Великая Отечественная

Материал из Неолурк
Перейти к навигации Перейти к поиску

Война, название которой является штампом советской пропаганды — часть Второй Мировой, попросту германо-советская война. Для немцев просто восточный фронт. Началась 22 июня 1941 года, но некоторые считают, что война шла и до этого (Испания, Польша, Финляндия, Монголия, Прибалтика), просто впервые большевики по шарабану получили. Закончилась 9 мая 1941 (по настоящему, немцы сдались 7 мая, просто 9-го они повторно подписали капитуляцию Жукову, а то советским обидно было бы. В ходе заварушки погибло много немцев, и очень много наших — человек так 36 000 000. Произошло это по причине невысокого интеллекта «чудесного грузина» и его прихлебателей Ворошилова, Будённого, Шапошникова, Тимошенко и Жукова, привыкших затыкать пулемётные гнёзда телами и разминировать проходы прохождением по ним колонн штрафников.

Причины войны[править]

До сих пор вызывают споры. Власти муссируют цитатку из запрещённого Майн Кампфа, дескать бесноватому земля срочно понадобилась на востоке, Черчилль — будто немцы решили просто зачистить континент перед вторжением в Англию. Сторонники военной экономики считают, что немцам надоело платить русским за поставки сырья (каучук, шерсть, нефть, марганец). Но более всего правдоподобно объяснение Суворова (Резуна), что Гитлер спужался внезапного нападения русских с тыла, тем более румынская нефть внезапно оказалась под ударом. Громадное количество русских подлодок в Балтфлоте, скопление речных мониторов на Буге и Дунае, складирование боеприпасов и перенос пунктов управления, госпиталей, аэродромов, железнодорожное строительство в захваченных Сталиным землях намекало немцам на это.

Кейтель, отвечая в Нюрнберге, сказал, что решение окончательно было принято в феврале 1941-го, когда аэрофотоснимки подтвердили массовые подготовки русских к операции. Тут уж было важнее кто первый успеет, тот и застанет войска противника неподготовленными.

Начальный период[править]

Весь 1941-й в советской истории не описывают, одно только контрнаступление под Москвой. Дескать, внезапно немцы напали, и внезапность была все 6 месяцев, так и продолжали драпать. На самом деле, в начальный период войны сначала Жуков, потом Шапошников выделывали такие кренделя, что потеряв почти все танки (а их было 25000 штук) и авиацию (17000 штук), и это не считая произведённой с июня и поставленные по ленд-лизу, они почти всю кадровую армию загнали в плен или потеряли убитыми/ранеными. В первом эшелоне немецкие войска имели перевос в численности, но уступали в артиллерии и в 3-4 раза по авиации и танкам. Однако к границе быстро продвигались прямо же в это время ещё дивизии, и прямо с эшелонов попадали в хаос с последующим окружением.

Дело было так: по первоначалу, была потеряна связь, а радиосвязью наши не пользовались или не умели. После чего каждая часть воевала сама за себя, приказы привозили мотоциклисты и авиация. Наша авиация не летала — приказа нет, они и не летят. В результате сухопутная армия, и без того закошмаренная устаревшими приказами без всяких признаков координации, осталась и без авиаприкрытия и отступала. Попытки атаковать без поддержки авиацией кончались провалом, да и командиры боялись сами думать и командовать. Если сам решил и ошибся — расстреляют, а если Москва приказала и не смог — может, пощадят. В итоге, и самолёты сотнями были оставлены на аэродромах, тысячи их были сожжены под налётами немцев, и ещё многие тысячи погибли при отсутствии координации. Бомбардировщиков посылали бомбить мосты, железнодорожные пути без прикрытия, и они скоро кончились, а истребители были трусливы или просто не умели летать.

Юго-западный фронт, имея большой перевес над немцами, всё ж таки отступил, но не был разгромлен, а вот Западный, где перевес русских был не кратный, полностью распался. За это в июле расстреляли его командующего Павлова и генералов поменьше, поскольку нужно было найти вредителей. Однако вредительство не прекращалось. После окружения под Белостоком последовало Смоленское, Киевское, и более мелкие. Кончилось Вязьмой, где из-за ложных докладов о «просачивании немцев», ставка узнала о прорыве, лишь когда немцы вошли в Орёл. Всего за начальный период в плен попало до 5 миллионов солдат.

Особо проявилась трусость партийцев: зная о нелюбви Гитлера к комиссарам, они драпали первыми и оставляли подчинённые им города/области без начальства задолго до подхода немцев. Многие использовали весь доступный транспорт для вывоза своих шмоток и слуг. Солонин считает, что это объясняется страхом перед своими: боялись, что под шумок оккупации им шмальнут в затылок за 37-й. Некоторых таких «героев» Сталин спалил и пострелял.

Наступления русских с декабря 1941 по май 1942[править]

По сообщениям разведки, Сталин понял, что японцы вот-вот нападут на Америку, и значит, дальневосточные армии можно также бросить под Москву. Взамен подготовленных частей, командующий ДВФ Апанасенко развернул там в большом количестве учебные части, так что японцы не заметили уменьшения его войск. С Дальнего Востока были переброшены оставшиеся там самолёты, почти все танки, оставлена лишь противотанковая артиллерия. Усилившееся сопротивление русских остановило немцев, у которых возник кризис снабжения. Неподготовленная идея бесноватого взять до Нового Года Москву провалилась — подвоз продовольствия, боеприпасов и горючего нимало не удовлетворял действующую армию. Зимние вещи вообще застряли в Польше, и пока их подвезли, прошло ползимы.

Однако немцы стояли на позициях жёстко, отбивались, и успехи под Москвой стоили русским больших потерь. Атакуя всю зиму, тупой Жуков угробил сотни тысяч солдат из расчёта 3-5 своих на одного немца. Московский фронт помогла удержать и помощь загнивающего Запада: были массированно применены «Матильды», поставки жизненно важного алюминия и каучука позволили переброшенным в Сибирь заводам продолжить производство танков и грузовиков. На юге был отбит назад Харьков, что возбудило в командующем Южным фронтом Тимошенко неоправданные надежды.

В апреле-мае 1942-го армии Тимошенко начали дальнейшее ожесточённое наступление на южном фланге. Советское руководство, по-видимому, самонадеянно решило, что немцы ослабли, и начали атаку, не оставив резервов.

Харьковский разгром и отступление к Волге и Кавказу[править]

Короткий, но мощный удар с юга прервал все попыхания Тимошенко получить звезду Героя, половина его войск попала в окружение и плен. После месячной подготовки, сначала выбив русских из Крыма (Манштейн), фон Бок начал массированное наступление на юге, имея целью Кавказ (группа армий Б). Однако значительная часть сил (группа армий А) выдвинулась к Волге, чтобы с одной стороны, прикрыть главный удар на Кавказ, с другой — прервать транспортировку нефти по Волге. Необходимые для удержания фронта силы немцы позаимствовали у союзников — румынские и итальянские дивизии прикрывали фланги гигантского немецкого выступа. Гитлер надеялся также на предательство горцев, особенно мусульман, и не ошибся; а вот Турция не выступила против Советов, и подвела. Провальная политика на оккупированной территории не только не дала немцам новых армий из украинцев, прибалтов и разных прочих татар, но вынудила оставить множество немцев для поддержания порядка и предотвращения диверсий.

Со своей стороны, Сталин всегда действовал крайне жестоко, взрывая всю промышленность, разрушая водопроводы и электростанции, сжигая и портя продовольствие, чтобы попавшие под власть немцев наши люди умирали с голоду. Однако тупой деспот не понимал, что для срыва немецкого блицкрига достаточно лишь регулярного подрыва проходящих поездов и разных там мостов (этот вопрос детально разбирает Илья Старинов). Медленно, с трудом, ко второй половине 1943 года, это до Сталина дошло, а до этого глава всех партизан, особо охочий до женского полу «первый красный офицер» Ворошилов рассылал директивы: портить связь, нападать на гарнизоны, развинчивать рельсы, сыпать песку в подшипники, взрывать гауляйтеров, и эти директивы привели к смерти множества заложников из местных, при совсем небольших проблемах для немецкой армии на фронте. Просто Сталин привык выигрывать, стравливая своих врагов, вот и решил тупо стравить гражданских с немцами.

Наступления Жукова под Ржевом[править]

Собственно, компаний под Ржевом было целых четыре. Все они кончились провалом, если не считать победой полное разрушение Ржева и истребление его мирных жителей. Учитывая проявленный гитлеровцами героизм при обороне этого города (а в 1941-м он пал сразу), советское правительство после войны объявило Ржев городом-героем. Однако сами герои — фашисты так и не были почему-то награждены.

Наступление Рокоссовского под Сталинградом[править]

Немецкий фронт всё больше растягивался, наступление замедлялось. Продвинуться через горы оказалось невозможно, так как обороняться там намного проще, чем на равнине, ни пушки, ни авиация быстренько поправить ситуацию не могли. Тем временем, недавно выпущенный из пыточной НКВД генерал (позже маршал) Рокоссовский под чутким руководством маршала Василевского начал накапливать силы для мощного клещевого удара. Гитлеровские вояки увязли в уличных боях, медленно прогрызаясь через промзону Сталинграда, неся недопустимые для них потери. Немецкая разведка докладывала главнокомандующему сухопутными силами Цейтцлеру о сосредоточении русских, но он не мог без разрешения Гитлера устранить опасность и выровнять фронт. Частичные меры вроде усиления флангов немецкими противотанковыми батареями не решили дело, и когда в ноябре 1942-го началось наступление, Гитлер жёстко закусился, не разрешая вывести из Сталинграда даже одной дивизии (а своевременный отвод мог придержать «клещи», и дать возможность отступить без окружения). В дело вмешался наркоман Геринг: в своём морфиновом бреду он заявил, что может продолжить снабжение 6-й армии по воздуху! Это решило дело, и Паулюс остался с армией в котле.

Распад фронта вынудил немедленно эвакуировать силы с Кавказа, и лишь недостаточный натиск русских на Ростов дал им спастись. В эти же месяцы бездарный мясник Жуков продолжал укладывать русских мужиков под Ржевом, гоня их прямо на моделевские пулемёты. Эта история в наших учебниках не афишируется: ведь это же очередной провал непобедимого Жукова. Наши вообще никогда не проигрывают, а если отступают, то только под натиском в 5-6 раз и более превосходящего врага.

В конечном счёте, окружённые в Сталинграде немцы, после полного исчерпания сил, продуктов и боеприпасов, истощённые, а многие раненные — сдались. Большая часть (три четверти) пленных погибла после этого, так как наши их кормили хреново, и загнали в лагеря. Сам Паулюс и ряд офицеров были отделены от рядовых, их частью перевербовали, частью закрыли. Ещё с 1942-го советы начали организовывать процессы над военными преступниками, и если кто не соглашался сотрудничать с органами — сразу становился военным преступником. После чего его расстреливали в обычном установленном законом порядке.

Наступление немцев в начале 1943[править]

Собравшись с силами, немецко-фашистские захватчики подвинули фронт в восточном направлении, снова прервав контрударом наступление Тимошенки. После марта 1943 на фронте подвижек не было, в то же время он стал неровный, в районе Курска советский фронт образовывал большой выступ.

Курская дуга[править]

На 1943 год немцы строили планы снова продвинуться на юге. Для разгрома фронта русских на южном направлении ОКХ запланировал срезать курский выступ, окружив находящиеся там войска, после чего продолжить наступление в образовавшемся прорыве. Однако, планы Гитлера стали известны русской разведки, и впервые за войну наши генералы смогли упредить планы немцев. Конев настаивал на встречном бое (атаковать немцев самим), осторожный и битый уже Тимошенко предлагал поставить войска в оборону, измотать наступавших, а уж потом атаковать. Это решение, оказавшееся верным, и было утверждено.

Немецкое наступление оказалось сильнее ожидавшегося. При каждой новой атаке они опережали русских в темпе, но всё-таки шансов против глубочайшей оборонительной линии с минными полями не имели. Немецкое командование вынуждено было отдать приказ об отходе на исходные позиции. К несчастью их армий, произошедшее вторжение союзников на Сицилию вызвало массированную переброску немецкой авиации в Италию, в результате чего сухопутные части на Востоке остались без прикрытия. Наступление русских не заставило себя ждать, и после этого вермахт непрерывно терпел неудачи. Приказ Гитлера оккупировать Италию вновь отнял надежды на пополнение Восточного фронта.

Форсирование Днепра, выход к границе[править]

Закордонные операция Красной Армии[править]

Политика немцев в России[править]

Перед войной Гитлер отдал ряд суровых приказов об обращении с восточными недочеловеками, предусматривающих рассмотрение подозрительных любым офицером с последующим расстрелом всё ещё подозрительных. Комиссаров велено было расстреливать всех, евреев также. Местность в принципе следовало зачищать от любого неарийского элемента. Такое наглое поведение, в то время как до победы немцам было как до Луны пешком, вызвало отрезвление всех встречавших их раньше с цветами как освободителей. Вскоре немцев стали ненавидеть.

Оккупационные власти не имели права и потому не сотрудничали с любыми организациями и людьми антикоммунистической направленности. Они не дали ни фиктивной, ни реальной власти любым коллаборационистам, не создали марионеточных правительств. В результате, всё недовольство приходилось на немцев, им приходилось тратить много людей на создание и деятельность оккупационной администрации, прочёсывание тыла. Хотя им удалось использовать до миллиона предателей, но имея в виду, что под их властью находилось до 65 миллионов совков, следует считать, что оккупационная политика Гитлера полностью провалилась.

Дополнительную ненависть разожгли депортации людей на плохо механизированные и организованные заводы рейха (в смысле производительности и наши и германские заводы уступали американским, которые буквально завалили мир товарами и оружием). Ост-арбайтерам платили чуть-чуть денег, но их положение мало отличалось от рабов древнего мира. За эти действия многих из верхушки Третьего рейха потом вздёрнули в Нюрнберге или запаяли лет на 15-20.

Политика русских в Германии[править]

Тема отдельного разговора, долгих протестов, обвинений в фашизме и фальсификации истории. В течение всех предшествующих лет войны, ярость благородная успешно разжигалась в бойцах РККА. «Если не убил немца в бою — убей его до боя» — призывал Илья Эренбург из газет. Призывали отомстить — и мстили. Вошедшие в Пруссию советские войска сразу отметились в грабежах, изнасилованиях и убийствах, поскольку всё, что приносит вред немцам — это правильно. Однако к марту 1945-го был издан приказ — немцев не убивать! Грабить и насиловать не прекращали, даже и спустя месяц после великой и славной Победы. В мемуарах наших фронтовиков описаны грабежи (пример: похождения Василия Тёркина у Твардовского), но не изнасилования и убийства. Спустя много лет, оставшиеся в живых вспоминали об этом с неохотой, и все видели, но не участвовали и не вмешивались. На Западе же этому посвящены обширные сборы материала и опросы.

Среди общей жестокости или равносильного этому безразличия встречались случаи помощи несчастному гражданскому населению. Однако во многих случаях такие заступники вызывали подозрение в пособничестве врагу (пример — судьба Александра Солженицына). Зачастую, впрочем, гражданские попадали под бомбы или гусеницы в общем порядке — отступающие колонны, в которых перемешались гражданские и военные, наши штурмовики и наступавшие танки уничтожали без сортировки. Понятие «геноцид» тогда ещё не было введено в оборот, да и Женевские конвенции советские подписывать не стали. После войны всех без исключения немецких военнопленных, да и многих гражданских (особенно с военных предприятий) красные в добровольно-принудительном порядке отправили эшелонами на восток — кого в тайгу лес валить, кого на шахты, самых же прошаренных в реактивной авиации и ядерной энергии — в закрытые шарашки. Всех их держали до 1955-го, пока канцлер Аденауэр не договорился с Хрущовым о выпуске пленных. Вернулись, ясно, не все.

Ленд-лиз, и другая техническая помощь со стороны союзников[править]

Эти многочисленные данные в совке замалчивались. Писали, что англо-американцы поставили всего-то 10-12 % танков и самолётов, 80 % грузовиков. Однако на деле выясняется, что и произведённые русскими танки и авиация зависели от ленд-лиза. Американцы поставляли по запросу недостающее станочное оборудование, вместо потерянного при эвакуациях (которе, кстати, тоже на 3/4 было американского производства, поставленное в ходе индустриализации 1930-х). Были большие поставки алюминия, готовых броневых листов (танковая броня), высокосортного авиабензина, одежды, обуви, продовольствия. Почти все средства связи (радио, проводная) были поставлено по ленд-лизу, это позволило оснастить радиостанциями наши танки и самолёты, а также командные пункты (пресловутое «ВЧ»).

Много поставлялось взрывчатки, сотни паровозов и тысячи вагонов, сотни тысяч тонн рельсов, десятки электростанций, каучук и множество нужных химикатов, легирующие металлы (тысячами тонн молибден, ещё больше никеля) для танковой брони, десятки кораблей, включая военные, оптика для наших танков, и много чего ещё. По условиям ленд-лиза оставшееся целым оружие и транспорт было союзникам сдано, и пошло под пресс, а станочное оборудование должно быть оплачено. Но наши забили, и даже после многочисленных кратных списаний (и без учёта инфляции, без процентов на долг) за нами числится недоимка.

Фальсификация истории этой войны[править]

Победа в Великой Отечественной и освобождение Европы от немцев — буквально единственное светлое событие в деятельности СССР. Теперешние власти Кремля (бывшие коммунисты) считают своим долгом в любом случае отстаивать «святость» этой оборонительной войны (как бы уж там она не планировалась в начале), и объявили о борьбе с фальсификацией истории. Под оной они понимают любой независимый взгляд на положение вещей. Основу для пересмотра официальной совковой истории заложил своими книгами Виктор Суворов (Резун), вызывающий у русских властей глубокую ненависть. Правда же заключается в том, что до 1990-х годов фальсификацией истории Великой Отечественной занимались именно кремлёвские наймиты, публикуя горы макулатуры с лживыми цифрами, выводами, и хронологией. История служанка политики — в России это проявляется особенно отчётливо.

Литература[править]

  1. Илья Старинов. Мины ждут своего часа.
  2. Александ Никонов. Бей первым! Главная загадка Второй мировой.
  3. И. Б. Мощанский. Роковая Вязьма.
  4. Мюллер-Гильдебранд. Сухопутная армия Германии (1939—1945).
  5. Эйке Миддельдорф. Тактика в русской кампании.
  6. И. Б. Мощанский. Хроника окружения, Демянск и Харьков.
  7. Хорст Гроссман. Ржевский кошмар глазами немцев.
  8. Гюнтер Бедеккер. Трагедия Германии. Горе побеждённым.