Негритюд

Материал из Неолурк
Перейти к навигации Перейти к поиску

Негритюд (фр. Négritude или Обратный (Чёрный) расизм) — плохое, негодное отношение негроидов[1] к представителям европеоидной расы, основанное на мнимом превосходстве чёрных над белыми. Также термин используется как идеологическая доктрина, учение, по сути расовая ересь, направленная против успешных по социально-демографическим признакам европейцев, американцев и африканеров, в отместку на несуществующие угнетения не желающих работать — а поэтому безработных — негров. Это отношение и сопутствующая ему «философская мысль» также очень нравится различным дегенеративным деятелям либерального толка, левакам, наркоманам и пидорасам, которые видят в ней способ разрушения традиционных устоев человечества и погружения мира в хаос.

Идеология. Возникновение[править]

«

Гордость за свою расу – вот первое условие негритюда!

»
— Леопольд Седар Сенгор
«

Править миром будут чёрные. Порабощение чёрной расы белой расой было последним этапом в истории рабства. Память об этом сохранится в сознании чёрного человека до тех пор, пока он не поймёт, что полностью восстановил свои права. Этот трагический факт истории, рождаемое им чувство боли и психологическое стремление к самоутверждению и реабилитации со стороны целой расы представляет такой психологический фактор, значение которого, учитывая стремление чёрной расы к реваншу и господству, нельзя сбрасывать со счёта.

»
— Муаммар Аль-Каддафи. «Зелёная книга»
То самое интервью Мухаммеда Али о расизме. Практика двойных стандартов в действии: если бы то же самое сказал популярный белый человек, его бы заклеймили как расиста и националиста лево-либеральные выродки. А этому рубероиду можно.

Концепция панафриканизма[2] зародилась к середине XIX-го века, когда завершилась резня в Сан-Доминго, отгремела Гражданская война в США, и рабство чернокожих было уже отменено. Разносчиком-основателем считается негр из племени игбо Эдуард Уилмот Блайден (1832—1912), посол государства Либерия во Франции. Среди основателей течения панафриканизма «негритюд» выделяют таких пассажиров, как сенегалец Леопольд Седар Сенгор (1906—2001), уроженец острова Мартиника Эме Сезер (1913—2008) и гвианец Леон-Гонтран Дамас (1912—1978). Все трое — франкоязычные негры. Именно они издали в 1935-м году первый номер литературного журнала «Чернокожий студент» (фр. L'Étudiant Noir), в котором они впервые изложили основы негритюда — литературного и идеологического движения французских чернокожих интеллектуалов, отвергавших доминирование европейской традиции в политической, социальной и моральной сферах. Чётко сформулированной конструкции негритюд, как учение, не имеет, но основные посылы таковы:

  • Негритюд — это коллективный негро-африканский эгрегор, инвольтация к которому доступна только чёрным;
  • Негритюд отражается в способах мышления, познания мира чёрными, их языками, звуками, песнями, плясками и т. д.;
  • Негритюд — это асобый путь™ единения негров с природой, недоступный зашоренным техническим прогрессом белым;
  • Благами белого мира пользоваться, но самим не быть ассимилированными белыми — типа бабского «ни один мужик не должен мной понукать» (но её саму и её личинок, часто чужих выблядков, материально содержать должен, да).

Тема азиатов, китайцев или там краснокожих индейцев, которые тоже нехило так единяются с природой на пейотных митотах, в концепции негритянских идеологов почему-то упускается. Очевидно, что негритюд, это выдуманное учение превосходства чёрной расы над белой, выработано для того, чтобы хоть как-то обосновать набирающий ход обратный расизм, прошлые и будущие бунты, погромы и геноцид белого человека. Оправдание насилия над белыми в их же глазах, чтобы белые сами вставали на колени. Так что встречающиеся в «трудах» негритюдников термины и -измы являются пустым звуком для отвлечения внимания. В общем, выучили французы негров на свою голову. А также на британскую, португальскую, американскую, африканерскую и прочие головы. Самим же неграм для того, чтобы творить беспредел, а потом в образовавшемся на этом месте говне гнить заживо, никакого теоретического негритюда не нужно, они и без этого вполне успешно справляются.

Чёрные бунты[править]

Гаити (Резня в Сан-Доминго)[править]

«

Расу эту паскудную надобно вывести под корень

»
— «Чёрный Наполеон», император Жак I Гаитянский (Дессалин)

За несколько десятков лет, отсчитывая от открытия острова Колумбом в 1493-м году, обуреваемые жаждой наживы испанские завоеватели почти полностью выпилили индейское население. То, что не сделали костры священной Инквизиции и мечи конкистадоров, доделали инфекционные болезни. Золота на острове было мало, зато экспорт кофе и сахарного тростника, выращенных на плантациях французских колонизаторов, вытеснивших испанцев, приносил неплохой доход. Но червоточина революционной дегенерации заставила белых господ ослабить удавку на шее негритянских рабов, которые, пользуясь слабостью левацкой метрополии, учинили в 1804-м резню всего белого населения на острове, независимо от сословной принадлежности, рода занятий, возраста и пола.

А начиналось всё как обычно... Сердобольные французские буржуа учредили у себя на родине 28-го июня 1971-го года начало равенства; мол, всякий, вступавший на французскую почву, автоматически становился свободным. Эти идеи стали известны широким негритянским массам от богатых мулатов, посетивших охваченный лево-либеральным бесогоном Париж. Справедливости ради нужно сказать, что беглые рабы и до этого устраивали диверсии, травили колодцы и избирательно нападали на жителей острова по расовому признаку, расправляясь с несчастными со звериной жестокостью. Хотя ещё в 1685-м году французской короной был разработан так называемый «Чёрный кодекс» (более щадящий по сравнению, например, с британским или голландским), регламентирующий права чернокожих. Кодекс не только отражал истинное развитие негритянской цивилизации (то есть её полное отсутствие), но и гарантировал гуманное отношение к неграм, не свойственное дикой природе — их естественной среде обитания. Но покуда белое общество было условно едино во мнении по отношению к беглым чернокожим преступникам, деятельность последних успешно купировалась карательными акциями.

Развитие капиталистических отношений, рост производственных сил и вместе с тем укоренявшееся мнение о том, что рабский труд не производителен, обернулся для ориентированного на сельское хозяйство Сан-Доминго расовой и экономической катастрофой. В течении полутора десятилетий доминиканскую галеру раскачивало одно восстание чернокожих за другим, пока в 1804-м году, при полном попустительстве метрополии, восставшие негры и мулаты не провозгласили фактическую независимость. За короткий промежуток времени поголовно было истреблено всё белое население. Причём большинство женщин поначалу убиты не были — ради сексуальных утех девиантных рабов. Впоследствие опившиеся колдовских зелий гаитянские зомби [3] внезапно допёрли, что если белые женщины будут оставлены рожать белых мужчин, то белые-то, внезапно, не исчезнут! Перед смертью женщины были подвергнуты изуверским пыткам с сексуальным подтекстом (после неоднократных изнасилований, ежели не удавалось спровоцировать выкидыш, беременным белым женщинам чернокожие подонки вскрывали животы лезвиями ножей, вынимали плод, перерезали пуповину, помещали туда детёнышей обезьян и зашивали обратно, оставляя умирать под палящим солнцем от потери крови и болевого шока). Трупы нередко расчленяли. По самым скромным оценкам негроидами в 1804-м году на Гаити было убито до 5 тысяч человек европеоидной расы. На ущемление прав отвязавшиеся черные ответили полным физическим уничтожением белых, учинив геноцид субальтерна. С точки зрения негров, это и есть равноправие, негритюд на практике.

Гаити. Типичный ландшафт территории, «свободной от белых»

В настоящее время в Республике Гаити, где 95% населения негры, царит ад, Израиль, безработица, преступность, голод и нищета - в то время как в восточной части одноимённого острова (где расположена Доминиканская республика, расовый состав которой чуть больше чем наполовину состоит из метисов, а белых и мулатов в совокупности больше чем негров) развита промышленность, туризм, сельское хозяйство и в 2008-м году заработало метро. ВВП на душу населения между этими странами отличается в восемь раз! И это не удивительно: время, когда негры были заняты общественно-полезным производительным трудом, кануло в лету вместе с колониальным прошлым.

Зимбабве (или окончательное решение белого вопроса в Южной Родезии)[править]

«

В этой стране белый человек — гражданин второй категории. Единственный из них, кому вы можете доверять — это мёртвый белый человек

»
— Пожизненный президент Зимбабве, кандидат в номинацию на Нобелевскую премию мира, рыцарь Большого креста (орден Британской империи) Роберт Мугабе
«

Я – Гитлер своего времени. У Гитлера была всего одна цель – справедливость и независимость для своего народа, борьба за его благополучие и ресурсы. Если это Гитлер, то называйте меня его наследником

»
— он же

Эта страна воспринимается, наверное, каждым, слышавшим это название, как синоним дикой отсталости, а для тех, кто немного разбирается в географии, — как беднейшее государство Африки с такой гиперинфляцией, что в магазин за хлебом ходят с мешком денег. И преувеличения тут нет, от слова «совсем». Ещё в этой стране имеют место быть: голод, упадок производства, отсутствие медицины, электричества и водопровода (за редким исключением). А ведь до 1980-го года эту страну называли «африканской Швейцарией», государством с относительно крепкой экономикой, и не только по африканским меркам. Но за четверть века всё просрали. Как же так получилось? Но всё по порядку.

Зимбабве. За пивом, ца-ца!

Во второй половине XIX-го века на территории нынешнего Зимбабве были обнаружены полезные ископаемые, в частности золото. Первыми и единственными колонистами оказались британцы, а занятую территорию стали называть Южной Родезией (по имени империалистического дельца Сесила Родса). Восставшим было поначалу неграм быстро, решительно отвесили люлей, и те, подавившись кровавыми соплями на пару поколений, затихли. Но всё течёт, всё изменяется — парад суверенитетов, охвативший всю Африку в послевоенный период ХХ-го века, также затронул и Южную Родезию. В связи с тем, что экономика страны в составе местечковой пробританской федерации развивалась за счёт белого меньшинства, то эти последние, перехватив инициативу, объявили независимость. Лондон, который почему-то считал, что власть в стране надо отнести на блюдечке с голубой каёмочкой макакам в аккурат на пальмы, независимое государство под управлением белого меньшинства не признал. Это, однако, не помешало местному истеблишменту взять курс на развитие аграрного сектора, в котором было занято почти всё белое население. Санкции британцев удалось преодолеть также за счёт торговли с ЮАР. Тогда лидер Южной Родезии Ян Смит (бывший лётчик королевских ВВС) был объявлен кровавым диктатором. К травле белого режима подключился Советский Союз, обучавший решивших слезть с пальм повстанцев ссать стоя военному ремеслу. Не отставал и Китай, организовавший своих прокси-боевиков. В течении 60-70-х годов Южная Родезия была вынуждена вести борьбу с террористами и интервентами, привлекая для этих целей даже белых женщин. И делала это довольно успешно… до того, как уставший Смит, струхнув перед неграми, решился на выборы.

Выборы 1980-го года ожидаемо принесли победу чёрным радикалам (что закономерно, ибо белое население страны составляли 5 % населения, что в численном выражении составляло около 200 тысяч человек), и к власти в качестве премьер-министра пришёл Роберт Мугабе, лидер маоистского левонационалистического движения. В правительство толпами повалили негры с практически нулевой управленческой компетенцией. Экономические показатели стали стремительно ухудшаться, но вместо того, чтобы принять деятельные меры, клика Мугабе объявила виновниками ухудшения ситуации белых фермеров, «захвативших лучшие земли». Началась «земельная реформа», вылившаяся в «чёрный передел»: у вышеозначенных фермеров отбирали землю без какой-либо компенсации. Сопротивлявшихся убивали на месте, так что люди с светлой кожей были вынуждены побросать всё и уехать из страны подобру-поздорову. В результате резкого сокращения посевных, а также падения производительности труда, за считанные 2001—2008-е годы экономика рухнула. Государственный долг достиг 131 % ВВП, инфляция составила 231 000 000 %. Пришлось отказаться от собственной валюты, ибо оная стала стоить меньше, чем бумага, на которой она была напечатана. Страна предсказуемо мутировала из экспортёра сельхозпродукции в нуждающуюся в продовольственной гуманитарной помощи. Тем не менее Роберт Мугабе ухитрился выиграть на президентских выборах, поставив себе в заслугу божественность собственной власти, после чего внёс поправки в Конституцию, гарантирующие ему пожизненное правление. В 2017-м году в Зимбабве (такое название получила Южная Родезия после 1980-го года) произошла «революция роз» по африканскому типу: Гитлера своего времени под дулами АК-74 выкинули на мороз. Но это пока не помогло. В настоящее время численность белого населения Зимбабве не превышает 20-ти тысяч человек.

ЮАР. Это страшное слово «апартеид»[править]

«

Апартеид — нормальная вещь. ЮАР еще увидит, какой строй будет установлен коренным большинством, развлекающимся поджогами, убийствами, насилием. Мало не покажется…

»
Валерия Ильинична Новодворская
Горячий бриз белой суперзвезды Сandice Swanepoel из ЮАР. Место сраных негров не определено.

Апартеид. Это слово в негативном контексте на рубеже 1980-х — 1990-х доносилось из каждого утюга. Апартеид поносили все, как будто не было на планете большего зла. Даже комментатор матча СССР—Нидерланды на первенстве Европы по футболу 1988-го года раз 10 упомянул клятый апартеид — в контексте того, что голландский игрок Рууд Гуллит не просто человек, а ЧЕЛОВИЧИЩЕ, потому как борется с апартеидом! То бишь занимается тем, что тогда было модно, стильно и молодёжно — прямо как в наше время принять гомосексуализм.

Что же это на самом деле за апартеид такой?

Уникальная способность негров обгадить всё, что возможно, и трансформировать в говно всё, до чего они касаются, была известна ещё со времён колонизации Южной Африки. Поэтому неграм в Южно-Африканском Союзе предписывалось жить в специальных резервациях — бантустанах. Выезжать из них можно было лишь по специальным разрешениям. Принципы расовой сегрегации были внедрены в ЮАС на законодательном уровне в 1948-м году под эгидой популярной среди белого населения национальной партии, выступавшей за сотрудничество с нацистской Германией в годы Второй мировой войны, несмотря на то, что Союз официально считался доминионом[4] Британской империи. Разгадка неподчинения метрополии на местах кроется в том, что в состав ЮАС входили республики Оранжевая и Трансвааль, чьими основателями были гордые буры, потомки немцев и голландцев, которых англичане победили в начале века, завалив трупами своих солдат. Потомки буров с поражением таки не смирились, тем более что весь белый мир симпатизировал горстке африканеров, бросившим вызов «царице морей».

Неудивительно, что в отместку моральному освистыванию в англо-бурской войне продажный англо-саксонский мир изображал симпатию «угнетённому чёрному большинству» — тем более что с экономической точки зрения сильный, независимый и расово-ориентированный конкурент на континенте был гвоздём в заднице прихлебателей транснационального неолиберализма. Не оставался в стороне и Советский Союз, во имя идеологических догм поддерживавший расовые отбросы на всех континентах на протяжение всего времени своего существования. Поэтому так называемое «мировое сообщество» держало ЮАР (с 1961-го года заменившую ЮАС) в изоляции. Мировой сионизм признал апартеид «преступлением против человечности», что вопреки потугам леваков и либералов не мешало росту экономики, строительству и развитию цивилизации в южной части Африки.

Однако работящее белое меньшинство постепенно покидало страну. Неконтролируемый рост чёрного населения, которому чуждо понятие контрацепции, сдвинул баланс сил в ЮАР в пользу тотальной деградации. Процентное отношение белых к неграм упало в разы, правящие круги СШП и Великобритании в условиях «нового мирового порядка» гегемонии Пиндостана на полном серьёзе заставили элиты ЮАР снять ограничения с бантустанов. Негры ломанулись в города, растаскивая локализованный в резервациях СПИД по всей стране, круша и демонтируя цивилизованное общество.

В настоящий момент отношение белого населения к цветным не превышает 1 к 10. Африканеры и англосаксы вынуждены жить в коттеджах, обнесёнными 3-х — 5-ти метровыми заборами, поверх которых натянуты провода под напряжением. Оставление охраняемой территории даже на короткое время грозит белым мужчинам убийством, а женщинам — массовым изнасилованием. У аборигенов есть поверье, что если совершить половой акт с белой девственницей, то можно гарантированно избавиться от ВИЧ-инфекции (которую наколдовали белые, ага). По самым скромным оценкам СПИДоносцами является 10% чернокожего населения ЮАР.

Black Lives Matter: из гегемонов в бантустаны[править]

«

Вассерман назвал протесты в США делом рук Трампа

»
Чисто для поржать, хотя...

Так сложилось, что на рубеже смены технологических укладов (экономических циклов, для которых характерен определённый уровень развития производительных сил) происходит слом «традиционного», устоявшегося положения вещей, характерного для предыдущего цикла. Слом бывает болезненным. Так произошло в США во времена отмены рабства, что и спровоцировало гражданскую войну 1861—1865 гг. Часть общества не принимала индустриализации, развития капиталистических взаимоотношений, но прогресса было уже не остановить. Именно поэтому индустриальный Север победил рабовладельческий Юг, а если бы этого не произошло, война бы вспыхивала снова и снова. Маловероятно, что американский капиталист с Великих Озёр симпатизировал неграм с Алабамы настолько, что решился спонсировать войну за их освобождение. Им скорей двигал холодный расчёт устранения рабовладельческого способа ведения хозяйства, как неэффективного и вредного реликта проходящей экономической эпохи.

Марк и Патриция
Black Militia

Экономика услуг США периода постиндустриализации — это безудержное потребление, в которое включены теперь и низшие классы вплоть до деклассированных и откровенно маргинальных элементов. Но там нюанс вот в чём. У Карла Маркса есть формула Д-Т-Д. Если её развернуть, то получается: Средства производства + Рабочая сила — Товар (Продукт) — Затраченные деньги на средства производства и рабочую силу + Прибавочная стоимость. Это всё крутится, круговорот капитала происходит, покуда есть спрос на товар. Если спроса нет, происходит кризис перепроизводства. Чтобы этого не произошло, банки дичайше закредитовали Америку, при этом производство из Америки вынесли в третьи страны, так как рабочая сила там дешёвая. Но в самой Америке насадили Потреблятство с Большой Буквы, причём сама Америка ничего не производит. Пузырь надувается, деньги печатаются, долг Америки перед ФРС растёт.

Для производящей экономики технофашизма, ориентации на экспорт, за которую, в частности, топит Трамп, возникает прямо противоположная проблема — нужно думать, куда девать не участвующих в труде лишних людей, которым нет места на безлюдных производствах. Лишние рты, не приносящие прибыли, станут не нужны. Неоиндустриализации требуются высококвалифицированные инженеры-операторы, программисты, люди с навыками творческой работы, врачи, учителя, фермеры. Негры в подавляющем большинстве в их число не входят. Воротилы, глобалисты, пытающиеся сохранить за собой власть посредством защиты атавизмов потребительства уходящей эпохи постиндустриализации, не нашли ничего лучшего, чем шатать американскую государственность руками негров. Чернокожие — равноправные члены общества с избирательными правами, поэтому при подсчёте голосов абсолютно не важно, чьи они — законопослушного белого трудоголика или цветного наркомана-иждивенца. А ведь купить лояльность бомжа куда дешевле и легче. Кстати, люмпены, — это ядерный электорат, который готов за мелкие подачки не только отдать свои голоса, но и участвовать в беспорядках. Политическая подоплёка BLM (Чёрные Жизни Важны) очевидна, — воспрепятствовать Трампу пойти на второй срок, чтобы не дать продолжить политэкономию технофашизма.

Дешёвые кредиты и печатный станок позволят улучшить благосостояние американских бездельников. И как следствие — продолжать копить госдолг, размазывая его тонким слоем среди государств (в том числе и Россиюшки), золотовалютные резервы которых составляют ничем не обеспеченные доллары СШП. Электоральная база плутократами давно сформирована, курс взят на обратный расизм. И даже неважно, задушил ли полицейский Джорджа Флойда по своей дури или это чудовищная провокация — главное, что это намеренно подано под соусом расизма, разрекламировано и растиражировано явно с целью внести раскол, смуту и смущение и без того секулярного американского общества. Забота о расовом равноправии — всего лишь разменная монета в борьбе экономических укладов сильнейшей экономики мира. Совершенно неясно, какого дна готова достичь проигрывающая схватку сторона, прежде чем признать поражение. Говна на вентилятор в пользу глобалистов традиционно набрасывают либералы и леваки-троцкисты. Они-то и образовали фронт радикальной толерантности под эгидой лозунгов негритюда. Коммуна в Сиэтле тому пример. Власти на местах, находящиеся под влиянием противников Трампа, им подыгрывают. Полицейские оказались невольными заложниками борьбы двух систем, но несмотря на то, что усталость от полицейского государства всё-таки присутствует, назвать их стороной конфликта может лишь подлец или идиот. На фоне разгула коронавируса, совпавшего с финансовым кризисом, возможны гражданские столкновения и даже распад Пиндосии.

Кто победит в этом конфликте, спрогнозировать сложно. Возможно, время реиндустриализации и нового экономического уклада ещё не наступило, и с поражением Трампа деградация и вынос американской промышленности за пределы страны возобновятся.

Примечания[править]

  1. Негр или негроид — термин, обозначающий темнокожего человека из генеалогической ветви Хама, то бишь хамита. Согласно Библии, Хам повёл себя постыдным образом во время опьянения своего отца Ноя — он увидел и рассказал братьям Симу и Иафету про наготу отца своего (Быт. 9:22). Среди некоторых продвинутых талмудистов бытует мнение, что Хам вступил в гомосексуальную педерастическую связь с батяней — по-русски говоря, трахнул его в задницу, пока тот был в отключке (правда, тогда не совсем понятно, каким образом Сим и Иафет сумели уже после случившегося «прикрыть» попу батяни). За этот косяк Хама благодарный Ной и проклял... потомков Хама, а не его самого, лол. Так что расовую неполноценность негры заслужили хамским поступком своего прародителя. На Западе слово «негр» употребляется как оскорбление, равнозначное слову «раб», но так как в СССР, откуда мы родом, это был всего лишь термин, то и в статье он употребляется как термин, без ругательной составляющей. Как говорил Данила Багров, «нас так учили». А вот слово ниггер пришло на постсовок вместе с фильмами и музыкой в 90-е — так обычно дружески обзывали друг друга сами негры. Ну и Паук в известной композиции. Ох, не приведи Г-дь в каком-нибудь американском фильме белому назвать негра ниггером! В данной статье это слово также использоваться не будет, ибо наше дело бытоописать, а не участвовать.
  2. Панафриканизм — общественно-политическое течение, ставящее во главу угла равноправие негров по отношению к белым. Как выяснилось, от теории признания равноправия до практики превосходства всего лишь полшага.
  3. Есть распространённое мнение, что нарицательное имя зомби народилось от имени собственного некоего звероподобного мулата Жана Зомбú, отличившемуся казнями пойманных им белых людей вблизи императорского дворца в Порт-о-Пренсе, совершаемыми с особым цинизмом.
  4. Доминион — статус бывшей колонии Великобритании, мутный как по форме, так и по содержанию. Доминион является фактически независимым государством, при этом признавая над собой верховенство английской короны.