Крах российской науки

Материал из Неолурк
Перейти к навигации Перейти к поиску
Современный научный центр — теперь там выдают кредиты

Крах российской науки — ликвидация при Путине образования и науки.

Биография[править]

При Путине наука оказалась не только в состоянии хронического недофинансирования, но и оказалась в состоянии невостребованности, так как страна превратилась в феодально-монархический сырьевой придаток.

Как пишет академик М. В. Садовский:

Новому руководству страны наука была просто неинтересна, а официальная «научная идеология» была вытеснена православием и смутными рассуждениями о «возврате к историческим корням и духовности», к чему наука, конечно, отношения не имела. Первый ельцинский министр науки Борис Салтыков сразу же провозгласил тезис «В России науки слишком много!», который и определил отношение властей к Академии наук и науке вообще. Насколько я помню, сменивший Салтыкова на посту министра науки академик Владимир Фортов заметил по этому поводу, что «рассуждать о том, много или мало требуется науки стране — это примерно то же самое, что задаваться вопросом — много или мало мозгов нужно человеку!»[1]

Вместо науки идёт усиленная её имитация:

Так рождается постсоветская импотенция, когда Россией управляют люди, у многих из которых вроде бы все в порядке и со здоровьем, и с либидо, а в результате — пустота, бурлящая «национальными проектами», «федеральными целевыми программами», «цифровизацией», «искусственным интеллектом», «мегапроектами» и «мегавызовами», «наступлениями» и «прорывами»[2].

Результаты нулевые:

Как пишет хорошо информированный Ю. Магаршак, "по европейским экспертным данным, в прошлом году в России было зарегистрировано только три патента, связанных с нанотехнологиями, в то время как в США 2400, а в Японии 876. Заявители из Израиля получили более 150 таких изобретений (то есть в 50 раз больше, чем Российская Федерация). Думаете, клевещут недруги? Оказывается, наоборот: слишком великодушны в оценках. Согласно компетентным источникам, в России положение еще хуже. Так, руководитель Федеральной службы по интеллектуальной собственности, патентам и товарным знакам («Роспатент») Борис Симонов, ответственный человек, знающий ситуацию не понаслышке, с горечью констатировал: «На сегодняшний день у нас нет ни одного нанопатента, хотя в мире их зарегистрировано уже около 10 тыс., и две тысячи имеют правовую охрану на территории РФ» (конец цитаты). Но все это было до кризиса[3].

Полный крах постигла космонавтика, но она просто на виду.

Средние школы стали напоминать сталинские, только с тем отличием, что научные дисциплины заменили физкультурой и основами православия. Школа не выполняет своей функции, не развивает таланты, а лишь является выбраковкой по принципу конформизма и послушания.

Введена цензура, касающаяся истории, так как правда о Второй мировой войне — реабилитация нацизма.

Идут постоянные фальсифицированные дела о шпионаже, но в отличие от сталинских времён, по ним арестовывают только учёных и инженеров.

Режиму не нужны умные и образованные люди. Наоборот, у власти явный крен в сторону превращения России в азиатское государство, населённое выходцами из Средней Азии, так как такое население, по мнению элиты, не нуждается в правах и свободах и привыкло к диктатуре и тирании.

Примечания[править]