Современные заблуждения о Средневековье

Материал из Неолурк
Перейти к навигации Перейти к поиску
«

Существует три вида лжи: ложь, наглая ложь и статистика.

»
Вроде как Марк Твен, хотя пёс его знает...


Любой образованный человек, живущий в Пиндосии, безусловно, знает, что русские обожают катания на тройках с медведями, игру на балалайке и пить водку пинтами. Мы, в свою очередь, спим и видим, как злобные пиндосы с утра до позднего вечера всей душой ненавидят всё русскоязычное и неустанно стремятся выпилить Эту страну подчистую. Тот период времени, который известен современному среднестатистическому обывателю под названием Средневековье[1] (конец V — начало XVI века н. э.) также не избежал некоторых весёлых метаморфоз в нашем сознании. Рассмотрим самые популярные из них и дружно фалломорфируем от уровня нашего с вами образования.

Так мы выглядим в глазах американцев. ЭТО РОССИЯ, СУКА!

Люди не доживали до сорока[править]

Найдите на этой картинке людей, которые точно не доживут до сорока лет (сожжение тамплиеров, ≈1310 год)

Средние века ложно обвиняют в скоротечности человеческой жизни, но не всё так просто, как кажется. На самом деле во всём виноват так называемый среднестатистический показатель. Из-за колоссальной демографической ямы в виде эпидемий, а также высокой детской смертности огромное число европейцев действительно заканчивали свой земной путь намного раньше, чем в наше время. Однако, если средневековый ребёнок смог к 18-ти годам выработать иммунитет, пережив адовы по тем временам пиздецомы в виде гриппа, оспы[2], ангины, чумы, и, кроме прочего, избежать переломов (ну или удачно срастить поломанные кости своего скелета), то его жизнь легко могла продлиться до глубокой старости — даже по современным меркам, то есть до 60-70-ти лет уж точно. Да, удавалось это далеко не всем. Да, каждого третьего ребёнка ждала злая участь. Алсо, практически каждый год кто-то с кем-то воевал — даже при отсутствии большой войны какие-нибудь два заштатных барона были в состоянии устроить нехилые разборки, а в совсем неудачные дни могли и викинги в гости заехать с мечами и топорами. И если в деревню заглянула проезжая банда мародёров, или город взяли штурмом, то опять же дохли не только дети младше 18-лет. Хотя голод, случившийся в неурожай, было легче пережить взрослому детине, чем ребёнку. Зато остальные продолжали жить, передавая аграрные и научные знания последующим поколениям.

Когда Средневековье закончилось, чума перестала массово убивать людей, но взамен из сраной Америкашки завезли сифилис, убивавший, как правило, лишь взрослых, и делавший это мЭдленно (помните, как там у Пушкина: «…и модная болезнь — она | недавно вам подарена»). А возросшая плотность населения сделала туберкулёз встречающимся гораздо чаще, чем в Средневковье. Туберкулёз, к слову, убивал не торопясь, и даже заболевший им ребёнок обычно не умирал в детстве, а успевал вырасти и завести своих детей.

Землю считали плоской[править]

Веришь, что мы живём на такой планете, анон?

Это заблуждение якобы помножилось на ноль лишь с открытием Христофором Колумбом Нового Света. На деле же, уверенный в существовании иного короткого маршрута до Индии, в августе 1492-го года мореплаватель отправился на запад, поскольку был убеждён не только в шарообразности планеты, но и в её скромных объёмах (впрочем, в последнем Кристобаль Хунта Колон всё же слегка лоханулся).

Лапшу на уши простым обывателям повесил в 1828-м году американский писатель Вашингтон Ирвинг, который опубликовал якобы биографическую «История жизни и путешествий Христофора Колумба». В ней он утверждал, что Колумб отправился на запад не столько с целью поиска нового маршрута в Индию, сколько с намерением опровергнуть, внимание, средневековое представление о плоской форме планеты. Прикольным является то, что большинство «фактов» Ирвинг просто выдумал — в том числе и о форме Земли.

На деле же у европейцев и повода не было усомниться в шарообразности нашей с вами планеты! Считается, что первым за истинную форму Земли вступился некий Пифагор ещё аж в VI-м веке до н. э.. За ним последовал Аристотель: в 330-м году до н. э., наблюдая за смещением созвездий и круглой тенью Земли, отбрасываемой на Луну при лунном затмении, он представил людям неопровержимые доказательства об истинной форме Земли. Завершает же парад разоблачений Эратосфен, который в 240-м году до н. э. даже рассчитал примерный диаметр круглой Земли (ошибившись при этом лишь самую малость). Прикол в том, что руководствуясь именно вычислениями Эратосфена, Колумб и решился отправиться в своё путешествие до, как он сам думал, Индии.

Никто не мылся[править]

Баня для богатеньких буратин, Франция, 1470 год. И помыться, и пожрать, и музончик послушать, и дрессированных собачек посмотреть, и со шлюхами потрахаться, и вуайеризмом позаниматься

Очередная мулька, в которую мы почему-то верим. Да, в нашем привычном понимании, о домашних душе или ванной после офисной рутины не могло быть и речи. Однако по Европе было распространено некое, пусть и жалкое, подобие римских купален. Например, в Германии общественные бани существовали в большинстве городов, да и для деревень они были не такой уж большой редкостью. Бани служили чем-то наподобие английских клубов, где друзья-товарищи встречались друг с другом и обсуждали быт, насущные проблемы, политику местного сюзерена и его воинственных вассалов (а заодно втихаря открыто любовались на голых баб за соседней скамейкой, мывшихся вместе с мужиками). Знать же, помимо личных ванн, могла себе позволить ежедневные обтирания влажной тканью — то, что весёлый французский король Анри Четвёртый смердел, как дохлая лошадь, говорит лишь о его собственном пренебрежении личной гигиеной, а не о том, что весь его двор состоял из таких же грязнуль-вонючек.[3]

Да, в Средневековье на фоне всеобщего католицизма головного мозга вопросам чистоты и ухаживания за собственным телом действительно уделялось меньше внимания, чем сейчас, однако перед принятием пищи так же мыли руки (хотя бы для того, чтобы земля не хрустела на зубах, и чтобы не оставлять грязных разводов на еде и посуде, добавляя хозяйке дома лишней работы в виде долгого отмывания мисок и кружек). А в VII-м веке в итальянском Неаполе даже была образована гильдия мыловаров! К XIV-му же веку производство мыла достигло чуть ли не промышленных масштабов, так что оное было широко распространено и доступно по всей Европе.

Стереотип возник из-за того, что испанская инквизиция подозревала тех, кто слишком часто мылся, в тайном еврействе и муслимстве.

Рыцари были идеальными мужчинами[править]

Этого рыцаря вы легко можете купить за шесть косарей c копейками. Самовывоз из Нижнего Тагила

Истории о благородном и галантном рыцаре, что взбирается на верхушку замковой башни, чтобы поцеловать руку принцессы, а затем ещё до обеда совершает 100500 подвигов, не имеют ничего общего с действительностью. На деле они (рыцари) были те ещё сумасброды. Появившись на рубеже IX—X столетий, рыцари представляли из себя привилегированную прослойку тяжеловооружённой кавалерии, состоящую преимущественно из землевладельцев. Обладая не только физической, но и финансовой, и политической силой, рыцари позволяли себе унижать, избивать, грабить и даже насиловать крестьян. Ведь что мог противопоставить простолюдин облачённому в боевые доспехи профессиональному воЕну, кроме молитвы, вознесённой в адрес Божьей Матери?[4]

Так что благородством рыцари, за редчайшим исключением, не отличались. К примеру, в 1099-м году, когда полуторатысячное войско крестоносцев вторглось в Иерусалим, за одну ночь было вырезано порядка 10 000 мирных жителей.

Лишь к XII—XIII векам стали появляться уставы, описывающие обряды посвящения в разные тамплиеры, храмовники и прочие ордена, а также описания благородных рыцарских принципов — как хоть какой-то ограничитель рыцарского бесчинства. По факту сии кодексы не соблюдались почти никогда, но, благодаря куртуазной литературе, постепенно сформировавшей в массовом сознании романтический образ галантного рыцаря, само слово «рыцарь» со временем стало синонимом человека благородных нравов. Ахуеть. По ходу, этак даже слово «путиноид» однажды тоже станет аналогом словосочетания «пиздец кокое деликатное чмо, всегда соблюдающее законы и не берущее взяток, откатов и распилов».

Бабы сплошь носили пояса верности[править]

Зачастую пояса верности вспоминают как ещё одно доказательство мрачных средневековых нравов. Типа те же рыцари, отправляясь в очередной средневековый поход, надевали их на своих супруг, заперев оные для пущей надёжности на замóк. Жёнам же оставалось только молиться о возвращении мужа, ведь копий ключа в то время было якобы «невозможно изготовить», хе-хе!

Конечно же, это очередная ЛПП. Впервые пояс верности, или, правильнее, целомудрия, был ИРЛ изготовлен в викторианскую эпоху (1837—1901) как новое, вошедшее в тогдашнюю моду устройство для предотвращения мастурбации у мальчиков (!) и девочек, меж тем как в Средние века его упоминали лишь в качестве анекдота. Например, в 1405-м году в книге «Bellifortis» немецкий военный инженер Конрад фон Айхштетт подписал соответствующую картинку (по сути — карикатуру): «Тяжёлый железный пояс для закрытия женщин Флоренции», типа какбе пошутив над распущенностью итальянок данной исторической области. Не исключено, правда, что некоторые подобия таких поясов женщины Италии всё же носили, но с обратной целью — вне родного дома они спасали их от изнасилований в ЖПП.

«Пояс целомудрия» действительно упоминается в средневековой литературе, правда, исключительно в иносказательном богоугодном смысле. Например: «Избавь меня от прошлых грехов, защити от нынешних, укрепи от будущих» — просит Б-га в молитве собственного сочинения католический святой Балкуин, взыскуя того самого пояса целомудрия.

На баб смотрели, как на говно[править]

«Все бабы как бабы, ну а я Богиня!». Рогир ван дер Вейден, «Портрет дамы», фрагмент. ≈1460 год

«В Средние века с женщинами обращались в лучшем случае как с прислугой. Им было позволительно только готовить, мыть-драить-чистить и нянчить детей…» Снова поверили? А зря. Поскольку и это утверждение весьма далеко от истины. Да, на правовом уровне женщины были серьёзно ограничены, поскольку, согласно Библии, являются лишь «помощниками людей»[5], но относиться к ним жестоко в обязательном порядке никто не призывал.

На протяжение всего тысячелетнего периода Средневековья Европа была аграрной. Неурожаи и голод были вполне реальной угрозой, из-за чего в полях работали все (крестьяне, разумеется): и стар, и млад, и мужчины, и женщины. Разве что, если мужики после тяжёлого рабочего дня могли позволить себе отдохнуть, то бабы, ЧСХ, полностью оправдывая данное им определение «помощников людей», принимались уже за домашние дела.

В городах ситуация была схожая. Если отец и сын были купцами или там ремесленниками, то жена и дочь руководили домашним хозяйством, что не мешало им периодически помогать своим мужчинам. Нередкими были случаи, когда после смерти главы семейства управление семейным делом переходило (за отсутствием наследника мужского пола) в руки дочери.

У дворянок права на наследство зависели от местных законов страны. В большинстве стран Средневековой Европы дворянка вполне наследовала поместье/баронство/графство/герцогство и даже королевство, но во Франции — при всей её куртуазности с культом прекрастной дамы, — ВНЕЗАПНО действовала салическая правда, по которой женщины такое не наследовали. Из-за чего, собственно, и разгорелась Столетняя война: по английским законам жена английского короля, являвшаяся дочерью французского короля, имела все законные права на французскую корону, а по французским законам ей такого шикарного наследства не полагалось вовсе. В Иерусалимском королевстве крестоносцев был промежуточный вариант: женщина наследовала титул и земли, но была обязана в течение года и одного дня выйти замуж.

Наука угнеталась церковниками[править]

Коперник смотрит на католиков тебя, как на баб из предыдущей главы

После падения Западной Римской империи в V-м веке н. э. католическая церковь осталась единственным выжившим островком римской культуры. По всей Европе появились монастыри, славившиеся богатыми библиотеками, а само монашество было чуть ли не едиственным образованным сословием того времени. Практически все исторические документы были сохранены и написаны именно монахами.

А Инквизиция, а Бруно с Галилеем? — спросите вы меня. Разупоритесь, — отвечу я вам. Поскольку вся эта веселуха ВНЕЗАПНО началась уже с окончанием Средневековья и в разгар уже Ренессанса. Впрочем, справедливости ради нужно отметить, что Ренессанс и Средневековье весьма размыто разграничены временнЫми рамками в исторической науке.

В качестве бонуса можно рассмотреть историю с учением Коперника. Паписты отрицали его исключительно по политическим мотивам, ведь если бы Римско-католическая церковь, изначально одобрявшая геоцентрическую концепцию мира Птолемея, вдруг признала, что весь Ватикан хер знает сколько времени ошибался, и что истинной является гелиоцентрическая система — это ж сколько воды вдруг вылилось бы на мельницу недавно возникшего протестантизма! То бишь раз католики лоханулись с центром мира, то где гарантия, что они не лоханулись с филиокве, индульгенциями и всем прочим? Тогда получается, что правы протестанты? Айда, ребята, бросай иконы и статуи святых в огонь и дружно валим в лютеране!.. Ватикан никак не мог допустить подобного, поэтому и вынужден был отстаивать всю эту заведомо неверную теорию с деферентами и эпициклами. Как-то так.

Алсо[править]

Томмазо да Модена, «Портрет Хью Провенса», 1352 год. Первая пикча, на которой изображён человек то ли в пенсне, то ли в очках (оные также были изобретены в Средние века)

Можно ещё дохерища приводить подобного рода сеансов чёрной магии заблуждений с их последующим разоблачением: то, что якобы одежда средних веков была поголовно серой и унылой (в реале даже крестьяне предпочитали яркие тона и добивались оных вывариванием своего барахлишка в природных красителях из растительного и минерального сырья); то, что мужики поголовно считали «наше дело не рожать, сунул, кончил — и бежать» (по факту же врачи того времени полагали, что женский оргазм необходим для зачатия ребёнка не меньше мужского, так что доставить бабе удовольствие был обязан каждый уважающий себя мужик, в том числе и простолюдин); то, что местечковые аристократы пользовались правом первой ночи, а смерды даже ловили-де душевный кайф от факта взлома лохматых сейфов их чумазых жёнушек благородным доном из местного замка (ИРЛ внятных доказательств существования права первой ночи в Средневековой Европе нет от слова «совсем» — крестьяне просто тупо платили денежную или натуральную, то есть мясом, зерном и т. п., пошлину за свои свадьбы); то, что Средневековье — эпоха технологического застоя (на самом деле тогда изобрели много того, до чего древние греки и римляне не додумались — например, песочные часы, печатный станок, ветряные мельницы, публичные домá библиотеки, контрфорсы (это такие каменные/кирпичные конструкции, внешне выглядящие как архитектурные излишества нехорошие, на самом деле не дающие большому тяжёлому зданию разъехаться в стороны под действием собственного веса), квадрант и механические часы. А также прокачали огнестрельное оружие, превратив его из китайских потешных фейерверков в настоящую боевую силу.

Кроме того, именно в Средневековье придумали тяжёлый плуг, произведший аграрную революцию, тачки для перевозки небольших грузов и кормовые корабельные рули, благодаря которым развилось судоходное дело и стали возможны Великие географические открытия). Ну и так далее — ебал я ещё на 100К бодягу разводить, всё и так понятно.

Ссылки[править]

Примечания[править]

  1. а точнее — европейское Средневековье.
  2. Лулз оспы заключается в том, что переболевший ей в детстве уже не может повторно заболеть, будучи взрослым.
  3. а также о том, что Генрих IV жил всё-таки уже во времена Ренессанса.
  4. Впрочем, крестьяне-гуситы неоднократно отвешивали рыделям таких неиллюзорных пиздюлей, что те только охуевали, почёсывались и разводили руками. Однако руководил теми крестьянами всё же потомственный дворянин и тоже рыцарь Ян Жижка, который наперечёт знал все рыцарские примóчки и вундервафли, поэтому и дрессировал своих смердов соответственно, натаскивая их на косяки и недостатки рыцарского войска. Пример: однажды войско рыцарей настигло караван гуситов, среди которых был и сам Жижка. Гуситы оперативненько забрались на ближайший, покрытый сочной травкой, холм и окружили свой лагерь кольцом повозок, ощетинившись из-за них пиками, алебардами и арбалетами. Тут как раз закатилось солнышко и пошёл долгий дождь. Рыцари, рассудив, что утро вечера мудренее, окружили холм, выставили дозорных и залегли покемарить. Тем временем Жижка велел реквизировать все простыни-пододеяльники-полотенца у баб-гуситок и аккуратненько застелить ими в шахматном порядке весь склон холма. Утром продравшие зенки рыцари ломанулись было конным строем на лагерь гуситов, но кони — вот незадача! — стали скользить, путаться и грохаться на тех мокрых простынях, в результате чего рыцарям пришлось оставить своих лошадок и продолжить атаку пешедралом, что, впрочем, не помешало скользить, путаться и грохаться теперь уже им самим. Вскоре почти весь холм был покрыт матерящимися, барахтающимися в простынях и ползающими в грязи рыцарями, с величайшим трудом прокладывающими себе путь наверх. И вот тогда Ян Жижка, ржущий как конь при виде сего зрелища, свистнул своих крестьян в атаку. Конец был немного предсказуем — очень малое число рыцарей смогло вернуться домой к своим рыцаркам и рыцарятам.
  5. «И cказал Господь Бог: не хорошо быть человеку одному; сотворим ему помощника, соответственного ему». Бытие, глава 2, стих 18.