Закат эпохи анонимуса

Материал из Неолурк
Перейти к навигации Перейти к поиску

Закат эпохи анонимуса — печальное явление, наметившееся в интернете десятых и поздних нулевых. Это процесс, в ходе которого анонимусы как культура окончательно угасают и распадаются, прекращая своё существование. Символической датой начала заката эпохи анонимуса можно считать 17 января 2009 года — дату закрытия Двача, однако на деле это явление не имеет чётких временных рамок.

На данный момент его фактически можно считать свершившимся. Отдельные очаги анонимовского движения остаются разве что в Даркнете, с каждым годом всё сильнее и сильнее уходя в изоляцию. Так или иначе, в новом десятилетии места анонам уже не будет.

Главная проблема современного интернета — его обыдлячивание и постепенное превращение в аналог телевидения, где информация подается фейковая. Сам по себе интернет перестал быть элитарной структурой для избранных, теперь он стал некой публичной инстанцией, на состояние дел в которой пристально обращает внимание государство.

Причины явления[править]

Изначально, когда интернет был ещё молодым (девяностые и нулевые, в более ранние времена интернета как такового не существовало), он не рассматривался как виртуальная среда или вторая жизнь. Его аудитория была мала и состояла в основном из продвинутых и в значительной степени асоциальных людей, так как именно неприязнь к коллективно-стадному мировоззрению толкала первопроходцев интернета к общению друг с другом в свободной и не ограниченной пространственными рамками среде. В те времена ещё не было всевозможных соцсетей, удобств и персонализаторов контента. Всё интересное нужно было искать самому, а получить его можно было только от других людей. Быдло же в то время предпочитало стандартизированный и стабильный телевизор.

Однако технический прогресс не стоял на месте, а количество пользователей интернета росло. Развитие электроники многократно увеличило вычислительные мощности компьютеров, в конечном итоге породив смартфон как венец технологического удобства. Интернет стало возможно сделать простым и понятным, и в этот момент в него начало массово проникать быдло. Естественно, потенциальный источник прибыли такого масштаба нельзя было игнорировать. Довольно быстро властьимущие подсуетились, чтобы захапать под себя и интернет, с этой целью по-быстрому сделали транснациональные корпорации, работающие исключительно с интернетом, эти корпорации буквально за пару лет полностью подогнули под себя всех, стали диктовать свои правила и порядки, начали потворствовать цензуре и деанонимизациям людей в сети. Их усилиями началось введение новой культуры, основанной в первую очередь на пассивном удобстве, прямо как когда-то телевизор. Люди приучились доверять Большому Брату, покорно отдавая ему свои данные в обмен на «полезные» плюшки.

Окончательным итогом этого процесса стало формирование и рост соцсетей. Опираясь на животную потребность человека в понтах и самоутверждении, они смогли прочно укорениться в интернете. Как результат, началась массовая миграция людей из форумов, тематических чатиков и асек/джабберов в новосозданные фейсбук и вконтакте. Новые сети стали работать по новым правилам, в том числе начался массовый сбор личных данных, а также непубличная деанонимизация многих пользователей соцсетей через номера мобильных телефонов (которые требуются в обязательном порядке для регистрации там). Возможность участвовать сразу везде казалась долгожданным освобождением от ига модераторов, однако на деле они просто стали общими для всех и более скрытными. В результате разрастания соцсетей до миллиардов и миллионов человек процесс их роста стал самоподдерживающимся. Теперь для того, чтобы быть частью социальной жизни общества, нужно было всего лишь сообщить свои персональные данные, а человек, отказавшийся этого сделать, мгновенно оказывался на обочине. Таким образом принципы анонимности умерли окончательно.

Жизнь анона наших дней[править]

В целом, она сложна и труднодоступна. Если раньше анон — продвинутый человек, тянущийся к переменам, то сейчас это сильный и самоуверенный одиночка. Принципиальный отказ от ведения публичной интернет-жизни сделал его невидимкой для общества, однако в какой-то мере это имеет и плюсы. Поскольку на данный момент каких-либо крупных сайтов для общения анонимусов не осталось, немногие оставшиеся свидетели той эпохи вынуждены жить сами по себе, странствуя по бесконечным потокам всемирной сети. Современный анон неуловим и никому не известен, в первую очередь потому, что никому до него нет дела. В какой-то мере это можно рассматривать даже как эволюцию самой концепции анонимуса, приобретение анонимностью истинных, а не условных форм.

Тем не менее, анонимусы исчезли не совсем. Значительное их количество ныне обитает в даркнете. Узкоспециализированная, не потребная быдлу тематика и необходимость в технической продвинутости фактически приравняли пользователей даркнета к пользователям интернета ранней эпохи. Так что мы не умираем, мы просто затаились и ждём момента, чтобы однажды воскреснуть вновь…

Возрождение анонимусов[править]

Некоторыми свидетелями той эпохи периодически предпринимаются попытки возрождения движения анонимусов, однако на данный момент все они не принесли результатов. Практически всегда борды или иные площадки, выбираемые для этого, вскоре вновь утрачивали всякую активность. В целом же речь о некоем глобальном возрождении субкультуры уже не идёт, скорее о создании своего рода "заповедника анонимности" и его изоляции от новых тенденций.

Тем не менее, перспектив нет даже для этого, причём не столько из-за трудностей со сбором и коммуникацией оставшихся анонов, сколько в глобальном изменении менталитета пользователей сети. Те самые первопроходцы интернета - сейчас уже 40-50 летние дядечки, либо бросившие "заниматься дурью" и перешедшие к обывательской жизни с работой и семьёй, либо поднявшиеся на волне новых технологий и ударившиеся в коммерциализацию своего труда, уже не предусматривающую общение на бордах с "плебеями". Разумеется, остались и те, кто сохранили верность идеям, но их слишком мало, они децентрализованы и, за редкими исключениями, не знают о существовании друг друга. Новые же интернет-юзеры - уже дети эпохи Фейсбука и Гугла, свобода и независимость для них уступили место комфорту.