Изгнание

Материал из Неолурк
Перейти к навигации Перейти к поиску
Экзорцизм — изгнание бесов из человека, документальный репортаж
Изгнание первых людей из райского сада

Изгнание — важный метод наказания, заключающийся в том, что некоего человека исключают из определенного сообщества и запрещают в нем появляться. При попытке же возвращения могут применяться и более серьезные меры. Изгнание практикуется в многих сообществах, как в Интернете, так и в IRL, причины могут быть самыми разными.

Если к человеку было применено изгнание, говорят, что его изгнали. В случае необходимости его применить говорят, что надо изгнать.

Описание[править]

Изгнание из страны практиковалось еще в античных странах как серьезное наказание (так как выжить было в то время довольно сложно, оказавшись на новом месте). В римской традиции при этом отбиралось все имущество и право на гражданство. В современных странах изгнание гражданина из государства практически не практикуется, так что подобное явление остается только в частных сообществах. Хотя фактическим изгнанием можно назвать, скажем, объявление в розыск — тогда при появлении в стране человека немедленно выдолбят, так что дорога ему фактически закрыта.

Самое первое изгнание произошло ещё до заселения Земли людьми, когда было съедено некорректное яблоко и люди оказались изгнаны из Эдемского сада, потеряв бессмертие и вынужденные теперь выживать.

В интернете фактических механизмом изгнания является использование бана, но важным отличием является то, что в случае бана на большинстве сайтов ничто не мешает зарегистрироваться вновь, использовав другой IP-адрес и характеристики браузера — произойдет обход блокировки. За обход блокировки, правда, полагается обычно еще один бан, поэтому приходится помалкивать и теряется абсолютно весь вклад, сделанный со старой учетной записи — свое влияние в сообществе приходится нарабатывать заново, в проектах с донатом обычно заново приходится и донатить, если хочется вновь воспользоваться платными услугами.

Некоторые исследователи отмечают, что при помощи изгнания и избиения или их комбинаций можно в принципе эффективно управлять практически любым сообществом. Избиение хорошо помогает объяснить тем, кто неправ, что они неправы, а изгнание защищает от тех, кто причиняет слишком много неудобств и не поддается исправлению.

Интересным явлением было «правительство в изгнании», когда после государственного переворота некогда владычные люди оказывались вполне обычными изгнанниками и как правило начинали гнездиться в иных государствах, так как в родном к прошлой власти традиционно отношение негативное из-за страха реванша.

Анекдот по поводу[править]

Однажды в стойбище чукчей ВНЕЗАПНО родились умный мальчик и умная девочка. Когда они выросли, их с позором изгнали соплеменники-чукчи. Выросшие мальчик и девочка поженились и стали основателями нового народа. Вот так на Земле появились японцы…

В. Цветов об изгнании у японцев[править]

Нет для японца более жестокой кары, чем оказаться выброшенным из общины в чужой мир, простирающийся за ее границами, в страшный мир, куда вышвыриваются хлам, грязь и недуги. К высшей мере наказания — изгнанию из общины — приговаривали раньше и приговаривают теперь только за самое тяжкое в глазах общинников преступление. Это не хулиганство, не воровство и даже не поджог, а поступок, который лидеры общины могут выдать за измену ей, за попрание ее интересов.

В концерне «Мацусита дэнки» рабочего уволили за распространение в цехе газеты коммунистов «Акахата». Рабочий обратился в суд. Если бы дело об антиконституционном произволе руководства концерна не привлекло внимания широкой демократической общественности, суд, скорей всего, удовлетворился бы доводом ответчика, что рабочий действовал во вред общине, противопоставил себя ей, и отверг бы иск. Но в защиту рабочего выступили Компартия, профсоюзы. По решению суда концерн восстановил рабочего на работе, но подверг его типично общинному наказанию. Оно оказалось страшней, чем любое иное.

У входа на завод, подле проходной, построили домик — однокомнатную будку. Строптивому рабочему было сказано, что отныне его производственное задание — находиться в будке весь рабочий день и… ничего не делать. В комнате имелся только стул, на котором обязали сидеть рабочего. Зарплату он получал исправно, наравне с членами его бывшей бригады. Через месяц рабочего отправили в больницу с нервным расстройством.

— Концерн подверг рабочего двойной пытке, — объяснил мне японский специалист по менеджменту. — Прежде всего, он обрек рабочего на мучение бездельем. Но самым тяжким стало для него насильственное отчуждение от группы, частью которой он себя считал. — Специалист-менеджер задумался, подбирая иллюстрацию, способную помочь мне, иностранцу, глубже понять иезуитское изуверство концерна, и сказал: — В европейских языках в слове «я» заключен смысл: «индивидуум», «личность». В японском языке слово «дзибун» — эквивалент европейского «я» — означает «моя доля», «моя часть». Японец рассматривает себя частью какой-либо общности. Концерн лишил рабочего возможности считать себя такой частью, по существу отнял у него «я», причем сделал это всенародно, вызвав у рабочего психический шок.

Община изобретательней средневековых монахов-доминиканцев в придумывании форм наказания инакомыслящих и настойчивее и хитрее инквизиции в преследовании еретиков.