Работорговля в Российской империи

Материал из Неолурк
Перейти к навигации Перейти к поиску
Продолжаем упражняться в жанре ПАРОДИИ. Первой такого рода статьёй был материал о старом Новом годе, изложенный мной в своеобразном стиле а-ля Саша Радько, теперь же попробуем замахнуться на святое классику жанра. А именно — как бы на моём месте знаменитый отечественный писатель-сатирик Михаил Задорнов Зощенко раскрыл в своей неповторимой манере тему крепостного права в России XVII-XIX-ых веков. Поехали! — Дед Мазай и Зай.

Рабство развращает всех. Вот вам печальный пример: известнейший русский книгоиздатель и просветитель Н. И. Новиков[1]. Был у него преданный крепостной человек, который, когда барина посадили в темницу за вольнодумство, добровольно, из чистой преданности, за ним в тюрьму последовал. Очень его любил Новиков. Даже за стол, празднуя с друзьями освобождение из тюрьмы, с собой посадил. Да вот однажды взял да и продал. Больно уж хорошие деньги дали, две тысячи рублёв, а дела были в расстройстве…

Если таковы просветители, чего же требовать от людей во всех отношениях обыкновенных?

А. Бушков. «Сталин. Красный монарх»

В помещичьих имениях наказать крепостного розгами, батогами, плетьми, посадить в цепях и колодках на хлеб и воду было делом обыденным. К таким наказаниям прибегали и военачальник А. В. Суворов[2], и учёный агроном А. Т. Болотов[3], и поэт Г. Р. Державин[4], и писатель и историк М. М. Щербатов[5], и многие другие образованнейшие люди эпохи, становясь, по существу, в один ряд с Салтычихой[6]. И это являлось нормой.

Историк М. А. Рахматуллин
Гюстав Буланже[7]. «Рынок рабов» (1882 г.)
Который в сандалетах сидя закусывает оливками — это, неолурчане, древнеримский работорговец. А вон те живописные фигуры за его спиной как раз и будут по совместительству выставленные на продажу рабы.
Жан-Леон Жером[8]. «Римский невольничий рынок» (фрагмент, 1884 г.)
Отдельные озабоченные дефективные личности могут слегка отдохнуть от чтения и передёрнуть (скажем, на брутального римлянина в красной тоге слева).
Вот этот одутловатый тишайший царёк Алексей Михайлович Романов[9] и есть личность, ответственная за окончательное закабаление простых русских людей. Прямо всю морду бы ему заплевать за это!
Поколение ЕГЭ рулит: «Крепостное право — это такие законы», лол.
«Просвещённый» ХХVIII-й век: казаки и суворовские «чудо-богатыри» с помощью нагаек, ружей, пут и кандалов толерантно переселяют крепостных людишек из Тамбовской губернии в только что образованную Оренбургскую (реальный исторический факт, есличо).
Сцена распродажи каким-то худородным дворянчиком ненужного барахла, среди которого (в правой части картинки) наличествуют несколько крепостных рабов. Набижавшие соседи-аристократы прицениваются к товару.
Николай Неврев[10]. «Торг. Сцена из крепостного быта» (1866 г.)
Замечательный русский художник Николай Васильевич Неврев, написáвший эту картину, пригвоздившую к позорному столбу зажравшихся бар-крепостников, застрелился от нищеты и безысходности в 1904-м году. Любителям вальсов Шуберта и похрустеть французской булкой искренне советую разделить его участь.
Заботливая барыня-матушка Серийная убийца (без шуток — так в Википедии!) Д. Н. Салтыкова (1730-1801).
Мразь из разряда «одна на миллион», запытавшая до смерти порядка 75 принадлежавших ей крепостных крестьян и изувечившая ещё 65. Ещё при жизни поимела от благодарных современников погоняла «Кровавая барыня» и «Людоедка». Показательный пример того, к чему может привести безграничная власть над людьми.
Фрагмент газеты «Московскiя вѣдомости» № 15
(февраля 22 дня, 1800 года, въ среду.)

Обычные для того времени объявления о продаже людей и лошадей. Причём дерут, собаки, втридорога: за сапожника с женой-прачкой — 500 рублей, за резчика с женой-прачкой+портнихой — 400 рублей, меж тем как за 6 лошадей — всего лишь 1200 рублей! Я бы прямо в ФАС[11] стуканул за такие запредельные цены!
Подлинная купчая грамота, написанная на гербовой бумаге, закрепляющая процесс купли-продажи крепостных (1827 г.)
Полное название документа: «Купчая продажная майорши Е. П. Лопатиной чиновнице 6-го класса А. В. Лаврентьевой на своих крепостных крестьян Бузулукского уезда сельца Ильинского, Ласкарево тож, Андрея Алексеева и дворового человека Николая Андреева с семьями и имуществом, продаваемых без земли на вывод». Всё ещё гордишься тем, что в твоём роду были дворяне, анон?
Даже не знаю, как эта пикча из новейшей истории попала в статью о крепостном рабстве. Видимо, абсолютно случайно. Кстати, красавец-мужчина в левой части картинки (с утиным носом и подленькой Иудиной ухмылкой на лице) и есть Валерий Зорькин.

Многие передовые писатели, прогремевшие на всю Европу и, отчасти, другие континенты, неоднократно подмечали в своих заметках, произведениях и пасквилях, что так называемое крепостное право в Российской империи XXVII-XIX-ых веков было настоящим рабством. А какие отличительные признаки рабства?

Рабство — это…[править]

Рабство, граждане — это, например, когда человека можно покупать и продавать. А где продавать? Ну, ясное дело, на рынке — интернет-торговли тогда ведь ещё не было!

Вот мы изучаем разные истории. Положим, Древней Греции или аналогичного ей Рима. И нам говорят — в каждом ихнем крупном античном городе были рынки рабов, где можно было продать, или, скажем, купить «живой товар».

Приходил туда какой-нибудь добропорядочный грек с козлиной бородёнкой или же гладко выбритый горбоносый римлянин, бродил среди закованных в цепи мужчин, женщин и детей. Читал таблички с ценами на их шеях — ежели, конечно, грамоте был обучен. Приценивался. Смотрел в зубы, щупал мускулы и разные другие места. Выбирал себе подходящего раба или рабыню. Торговался с хозяином, требовал скидку за «опт» — если, скажем, сразу цéлую связку рабов покупал, а не поштучно. Можно вообразить, какой при этом вёлся диалог.

— А акции для постоянных покупателей у вас есть? — интересовался у торговца «чёрным и белым деревом» наш клиент.

— А у меня скидочная карта имеется, — говорил другой, роясь в складках тоги. — Куда же она, к дьяволу, закатилась?.. Вóн ты где, шельма! Гляньте там — сколько на неё бонусных баллов накапало? Хватит, чтобы какого завалящего ребятёнка купить?..

Короче, шёл вполне себе цивилизованный экономический процесс, основанный на марксово-ленинских товарно-денежных отношениях. А не хухры-мухры какие-то.

Позор коммунистов: от «Интернационала» до погон и лампасов[править]

«А у нас, в России — неужто было такое? Вы, дорогой товарищ, форменно ерунду какую-то горóдите, ежели говорите об наших отечественных крепостных людишках как о рабах. А работорговые рынки-то где?!» — вопрошают, допустим, меня, строгие критики и наши отечественные квасные патриоты. — «Ведь не было их в России-матушке, не было!»

Увы нам, братцы, увы — было! Вот прямо кепкой бью об асфальт, граждане, — было! Просто о прискорбном факте их существования при позднем послевоенном «Совке», откуда все мы с вами своими ножками вышли, говорить было не особо принято — чтобы не подтачивать, так сказать, «идею Российского Великодержавия». Это же просто какой-то позор для коммунистов — до чего они, начиная со времени Второй мировой, докатились! Начали с «Весь мир насилья мы разрушим до основанья», а затем? Затем — погоны, лампасы на генеральских брючатах и «преемственность» с Российской Империей, против которой они же сами и боролись?! Так, что ли?! Автор в гневе швыряет своё перо свою компьютерную мышь о стену и идёт на отечественную коммунальную кухню попить хлорированной водички из-под крана, дабы хоть немного успокоиться.

Так вóт — людей в России вплоть до 1861-го года вполне себе продавали на рынках. Наряду с овсом, цыплятами, овечками, маслицем, курками, яйками и прочими сельскохозяйственными продуктами питания, которые в изобилии поставляла на лотки и прилавки щедрая российская природа.

А где в вашем городе торговали рабами?[править]

Возьмём, к примеру — если подымем — любимый город царя Петра Первого: Санкт-, понимаешь, Петербург. Как-никак — столица самóй Российской Империи. Зимние дворцы всякие, кони на Аничковом мосту и прочие Эрмитажи. Благодать! Конечно, жителям иных российских городов эти примечательные памятники наследия царского режима, может быть, ничего и не скажут. Но, с другой стороны, упоминание о них может подстегнуть вас заняться, так сказать, краеведением (историей родного края, если говорить популярно). Ну там, разузнать, к примеру — где В ВАШЕМ РОДНОМ ГОРОДЕ торговали рабами в эпоху крепостничества.

Единственно, сразу можно отметить, что жителям Сибири и Дальнего востока искать информацию о рынках, где продавались-покупались крепостные, не особо стóит. В этих, довольно поздно присоединённых к России землях, крепостного права в его классическом понимании, к счастью, не было. Потому что русскими рабами-крепостными там не торговали. А торговали рабами-инородцами: якутами, бурятами, чукчами, коряками и прочими представителями «коренных народов». Но это тема для отдельного рассказа и сейчас её касаться особо незачем. Поэтому, почтеннейшая публика, вам просто нужно усвоить главное — русских рабов на сибирских толкучих рынках не продавали.

А вот в российских городах, которые находились на Урале и западнее — там обязательно были места для продажи рабов как таковых. Так что, читатели и жители каких-нибудь Казани, Самары, Курска, Орла, Ярославля, Брянска, конечно же Москвы и прочих городов европейской части России, основанных до середины XIX-го века, знайте — у вас в старину тоже были рынки, где продавали людей.

Рабов привозили на продажу баржами[править]

Но что-то мы отвлеклись, так что вернёмся к стольному граду Питеру. В его центре (повторюсь — в самóй столице Российской Империи!) существовало несколько настоящих невольничьих рынков, где на так называемых «особливых двориках» выставлялись на продажу крепостные. Один такой «дворик» в пушкинские времена находился напротив Владимирской церкви[12], которая, как говорится, цветёт и пахнет по сей день. Какой-нибудь аристократишка, куриная морда, одной рукой замаливал в той церкви грехи, а другой — продавал рядом с ней живых людей, что довольно показательно.

Другие рынки располагались рядом с Поцелуевым мостом[13], на Лиговском канале[14] и даже рядом с увековеченным Пушкиным Кокушкиным мостом[15]. Как это у него там:

Вот перешед чрез мост Кокушкин,
Опершись жопой о гранит,
Сам Александр Сергеич Пушкин
С мосье Онегиным стоит…[16]

Гениальный всё же человек был, ничего не скажешь! Даром что буржуй и антисоциальный элемент!..

На Сенной площади[17] Санкт-Петербурга (где, как проницательно мог бы заметить Саша Радько, продавали сено, откуда и название) существовал специальный «пятачок» для торговли людьми, носивший название «рабий рынок».

Француз Шантро в своём «Философском путешествии»[18] не очень грамотно писал: «Если <русские> дворяне решают продать своих крепостных, они их выставляют вместе с жёнами и детьми в общественных местах и каждый из них имеет на лбу ярлык, указывающий цену и их специальность» .

В Петербурге цены на рабов были значительно выше, чем в провинции (столица ведь!). Поэтому в конце просвещённого XVIII-го века, как отмечал в своём дневнике декабрист и публицист Н. И. Тургенев[19] (годы жизни 1789—1871), крепостных из различных сёл и деревень дворяне и помещики привозили в Петербург на продажу целыми баржами, чтобы ссыпать в свой бездонный карман гораздо больше золотого чистогана.

Один полячишка, содержавшийся во времена Екатерины Второй в заключении в Петербурге, тáк передаёт свои впечатления о жизни русской столицы: «Я не думаю, чтобы продажа негров на сенегальских перекрёстках была бы более позорной, чем то, что происходило в Петербурге ещё в конце XVIII-го века, под покровительством Академии наук[20] и на глазах Екатерины Великой, „Екатерины-Философа“. »

Такая вот история с географией, граждане.

Надоел раб? Выставь его на продажу![править]

Итак, купить или продать раба в городах России можно было на рынке. Это, значится, был один путь. Второй — через газету (специально для нашей подрастающей ЕГЭ-шной смены: газеты — это такие, морально устаревшие в наше время, новости и факты, которые продаются вместе с бумагой и выполняют частичные функции этих ваших интернетов. А заодно позволяют экономить на туалетной бумаге и обёрточном материале).

Заглянем в пожелтевшие петербургские газеты рубежа XVIII-XIX-ых веков. Оные прямо-таки пестрят объявлениями о продаваемых рабах. Вот, например, несколько публикаций за 1797-й год, в которых мы, для лучшего понимания, слегка похерим церковнославянские твёрдые знаки, яти, фиты и ижицы:

  • «Продаётся 16 лет девка весьма доброго поведения и немного поезженная карета…»;
  • «…банкетные скатерти… тут же две девки учёные и мужик.»;
  • «…лучшие моськи, хороший сапожник…»;
  • «…повар и кучер да попугай.»;
  • «Продаётся малосольная осетрина, сивый мерин и муж с женой.».

В другом номере газеты сообщалось, что «у Пантелеймоновой черкви против мясных рядов продаются за ненадобностью лет 30 девка и молодая гнедая лошадь», а также «…женщина с годовалым мальчиком и шор на 6 лошадей.».

Прямо по личности надо крыть за такие арапские объявления!

Недалеко ушли и различные упадочные аукционы. При продаже с молотка старого хлама, лошадиной сбруи, колченогих столов и стульев эпохи какого-нибудь Людовика с порядковым 14-м номером[21], фигурировали и «доброго поведения семьи, нраву тихого, спокойного».

Помещая в газетах объявления о продаваемых бессловесных рабах, их сволочи-владельцы обычно всячески расхваливали свой товар и делали весьма тонкие недвусмысленные намёки. О «девках», к примеру, писáли: «изрядная собой», «с лица весьма приятна», «собой дородная», давая таким образом понять потенциальным покупателям, что купленную рабыню можно будет использовать и как наложницу.

Вот вам и просвещённый век!

«Это ярмарки краски!..»[править]

Помимо обычных городских рынков, работорговля успешно шла на ярмарках. В чём отличие рынка от ярмарки? В том, что рынок работает круглогодично, а ярмарка — явление сезонное (ну там — раз в год, раз в два года, в четыре и так далее). Соответственно, ярмарка — знаковое событие, наподобие доковидных Олимпиад, куда валóм стекались многочисленные люди и толпы. В нашем случае — покупатели. И выбор товаров на ярмарках был примерно до восьми раз богаче. В том числе — и «живого товара».

Вот что рассказывает известный историк быта М. И. Пыляев[22] в своей книге «Старая Москва»[23]:

«Текели (серб, поступивший на службу в русскую армию), бывший в России в 1778-м году, видел в Туле на площади до сорока девиц, стоявших толпою. На вопрос проводника, что они здесь делают, был ответ, что продаются.
Когда же сам путешественник спросил их, то девушки наперерыв отвечали:
— Купи нас, господин, купи!
Текели поразил весёлый вид, с каким девицы говорили о собственной продаже.
— Нам всё равно — вам или другому служить, — был ответ.»

И немного далее, в той же книге:

«Одним из главных центров этой торговли была N-ская ярмарка, на которой парней и девушек продавали преимущественно армяне для сбыта в Турцию

В связи с этим хочется спросить — как у вас на сердце, господа великодержавники? Не беспокоит? Может, желаете полечиться синим светом? Иначе что-то не шибко понятно. С Турцией, понимаешь, постоянные войны. «Крест на Святую Софию» и всё такое. И тут вам — нате! В перерывах между войнами идёт оживлённая продажа русских людей… в ту же Турцию! И кто же их продаёт? Ногайский хан? Или крымский, который на Изюмском шляхе безобразничал? Может, интервенты какие-нибудь? Нет! Наши же русские благородные дворяне!

...Хотя, какие они, к дьяволу, наши. И какие, крапивное семя, благородные.

PS.[править]

Вот мы ругаем ковид и фильм Навального про дворец. Первый-де выкосил целую плантацию человеческих жизней и продолжает своё победное шествие по головам людей. Второй — изрядно подгадил рейтингу Володи-де-Морта и его партии Пожирателей России Смерти. А вы в курсе, что оба упомянутых явления, может быть, не зря на матушку-Русь высшие силы разума напустили? Если б не они — знаете, к чему дело шло? Эге! Читайте. И ужасайтесь...

При всех издержках крепостничества именно оно было главной скрепой, удерживающей внутреннее единство нации.

Валерий Зорькин[24], председатель Конституционного суда России. 2014 год

Как говорится, имеющий уши да слышит, с чьей подачи спускаются сверху такие содержательные цитаты. И чьи заплесневелые дворцы будут вечным памятником позора, маразма и кретинизма... А также поклонения жирному золотому тельцу, естественно.

А вы говорите — не может быть. Ещё как может, братцы!

См. также[править]

Ссылки и примечания[править]

  1. Поручик Николай Иванович Новиков в Википедии.
  2. Фельдмаршал Александр Васильевич Суворов в Википедии.
  3. Помещик Андрей Тимофеевич Болотов в Википедии.
  4. Генерал-прокурор Гавриил Романович Державин в Википедии.
  5. Сенатор Михаил Михайлович Щербатов в Википедии.
  6. Столбовая дворянка Дарья Николаевна Салтыкова (Салтычиха) в Википедии.
  7. Французский художник Гюстав Буланже в Википедии.
  8. Классик живописи Жан-Леон Жером в Википедии.
  9. Русский царь Алексей Михайлович Романов в Википедии.
  10. Русский живописец Николай Неврев в Википедии.
  11. ФАС России (Федеральная антимонопольная служба) в Википедии.
  12. Епархиальный собор Владимирской иконы Божией Матери в Википедии.
  13. Объект культурного наследия России Поцелуев мост в Википедии.
  14. Санкт-Петербургский Лиговский канал в Википедии.
  15. Воспетый А. С. Пушкиным Кокушкин мост в Википедии.
  16. Кстати, вполне себе реальные стихи за авторством А. С. Пушкина, без шуток.
  17. Санкт-Петербургская Сенная площадь в Википедии.
  18. Полное название: «Философское, политическое и литературное путешествие, предпринятое в России в 1788 и 1789 гг.» Пьера-Николя Шантро. Париж, 1794, в 2-х тт. В русскоязычном Интернете не гуглится (за исключением упоминаний том, что эта книга реально существует).
  19. Декабрист Николай Иванович Тургенев в Википедии.
  20. Санкт-Петербургская Императорская академия наук и художеств в Википедии.
  21. Король Франции Людовик XIV в Википедии.
  22. Писатель Михаил Иванович Пыляев в Википедии.
  23. Полное название: «Старая Москва. Рассказы из былой жизни первопрестольной столицы» М. И. Пыляева (СПб., изд-во А. С. Суворина, 1891). При желании можно почитать онлайн тут.
  24. Заслуженный юрист Российской Федерации Валерий Дмитриевич Зорькин в Википедии.
Russia 87.74494E 66.20034N.jpg Большая и добрая страна, в которой есть множество множеств и иное
ОсновыСНГЕдиный день голосованияДве награды маршала РокоссовскогоГарантии безопасности для РоссииСуверенная демократияНацпроектыСуверенный Рунет
ИсторияРаздел России (1991)Работорговля в Российской империиСытые 2000-еОбвал рубля в январе 2022 годаСлова в честь БрежневаЕдкий дым в Москве (ноябрь 2021 года)Инвазия иноземной еды в РоссиюОбвал российского рубляКрым нашРусский мирРасселение МосквыУплотнение МосквыЗакрытие МосквыПадение уровня жизни в РоссииРоссияне за границейОтмена пенсий в РоссииЧернобыльская катастрофаХроника истории XX векаПроект 1917Проигрыш в Первой информационной войне
ЛюдиАлиса ТепляковаКанонизация Евгения РодионоваКнягиня ОльгаВладимир СвятойРусскиеНовый русскийМосквичМолдаване и гагаузы в Тюменской области
ЯвленияБольшая популярность имени Алиса в РоссииОтмена копирайта в РоссииУ России один союзникОтравление СталинаРоссийский уникальный камень-шпионНостальгия по СССРРоссийские дорогиОтношение к детям в РФСписок друзей РоссииОграничение 30 км/чАвтохламПешеходДальнобойщикРусский кулачный бойПегас туристикОтдых в СочиБезопасный регионКредитное рабство в РоссииАтомное православиеДуховные скрепыПетушинецЪ
ИнцидентыБегство IT-специалистов из РоссииЗагрязнение центральной РоссииДепопуляция СибириЛесные пожары в РоссииСтояние Зои (православная версия)
ТеорииРоссия как мировое злоБарнаул, Алтайский крайРоссия преемница Золотой ОрдыЗакрытие границ РоссииМиф о прекрасной дореволюционной РоссииРусская реконкиста