.

По итогам боя:

Коммандер группы советских группы броне-юнитов, словивших win — сверлит себе дырки в кителе Немецкий хер-офицер, словивший фейл, идет к своему херу-генералу… А тот в свою очередь пишет в Берлин о том, какой долбоёб его подчиненный, что просрал разведку, охранение, и похуистически организовал работу ПТО, …а значит, раз он, хер-генерал, терпел работу долбоёба, значит, и он сам долбоёб …о том, что так больше невозможно воевать, потому что русские танки — это эпичные вундервафли, которые не берут ни снаряд, ни бомба, а они, верные сыны Рейха, наступают из последних сил, вдохновленные только любовью к Фюреру и Фатерлянду. Если же фошистский командер был ни-туп, что бывало чуть реже, чем всегда, то геройски мчащиеся/ползущие/едущие/крадущиеся советские танчеги встречает тёплый приём фошистких ПТО и зениток, шпарящих каждое со скоростью 10 «плюшек» в минуту, дырявящих «непробиваемую» броню «тридцатьчетвёрок» с 300—400 метров…

В условиях 1944—1945 г. ситуация была зеркальная и теперь уже наступающие советские танчеги подставляли под немецкие контрудары свою ПТО, а сами пёрли дальше, не заморачиваясь на танковые дуэли с кошачьим зверинцем. А посему сравнивать, что бы было, если бы в чистом поле столкнулись все/поштучно танки — всё равно что спорить о скорости сферического коня в вакууме.

Хотя некоторая мясорубка ал-ля встречный бой таки попалась. Одна маленькая сраная деревенька Прохоровка гарантирует. Когда в чистом поле столкнулась масса легких и средних с одной стороны и средних и тяжелых с другой.

Существенная разница в лёгких, несерийных и устаревших танках в пользу Красной Армии, особенно южнее Полесья, при незначительной уступке в современных, даёт основание полагать, что предвоенные планы прикрытия предполагали лишь отражение агрессии в приграничной полосе, а на отдельных направлениях тактическое вторжение на сопредельную территорию, с введением в прорыв механизированных масс и продвижением в глубь вражеской территории на 300—400 км. Возможно, удалось бы перехватить коммуникации между Рейхом и нефтедобывающим румынским районом вблизи г. Плоешти, но не факт, что дальнейшее продвижение было бы возможным. Отсюда можно сделать вывод, что из 25000 тысяч танков разбросанных от Бреста до Владивостока, при идеальном условии внезапного удара, в гипотетическом нашествии на Рейх могли принять участие не более 2500 танков Т-34, БТ и КВ, остальным это не позволяла тотальная изношенность матчасти. Сие локальное вторжение сулило повторением фэйла 1914 года.

Товарищ Сталин боялся Гитлера?[править]

Возникает резонный вопрос: «Что высшее руководство Советского Союза не догадывалось, о таком плачевном состоянии механизированных частей?» Внезапно, подробно знало. Знало, и тотально перевооружалось. До определённого момента советское руководство было уверенно в преимуществе советского оружия над зарубежными аналогами, чему способствовали шапкозакидательские настроения пропагандистского толка. Финская война сорвала покровы и показала полнейшую неготовность Советского Союза к Большой Войне и большим прорывам. А досрочно завершившаяся французская кампания немцев резко сократила сроки на подготовку к такой войне. (Памятуя месиво ПМВ, советы надеялись, что англо-французские войска продержатся годик-другой, и на перевооружение время есть). Высшее руководство и товарищ Сталин лично поняли, что столкновение с фашистской Германией в таком состоянии не сулит ничего хорошего. Искренне считая в 1940, что в запасе у них 2 года, Партия и Правительство СССР просчитались. Личная «заслуга» Кобы заключается в том, что он был околдован собственной манией величия и не верил достоверным фактам подтверждающим как подготовку Германии к войне, так и мотивам выдвижения германских войск на исходные позиции. Он верил Пакту о ненападении и договорённостям с Гитлером. Он де допускал, что ЕГО, Самого СТАЛИНА, можно вот так просто взять и обмануть. И его самонадеянность привела к военной катастрофе 41 года.

Примечания[править]

  1. 4850 машин вермахта и сателлитов, включая неисправные танки, 10-12%
  2. 9798 машин РККА в западных приграничных округах. Количество боеспособных танков в Красной Армии на июнь 1941 года тоже остается предметом ожесточенных дискуссий. В РККА танки по своему состоянию делились на четыре категории. Согласно данным, впервые опубликованным еще в 1961 году, из числа машин старых марок боеспособными (1-я и 2-я категории) было только 27 %, еще 44 % танков требовали среднего ремонта в окружных мастерских (3-я категория), а 29 % — капитального ремонта на заводах танковой промышленности (4-я категория). Однако в уже упомянутой работе Н. Золотова и И. Исаева приводятся совершенно другие цифры — 80,9 % исправных танков всех марок и 19,1 % машин, требующих среднего и капитального ремонта (включая находящиеся на складах и рембазах НКО). В приграничных округах количество неисправных машин составляло 17,5 % от общего числа танков, а во внутренних округах — 21,8 %.