Общая семантика

Материал из Неолурк
Перейти к навигации Перейти к поиску

(Статья с гибнущего Лурка).

Общая семантика — концепция расового пшека Альфреда Коржибского и его последователей. Посвящена вопросу, почему человеки неправильно думают, и, как следствие, неправильно себя ведут.

Альфред Коржибский[править]

Польша XX века была богата на сильных интеллектуалов — взять хотя бы пана Станислава.

Родился Коржибский, как ни странно, в Российской империи, а точнее — на территории принадлежащей тогда русским Польши. Учился на инженера, был знаком с науками. Потом был разведчиком имперской армии в Первой мировой войне, после чего съебался в США. Чем дальше, тем больше поражался разницей между эпик вином, который тогда происходил в естественных науках (тогда как раз появились теории относительности, квантовые механики, эйнштейны и планки) и эпик фейлом в социальных гуманитарных делах (радостное и массовое уничтожение человечеством самого себя в мировых войнах и прочих глупостях).

И Альфреда с какого-то момента начало интересовать, почему ученые добиваются таких нихуевых успехов, а все прочие жалкие людишки — нет. Потратив 10 лет на изучение данного вопроса, он пришел к выводу — ученые просто иначе думают. И даже не так — ученые лучше думают о том, как они думают. Фактически, они думают на другом языке — более строгом и критическом. И решением вопроса о том, как всем научиться думать как ученые, и стала общая семантика.

Суть[править]

Обычно общую семантику объясняют так: грамматика говорит о словах, синтаксис о предложениях, семантика о значениях, а общая семантика — о том, как значения влияют на поведение.

Но это очень общее описание. На самом деле «общая семантика» Коржибского и его последователей — это набор очень конкретных рекомендаций о том, как надо думать.

Структурный дифференциал[править]

Структурный дифференциал.jpg

Чтобы лучше всего объяснить, о чем вообще идет речь, лучше всего посмотреть на структурный дифференциал — ключевую модель общей семантики.

Короче, как предположил Коржибский, основным инструментом нашего моска является абстрагирование. То есть отбрасывание любой информации кроме «нужной».

Что это значит? А значит это, что, судя по всему, мы живем посреди неведомой ёбаной хуйни, которая к тому же меняется 100500 раз в секунду. Эта неведомая ёбаная хуйня (короче говоря — реальность) обозначается полукругом снизу. Когда эта хуйня хоть как-то касается нас, мы ее воспринимаем и доводим до своей психики, мы уже ее абстрагируем — то есть отбрасываем все, что не способны воспринять. Так полукруг, уходящий в бесконечность, сокращается до ограниченного кружка — нашего восприятия. Это первый уровень абстрагирования.

Следующий уровень — уровень слов, обозначен прямоугольником со скруглёнными уголками. Например, НЁХ, как-то воспринятую нами, мы назвали словом корова.

Но нашему моску этого мало! Он может взять и абстрагировать слово другим словом. Например корову — животным, животное — живым, живое — объектом, и так сколько угодно раз. Каждый раз при этом куча информации отбрасывается, и полезного знания становится все меньше.

И в чем тут проблема? А проблема в том, что человек обычно в душе не ебёт, что его моск все это вытворяет. И он считает, что слово «корова» — это уже есть реальность. Хотя реальность, напомним — это постоянно меняющаяся неведомая ёбаная хуйня.

Коржибский, собственно, и предложил — а давайте поймем, что у нас ближе к реальности, что дальше, и как мало от реальности остается через 100500 уровней абстрагирования.

Короче говоря, карта — это не территория. И да, эту фразу придумал именно Альфред Коржибский.

Язык-прим[править]

В некотором смысле, идея Коржибского, доведенная до предела.

Коржибский с самого начала имел терки со словами типа «быть» или «являться» — потому что они, сволочи этакие, смешивают уровень абстрагирования. Типа есть мы говорим, что «небо является голубым», то мы можем не обратить внимание, что иногда оно вполне себе черное.

Последователь Коржибского Дэвид Борланд предложил решить вопрос радикально. Давайте, сказал он, вообще запретим слово «являться», и будем заменять их чем-то более конкретным. Например, вместо «Вася — хуй» будем писать «Я время от времени называю Васю хуем».

Казалось бы, в чем здесь польза? А польза в том, что на этом моменте внезапно перестает работать 95% рекламы, пропаганды, пиара и прочих наёбок. Потому что вместо «Форд — лучшая машина» мы начинаем слышать что «Диктор в рекламе сказал, что он называет Форд лучшей машиной». Что превращает идеальный автомобиль в какой-то драндулет, о котором пиздит какой-то диктор.

И есть еще один полезный бонус. Как ни странно, такой подход убирает всю парадоксальность из квантовой физики, а именно, вопрос: «Кванты — это волны или частицы?». На языке-прим так вообще сказать нельзя. Можно сказать: «Мы использовали вон те инструменты и увидели волны, а потом использовали вон эти инструменты и увидели частицы». С точки зрения языка-прим (да и вообще общей семантики) нет такой вещи как неизменная «сущность» — есть только явления в пространстве и времени.

Прочие приемчики[править]

Помимо языка-прим, общая семантика предлагает разные другие способы приведение языка в соответствие с реальностью. Так, Коржибский активной использовал индексы — говоря о том, что корова1 не равна корове2, а Вася01.01.2020 не равен Васе01.01.2019. Также рекомендовалось отказаться от использования слов типа «все и ничего», указывать «для кого» что-то происходит, и вообще максимально конкретизировать то что говоришь. Многое из этого пару поколений спустя было сведено в НЛП-шную мета-модель.

Несловесное абстрагирование[править]

Как следует из структурного дифференциала, самое близкое к реальности, доступное человеку — это «абстрагирование на уровне объекта», то есть чувственное восприятие. В этом плане общая семантика пересекается со всякими «духовными практиками», рекомендуя отключать мысли и сосредоточиться на ощущениях. Правда, не во имя духовных целей, а просто чтобы почаще понимать, что в реальности происходит.

Экстерминатус Аристотеля[править]

Аристотель в свое время вывел (а скорее — сформулировал) то, что называется тремя законами логики. А именно: 1. А = А (закон тождества). 2. Возможно либо А, либо не А (закон непротиворечия). 3. Если у нас есть А, и не А, то больше ничего нет (закон исключенного третьего). Так вот, Коржибский посмотрел на это и сказал — всё это полная хуйня, не имеющая никакого отношения к реальности.

Во-первых, никакая вещь не равна сама себе. Потому все вещи постоянно меняются, пусть даже на уровне движения электронов, но меняются.

Во-вторых, раз каждая вещь меняется — то она иногда может быть А, а иногда может быть не А. Или в некоторых местах она А, а в других — не А. Просто мы можем это игнорировать при абстрагировании.

Ну и в-третьих — мы никогда не можем сказать, что «больше ничего нет», потому что карта не равно территории.

Заметим также, что Коржибски на этом не то чтобы уничтожил логику, но как минимум указал, что у нее есть границы применимости — в строго формализованных абстрактных системах. Применять втупую логику к жизни и пытаться таким образом понять абсолютно всё — бессмысленно.

С точки зрения тролля[править]

В первую очередь ОС полезно при защите от троллинга — поскольку 95% троллинговых высказываний маркирует как бессмысленные. Но и для тролля оно полезно — поскольку, намеренно нарушая правила общей семантики, можно прекрасно затроллить кого угодно, поскольку мало кто знаком с этими методами. Кроме того, вполне можно, наоборот, троллить методами общей семантики тех, кто ее не знает, указывая на бессмысленность того, что они говорят.

Влияние[править]

Незаметно, и в то же время огромно.

Психолингвистика, когнитивистика, нейролингвистика и даже, прости Господи, НЛП — это во многом результат исследований именно Коржибского.

Читать ещё[править]

  • Полезная литература по теме с переводом на русский язык: 1, 2.