Система против Антисистемы

Материал из Неолурк
Перейти к навигации Перейти к поиску

Система против Антисистемы, — предвечный дуализм единства и борьбы противоположностей, двигатель развития человечества. В большей степени способ говорить о противодействии прогресса энтропии, жизни против смерти, бытием с ничтом, которое ничтожит.

Матчасть[править]

Подлинный закон[править]

...итак скажи нам: как Тебе кажется? позволительно ли давать подать кесарю, или нет? Но Иисус, видя лукавство их, сказал: что искушаете Меня, лицемеры? покажите Мне монету, которою платится подать. Они принесли Ему динарий. И говорит им: чье это изображение и надпись? Говорят Ему: кесаревы. Тогда говорит им: итак отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу.

Мф гл.22 17-21[1]

Одним из существенных факторов обуславливающих успех правителя в РФ несомненно, есть не противоречие применяемых им инструментов исполнения (инструментов правления) объективным законам бытия: закону Божьему, законам природы и естества, законам социумов, экономическим законам…, и, следовательно, нашим же субъективным гражданским законам, регулирующим отношения в области гражданского права. По-простому действия Правителя должны быть всесторонне законны. Следовательно, нелицемерное, и в тоже время не ущербное для себя соблюдение различных законов возможно лишь тогда, когда они соответствует той объективной реальности, которая существует в данной области пространства и в данный промежуток времени, то есть отвечать так называемым понятиям. Законы должны быть таковы, чтобы их соблюдение не вызывало антагонизма на этическом, ментальном, религиозном уровне, чтобы он соответствовал внутреннему устройству человека, и не вызывал желания его обходить. Противоречия тех или иных действующих законов, регламентирующих различные сферы жизни людей между собой неизбежны, (ибо фракционность мироощущения различных сегментов населения имеет место быть) но должны быть предельно минимизированы. Для этого необходим некий законотворческий стержень, систематизирующий все действующие законы, легитимный для всех этнических образований нашей Родины и создающий предпосылки для объединения этих образований на основании себя в единый Суперэтнос.

Основным светским законом Российской Федерации принято считать конституцию, принятую на всенародном голосовании 12 декабря 1993 года. На территории РФ действуют также иные светские законы, принятые в разное время, многие из которых собраны в тематические кодексы, на основании которых разработаны и действуют прочие подзаконные акты. В дальнейшем во избежание двоякого восприятия терминов в рамках нашей статьи будем называть Конституцию РФ, законы РФ и прочие подзаконные акты Гражданским законом. Известно, Гражданский закон в России, как это не печально констатировать, соблюдается формально, выборочно и условно, в первую очередь ввиду того, что не встречает должного внутреннего одобрения к исполнению подавляющего числа наших сограждан. Корень неприятия лежит в несоответствии Гражданского закона внутренним чаяниям и архетипам народов населяющих РФ, то есть понятиям.

Действительно, Принцип гуманизма, вытекающий из положений Конституции России, в которых провозглашается приоритет человеческой личности, противоречит архетипам подавляющего большинства коренных народов населяющих нашу страну. Статья 2 Конституции РФ, при всей её внешней привлекательности, гласящая, что «человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства» идёт в разрез с представлением абстрактного гражданина РФ о государстве. В архетипах российского гражданина государство несёт начальствующую административно-управленческую функцию. То есть среднестатистический россиянин признаёт легитимность так называемого барского сапога в жопе в обмен на физическую защиту со стороны государства. Так называемый Рабский менталитет россиян. Поэтому в первую очередь россиянин идёт на пассивно-подставленческие отношения с бариным, а в случае неудовлетворения ожидания за это следует русский бунт, бессмысленный и беспощадный™. Хохол же готов майданить всегда, пиздить обидчика сразу в темя, но ссыт расправы, поэтому в качественные бунты не умеет. Русские и хохлы на протяжении веков органически дополняли друг друга, поэтому на России и в Украине был мир, пока не продался Горбачёв и Украину оккупировало НАТО.

Следует также отметить, что осмысленное чтение Конституции РФ вызывает конфликт восприятия изложенного в ней, ибо преамбульное «сохранение исторически сложившегося государственного единства» не во всех случаях возможно, если соблюдать «права и свободы человека», потому как человек и гражданин может ощущать себя «несвободным» в рамках указанного государственного единства. В связи с чем, имеет место дуализм восприятия даже самой Конституции РФ, а вместе с ней и Гражданского закона в целом: что же первично государственное единство или права человека? Получается, что помимо конфликта Гражданского Закона с архетипами этносов в России имеет место конфликт восприятия самого Гражданского Закона, что и есть на наш взгляд первопричины необязательности исполнения.

Гражданский закон, вызывающий непонимание и неприятие, допускающий дуализм разночтения, не может быть фактором объединения этноса. Очевидные правила игры отсутствуют, посему каждый начинает действовать по отношению к Гражданскому Закону на свой страх и риск: кто-то более дерзко (не взирая на существование Гражданского закона), кто-то менее дерзко (в обход Гражданского Закона), кто-то формирует мировоззрение жертвы (генерируя ненависть к Гражданскому закону), кто-то абстрагируется (старается не замечать существование Гражданского Закона). Сие отношение формирует фактор разделения этноса.

Однако надо как-то жить в рамках существующего государства, как-то взаимодействовать. Промежуточный выход найден: исполнять Гражданский закон номинально, поскольку – постольку, с оглядкой на самопровозглашённых авторитетов, разнообразные этические, моральные и уголовные понятия, этнические обычаи, и разнообразную, в том числе и грубую силу. Отсюда появилась расхожая поговорка: «Закон, как дышло, куда повернул, туда и вышло». Не секрет, что Конституция РФ, как и преобладающее число конституций иных стран, составлена по диктовку западных специалистов, преследующих мондиальные принципы унификации законодательства держав всего мира, с целью реализации концепции ONEWORLD.

Примечательно, что среднестатистический абстрактный гражданин в абстрактной ситуации стремиться получить максимальные права, минимизировав при этом свою ответственность. Гражданский закон позволяет это сделать, следовательно, стремление индивидуума знать, как избежать ответственности превалирует над стремлением не совершать общественно – опасные деяния вполне резонно, тем более, если это сулит существенный профит. В целом это характерно не только для государств с неустойчивой экономикой и политической системой, но и для вполне внешне благополучных и небедных западных государств. Справедливости ради следует отметить, что в государствах Западной Европы и «цивилизованной» Азии их Гражданский закон, основанный на принципах гуманизма, максимально приближен к менталитету народов (о чём будет ниже), что даёт возможность многим гражданам таки искренне его исполнять, но это заслуга вовсе не законотворчества, а скорее следствие бездуховности, обывательской сущности и толерантности масс.

Проблему легитимности Гражданского закона через призму архетипов этноса, поднимал Муаммар аль Каддафи. Традиционно в рамках статьи слово предоставляем ему:

Подлинным Законом общества является либо обычай, либо религия. Всякая попытка установить Закон общества, минуя эти исходные отправные моменты, неправомерна и нелогична. Конституция не является Законом общества. Конституция — это основной, установленный человеком закон. Этот закон должен иметь источник, который оправдывал бы его существование. Проблема свободы в современном обществе порождена тем, что Законом общества стали конституции, которые опираются исключительно на воззрения господствующих в мире диктаторских орудий правления, начиная от личности и кончая партией. Это подтверждается расхождениями в конституциях, хотя свобода человека едина. Причиной этих расхождений является различие воззрений тех, кто стоит у власти. Именно истолкование свободы является уязвимым местом существующих ныне в мире режимов. Метод, с помощью которого орудия правления стремятся установить свое господство над народами, определяется конституцией, и люди вынуждены ему подчиниться в силу законов, порожденных конституцией, которая сама является плодом настроений и убеждений орудия правления.

Муаммар аль-Каддафи «Зелёная Книга»

Собственно наш Гражданский закон и есть именно орудие, а не инструмент правления, орудие разрушающее, а не инструмент созидающий, орудие правления силы нечистоплотной, к тому же орудие, дающее осечки. В любом случае, даже если будет установлена форма власти чистоплотная, данное орудие в силу своего омертвения может быть использовано лишь себе во вред, ибо в нужный и ответственный момент былинно откажет. Надёжным инструментом правления должен быть Подлинный закон, вместивший в себя Гражданский Закон, какой бы естественен для лиц под его началом живущих, его соблюдающих чем объединяющий. Каков же должен быть сей инструмент?

Внимание Каддафи:

Закон общества — непреходящее наследие, а не достояние лишь ныне живущих. Поэтому разработка конституции и вынесение ее на референдум среди современников — это своего рода фарс. Своды законов, созданные людьми, на основе созданных людьми же конституций, предусматривают множество мер наказания, чего почти не знает обычай, который налагает моральные, а не материальные меры наказания, не умаляющие достоинства человека. Религия усваивает и включает в себя обычай. Большинство материальных мер наказания в религии откладываются до Судного дня, а большая часть предписаний излагается в виде проповедей, наставлений и ответов на вопросы. Это наиболее соответствующий человеческому достоинству закон. Религия предусматривает немедленное наказание только в крайних случаях, когда это необходимо для защиты общества. Религия включает в себя обычай, а обычай есть выражение естественной жизни народов. Следовательно, религия, включающая обычай, есть утверждение естественного закона. Законы, не базирующиеся на религии и обычае, специально создаются человеком против человека и в силу этого неправомерны, поскольку они не основываются на естественном источнике — обычае и религии

Муаммар аль-Каддафи «Зелёная Книга»

В самом деле, нет ничего проще, чем разработать основной закон государства, обладающий высшей юридической силой и устанавливающий основы политической, правовой и экономической систем данной страны – конституцию в соответствии с догматами веры, обычаями и архетипами, свести на нет противоречия, но, увы! Если в Ливии подавляющая часть населения исповедует Ислам, то Россия страна многоконфессиональная, причём каждая религия претендует на абсолютную и непререкаемую истинность в себе, напрочь отметая иные догматы, символы веры и пр. Получается, что закон, основанный на учении одной из конфессий (в дальнейшем Религиозный закон) будет не просто игнорироваться лицами, исповедующими другую религию, но будет неприемлем в принципе, и даже люто, бешено ненавидим. В связи с чем, Религиозный закон будет даже уступать Гражданскому, последнее будет хуже первого. Стоит также принять во внимание мнение пока ещё многочисленной атеистической прослойки населения, которой нынешний Гражданский закон куда приемлемее любого закона, основанного на догматах веры.

Подводя черту под вышеизложенными размышлениями, констатируем патовую ситуацию, заключающуюся в наличии религиозной конкуренции, не легитимности Гражданского Закона, а также в историческом бинарном противопоставлении Церкви и государства, и как следствие отсутствие реальной платформы для объединения россиян в единый Суперэтнос. Отсюда, принимая во внимания множество противоречий, резюмируем, что в России естественный Религиозный Закон (который у каждой конфессии отличен и оригинален) не может быть охвачен Подлинным законом, вмещающим в себя Закон Гражданский в нынешней редакции, не под каким предлогом. Давайте постараемся отойти от заданного шаблонного мышления и найти ту почву, тот фундаментальный архетип, на основании которого всё же можно разработать Гражданский Закон, не вступающий в явное противоречие с Религиозными законами конфессий, трансформирующийся в Подлинный Закон, как легитимный инструмент правления, а также общность, вокруг которой возможно объединение этносов в единый Суперэтнос.

Суперэтнос[править]

Суперэ́тнос (лат.super — сверх + греч.ἔθνος — народ) — в пассионарной теории этногенеза Льва Гумилёва, этническая система, высшее звено этнической иерархии, состоящая из нескольких этносов, возникших одновременно в одном ландшафтном регионе, взаимосвязанных экономическим, идеологическим и политическим общением, и проявляющиеся в истории как мозаичная целостность.

Для дальнейшего понимания разберём сие определение. Основополагающим термином теории этногенеза по Гумилёву следует считать Пассионарность.

Пассионарность — заряд биохимической энергии живого вещества, следовательно справедливо утверждение, что Пассиона́рии — люди, обладающие врожденной способностью абсорбировать из внешней среды энергии больше, чем это требуется только для личного и видового самосохранения, и выдавать эту энергию в виде целенаправленной работы по видоизменению окружающей их среды… особи энергоизбыточного, активного общественного типа… являются людьми нового склада в популяции и ломают сложившийся уклад жизни, из-за чего вступают в конфликт с обществом. Они организуются в группы (консорции), те, в свою очередь, становятся ядрами новых этносов, образующихся обычно через 130—160 лет после «толчка», и выдвигают идеологии, становящиеся их доминантами.

Противопоставляются таким Пассионариям растратчики энергии, стяжатели паразитического типа, следовательно это есть антипод Пассионарию — субпассионарий, особь энергодефицитного типа.

В терминологии Гомотеории, человек, обладающий избыточной сексуальной энергией, независимо от источника избытка, аскетизма или врождённой харизмы именуется Активом, следовательно, его антипод есть Пассив. Как читатель догадался дело идёт к корреляции терминов нашей «Гомотеории» и пассионарной теории этногенеза Льва Гумилёва. Хотим мы этого или нет, но для дальнейшего повествования это необходимо, ибо «Гомотеория» срывает покровы, относящиеся к неясности определения Пассионарности абстрактного индивидуума, его дрейфа к Субпассионарности, личностной дегенерации через неестественное и противоестественное удовлетворение половых потребностей. В тоже время Пассионарная теория этногенеза хороша охватом изменения уровня Пассионарного напряжения в масштабах этносов и Суперэтносов от их появления до исчезновения в долгосрочном временном промежутке.

Стадии, которые проходит этнос во времени, на пути от рождения до смерти в Пассионарной теории этногенеза следует считать фазами этногенеза — определяемыми направлением, скоростью и пределами изменения уровня Пассионарного напряжения в этнической системе. Тот или иной этнос в процессе своей эволюции проходит (должен проходить) через следующие фазы этногенеза по Гумилёву:

  • Фазу подъема — период стабильного повышения уровня пассионарного напряжения системы вследствие пассионарного толчка или генетического дрейфа. Примеры: Древнеримский суперэтнос VIII—VI вв. до н. э.; Древнекитайский суперэтнос X—VIII вв. до н. э.; Византийский суперэтнос I—III вв.; Исламский (первый) суперэтнос VI—VII вв.; Западный (европейский) суперэтнос VIII—X вв.; Русский этнос — конец XIII—XV вв.;
  • Фазу акматическую — колебания пассионарного напряжения в этнической системе после фазы подъема на предельном для данной системы уровне пассионарности. Примеры: Древнеримский суперэтнос V—III вв. до н. э.; Древнекитайский суперэтнос VII—V вв. до н. э.; Византийский суперэтнос IV—VI вв.; Исламский (первый) суперэтнос VIII—IX вв.; Западный (европейский) суперэтнос XI—XIII вв.; Русский Суперэтнос XVI—XVIII вв.;
  • Фазу надлома — резкое снижение уровня пассионарного напряжения после акматической фазы, сопровождающееся расколом этнического поля. Примеры: Древнеримский суперэтнос II—I вв. до н. э.; Древнекитайский суперэтнос IV—III вв. до н. э.; Византийский суперэтнос VII—VIII вв.; Исламский (первый) суперэтнос X—XI вв.; Западный (европейский) суперэтнос XIV—XVIII вв.; Русский Суперэтнос XIX—XX вв.;
  • Фазу инерционную или фазу инерции — плавное снижение пассионарного напряжения этнической системы после фазы надлома. Примеры: Древнеримский суперэтнос I—II вв.; Древнекитайский суперэтнос II в. до н. э. — II в. н. э.; Византийский суперэтнос IX—XII вв.; Западный (европейский) суперэтнос XVII—первая половина XX вв. Русский Суперэтнос начало ХХ века — девяностые годы XX вв.;
  • Фазу обскурации — снижение пассионарного напряжения ниже уровня гомеостаза, сопровождающееся либо исчезновением этноса как системы, либо превращением его в реликт. Примеры: Древнеримский суперэтнос III—V вв.; Древнекитайский суперэтнос III—V вв.; Византийский суперэтнос XIII—XV вв. Западный (европейский) суперэтнос вторая половина XX вв. ; Русский Суперэтнос — девяностые годы ХХ века.
  • Фазу мемориальную — состояние этноса после фазы обскурации, когда отдельными его представителями сохраняется культурная традиция. Память о героических деяниях предков продолжает жить в виде фольклорных произведений, легенд. Примеры: Тюркский суперэтнос: в долинах Горного Алтая живут потомки некогда могучих степных этносов (древних тюрок, найманов). Ныне они утеряли активность, но богатый былинный эпос говорит нам о былой славе этих народов. Византийский суперэтнос: фанариоты в Стамбуле.

В том или ином этносе разбросанность разнообразных форм аккумулирования/расточения сексуальной энергии, а также степени её природного наследия настолько велика, что общий охват Пассионарной теории этногенеза не может касаться всех индивидуумов в принципе, но может отражать некие характерные на данный период закономерности. Но всё же очевидно, что уровень Пассионарного напряжения этноса обратно пропорционален доле Субпассионариев в этом этносе. Объединённый безликий отрицательный баланс сексуальной (биохимической) энергии этноса и есть то угасание импульса вследствие энтропии, интенсивность которого зависит от весьма обширного набора факторов. Климатические, стихийные факторы рассматривать не станем, это тема отдельного исследования, вместо этого остановимся на основном биосферно-антропологических факторе снижения Пассионарности — воздействии Антисистемы.

Антисистема[править]

Понятие Антисистемы введено Гумилёвым, но примечательно, что Лев Николаевич не приводит обобщённого определения Антисистеме в своих трудах, зато периодически объединяет сей термин с чем либо, то с религией, то с философией, то с этносом, оставляя определение Антисистемы за скобками:

Поскольку мы избрали отправной точкой отсчета природу, как окружающую нас, так и заключенную в наших телах, то следует признать, что отношение к ней возможно двоякое, что проявилось в религиозных учениях, философемы которых можно охарактеризовать как диаметрально противоположные:

<…>

  1. Человек признает себя частью природы, верхним звеном биоценоза — тогда он не противопоставляет себя животным, своим меньшим братьям, и, подобно им, убивает, чтобы поесть, или защитить себя, или отстоять свое право на воспроизводство детей, а умирая, он отдает свое тело на съедение растениям и червям.
  2. Человек противопоставляет себя природе, в которой он видит сферу страданий. При этом он обязан включить в отвергаемую им биосферу и свое собственное тело, от которого необходимо освободить «душу», т. е. сознание. Пути для этого предлагались разные, но принцип был всегда один — отрицание мира как источника зла.

<…>
Эти два подхода к проблеме биосферы прослеживаются везде, где есть записанная история. В начале н. э. первая концепция была представлена христианством, исламом, иудаизмом, индуизмом (веданта), конфуцианством, даосизмом и языческими системами тюрок, славян и угрофиннов. Вторая концепция возникла не среди этносов, а на стыках их и распространялась по зонам этнических контактов. Начало ей положили антиохийские гностики, а бытовала она в форме манихейства, маздакизма, исмаилизма в Персии, катаризма во Франции, богумильства в Болгарии и павликианства в Малой Азии. Логика этой концепции была обаятельна, ибо подменяла туманную интуицию «знанием», разумеется сокровенным, но люди инстинктивно отвергали соблазн и вели себя одинаково в Китае и во Франции, в Арабском халифате и в Южной Сибири. А те народы или общины, которые принимали это увлекательное учение, быстро теряли его адептов, а заодно и свою славу, культуру и независимость. Однако мироотрицание вспыхивало в другом месте с новой силой, снова проповедовало «религию света» и опять оставляло после себя трупы и объятое тьмой пепелище. Что ж, с их точки зрения, результат был желательным — через смерть страдания живых существ были прекращены, но откуда проповедники многочисленных и разнообразных антисистем брали энергию для своих страшных свершений? Очевидно, они были столь же пассионарны, как и сторонники позитивных систем, но за счет чего?
<…>
Позитивные этнические системы возникают за счет толчка (мутации) или генетического дрейфа и существуют, черпая силы из природы своего региона. Антисистемы этносов не образуют, богатствами природы пренебрегают и гнездятся в телах этносов, как раковые опухоли в живых организмах. Пассионарность их всегда высока, но черпают они ее из перепадов пассионарного напряжения, вследствие чего они возникают на границах этносов или суперэтносов. Разнообразие этносферы, т. е. ее лучшее украшение, используется антисистемами для аннигиляции культуры и природы. Традиции их передаются вне семей, от учителей к ученикам. Это значит, что место сигнальной наследственности, роднящей человека с другими млекопитающими, здесь занимает обучение, немыслимое без записанного текста. А разница между традициями «живыми», усваиваемыми при детском воспитании, и традициями «сделанными», т. е. книжными, такая же, как между организмами и вещами. Одни, умирая, восстанавливаются через потомство, другие медленно разрушаются без надежды на восстановление. Вещь может починить только человек, а книжную традицию восстановить — новый этнос. Вот почему эпоха гуманизма, т. е. чтения и усвоения наследия умершей культуры, получила название «Возрождение».
<…>
Но антисистема не вещь. Она вытягивает пассионарность из вместившего ее этноса, как вурдалак. Это для нее не составляет труда потому, что цель ее — не созидание, т. е. усложнение системы, а упрощение, или перевод живого вещества в косное, косного — путем лишения ее формы — в аморфное, а это последнее легко поддается аннигиляции, являющейся целью поборников антисистемы.
<…>
Поэтому антисистемы существуют очень долго, меняя свои вместилища — обреченные этносы. Иногда они возникают заново там, где два-три этнических стереотипа накладываются друг на друга. А если им приходится при этом сменить символ веры и догмат исповедания — не беда. Принцип стремления к уничтожению остается, а это главное…

Л. Н. Гумилёв «Древняя Русь и Великая степь»

Адепты Антисистемы, обладают избыточной биохимической энергией, приобретаемой за счёт разрушения этносов.

Антисистема — совокупность разносторонних мировоззрений людей с негативным мироощущением, выражающимся в осознанном или неосознанном стремлении к разрушению окружающих материальных и нематериальных связей мира вплоть до самоуничтожения.

«От обратного» формулируем понятие «Система».

Система — совокупность разносторонних мировоззрений людей с позитивным мироощущением, выражающимся в осознанном или неосознанном стремлении к созиданию материальных и нематериальных связей мира вплоть до объединения в единый бессмертный организм.

Для Антисистемы характерна «Танатократия» (Смертовластие), а для Системы характерна «Витакратия» (Жизневластие) их мирное совместное существование невозможно по определению, ибо первое есть безусловный паразит в лоне второго. Антисистема внедряясь в Систему, совершает в той или иной форме акт агрессии. Терпеть Антисистему, — совершить Роскомнадзор.

Негативное воздействие Антисистемы на этнос в физическом плане проявляется в последнюю очередь, когда уже повернуть вспять ход истории практически невозможно. Этому должно предшествовать масштабное и циничное воздействие Антисистемы как фактора, от которого зависит неуклонное снижение обобщённого заряда биохимической (сексуальной) энергии этноса (угасание импульса вследствие энтропии), в том числе за счёт рассмотренных в «Гомотеории» процессов дегенерации кланов, этот этнос образующих.

Во избежание путаницы в межушом ганглии читателя, что понятия Дегенерат (индивидуум-вырожденец, вовлечённый в процесс Дегенерации клана) и Субпассионарий (индивидуум, представляющий Гетеросексуального пассив) не тождественны, ибо вполне нормальная гармоничная семья обывателя в большинстве случаев Субпассионарна, и в тоже время дегенератом может быть Пассионарная личность являющаяся, к примеру, латентным (подавленным) гомосексуалистом.

И ещё одно разъяснительное отступление. К примеру, наш термин «Латентный гомосексуальный актив» вовсе не означает, что сабж выполняет активную в роль в гомосексуальных отношениях, он может выполнять роль как «мальчика», так и «девочки», быть «уни», трансгендером и даже не выходить за рамки рукоблудия. С точки зрения «Гомотеории» его роль в противоестественном удовлетворении половых потребностей неважна, важен факт противоестественности сексуального влечения, а также наличие устойчивого свободного излишка сексуальной энергии, то есть Пассионарного заряда.

Результаты воздействия Дегенерации на Пассионарность этноса не всегда очевидны, ведь даже проследить причинно-следственную связь между зародившимися дегенеративными психосексуальными эксцессами отдельных личностей здорового клана до его (клана) полного исчезновения, путём независимого наблюдения, весьма сложно, ибо необходим некий долгожитель, способный непредвзято фиксировать как сокровенные фантазии, так и фактическое поведение членов клана в разных поколениях, либо они (члены клана) сами должны фиксировать сие в личных дневниках, с обязательным дальнейшим обобщением. Что же говорить о нации, где возможна существенная дисперсность прохождения стадий дегенерации не только отдельных личностей, но и целых кланов! Где по той или иной причине возможно существенная флуктуация психосексуального поведения тех или иных кланов от присущего поведенческого шаблона в той или иной фазы этногенеза, в том или ином промежутке времени. Тем не менее, описание в динамике процессов обобщённого инкубационного роста Пассионарности кланов до соответствующего накала и взрыва; образования (рождения) этноса; обобщённого биоэнергетического функционирования кланов в этносе; дрейфа к усреднённой потери кланами этноса заряда биохимической энергетики; последующей совокупной смерти кланов, с выводами о влиянии на ход исторических процессов, восстаний, войн, миграций, и пр. приведено Л.Н. Гумилёвым в Пассионарной теории этногенеза. Его вклад в развитие антропологии сложно переоценить. В тоже время причины изменений Пассионарного накала (биохимического энергозаряда) внутри этносов и связь сего заряда с усреднённым психосексуальным поведением внутри этноса, Гумилёвым, как правило, не разбираются. Есть лишь намёки на то или иное брачное поведение, но прямого указания главных причин угасания Пассионарного импульса этноса в теории Л.Н. Гумилёва нет. Имеются только описания взаимосвязи между падением Пассионарности этноса и внедрением в тело этого этноса Антисистемы, но как это практически работает неясно. Ну и на том спасибо, разберёмся сами.

Восходящий и нисходящий путь этноса[править]

Согласно «Гомотеории» сегменты населения, как то: Латентный гомосексуальный актив, Латентный гомосексуальный пассив, Открытый гомосексуальный актив и Открытий гомосексуальный пассив объединят то, что индивидуумы, входящие в их число - Дегенераты (Вырожденцы). По понятным причинам ядро этноса, сии сегменты составить не могут, ибо в таком случае этносу жить не более двух поколений. Но такого со времён Содома и Гоморры не было и нет. В подавляющем большинстве этносов, согласно статистике доктора Кинси, совокупная доля этих сегментов вряд ли превысит треть от общего, а, следовательно, при естественном воспроизводстве населения остальными двумя третями этноса, репродуктивной несостоятельностью Дегенератов можно пренебречь.

Естественным воспроизводством населения следует считать такое репродуктивное поведение этноса, при котором коэффициент суммарной рождаемости недегенеративных сегментов населения больше или равен 6. Другими словами у гетеросексуальных сегментов населения рождается не менее 6 детей в расчёте на одну женщину условного поколения. Известно, для естественного воспроизводства населения минимальное значение коэффициента суммарной рождаемости для всего этноса равно 2,1. В случае естественного воспроизводства населения, минимальное значение коэффициента рождаемости будет равняться 4, это при условии, что дегенеративные сегменты населения полностью откажутся от чадородия. А так как в реалиях Дегенераты всё же обзаводятся личинусами, а остальные две трети не так уж и плодовиты, рождения плавно распределяются между всеми сегментами населения, посему за естественным воспроизводством населения оставим усреднённый коэффициент рождаемости равный 4, ибо статистика не делит население на сегменты, но отражает объективную реальность в цифрах. Значение коэффициента рождаемости равное 4 (наблюдающийся в России в сталинскую эпоху), как мы видим, учитывает реалии, в которых имеет место процесс дегенерации. В то же время абстрактная гетеросексуальная женщина не использующая никакие методы контрацепции, то есть удовлетворяя половую потребность естественным способом, вполне способна родить шестерых детей (к примеру, троих на третьем десятке, троих на четвёртом). Следовательно, любой абстрактный этнос в фазу Обскурации, характерную снижением Пассионарного напряжения ниже уровня гомеостаза вступить не должен. Коэффициент суммарной рождаемости не должен падать ниже четырёх, при том, что уровень гомеостаза соответствует значению приведённого показателя 2,1. Логично, что любой этнос должен был быть бессмертным, да он должен пройти через фазу подъёма, Акматическую фазу, надлом, инерционную фазу этногенеза…и так вечная инерция. Это было бы справедливо, если бы не имело место прямого воздействия Антисистемы на этнос, путём физического уничтожения системных Пассионариев в результате войн. Посему, увы, и ах, Обскурация неизбежна и Пассионарность рано или поздно падёт ниже уровня гомеостаза, т.е. способности этноса воспроизводить самого себя. Обскурация сопровождается политическими катаклизмами, потерей самоидентификации этноса, его ползучему поглощению иными, более Пассионарными этносами, либо внезапному исчезновению в результате истребления, и это именно те случаи, когда изменить уже ничего нельзя. Однако обратное неверно – политические катаклизмы необязательно приводят к Обскурации, ибо без них, как учит история и Лев Николаевич Гумилёв, невозможен Пассионарный взрыв и рождение нового этноса. Этнос рождается в результате Пассионарного взрыва, при котором муки неизбежны.

Чтобы понять каковы это муки, муки родов, которые неизбежны при рождении новых этносов, юношеских травм, которые делают этнос сильнее, болезней зрелости, которые делают этнос мудрее, немощи обскуративной старости, либо агонии реликта этноса, надо всесторонне их изучить через призму Пассионарной теории этногенеза и Гомотеории. Имеют значение, многие принципиально различные условия:

  • а.Пассионарный это толчок или Субпассионарный слив;
  • б. под каким знаменем действуют стороны, знаменем Системы или Антисистемы;
  • в. каков возраст этноса на момент катаклизма;
  • г. насколько этнос подвержен разлагающей его изнутри Дегенерации.

Если возраст этноса приближается к тысячелетию, он давно охвачен инерцией, Антисистемное мировоззрение пустило корни и въелось в менталитет, всестороннее влияние антисистемных Пассионариев значительно преобладает над влиянием системных, то политических катаклизм неизбежно приведёт к Обскурации.

Покуда пассионарность в этносе высока, войны и схватки происходят без нанесения существенного ущерба для него, если только этнос, будет настолько неблагоразумен, что не вступит в войну на тотальное уничтожение с другим, значительно более сильным этносом. Но и в этом случае не всё потеряно. История знает много примеров, когда Пассионарные потомки покорённых народов поглощали этносы победителей изнутри. На много хуже, если к тотальной войне, пусть даже и многочисленный этнос, подошёл со значительно сниженной Пассионарностью. Это чревато далеко идущими последствиями, и вот почему.

Уровень Пассионарного напряжения этноса обратно пропорционален доле Субпассионариев в этом этносе, когда доля пассива преобладает настолько, что политическим мнением актива пренебрегают, надлом трансформируется в инерцию, когда во всех значимых сферах общественной жизни начинает преобладать обывательские жизненные ценности, ставящие приоритетом удовлетворение околовитальных потребностей. Субпассионарии не способны адекватно оценивать свою историческую роль, а наоборот в их действиях преобладают сиюминутные мотивы. Акматическая фаза Пассионарного напряжения будет продолжаться столько времени, сколько управлять процессами будут системные Пассионарии (актив), с падением доли системных Пассионариев и перехода части управленческих функций в руки Субпассионариев, общество становится безучастно к коллективной судьбе, и как результат становиться лёгкой добычей антисистемных Пассионариев, располагающихся на обратном политическом полюсе, со знаком минус. Первая Мировая война способствовала неестественному уменьшению доли системных Пассионариев, в результате в первую очередь их физического уничтожения на фронтах, посему стала возможна успешная совместная деятельность лиц исповедующих антисистему, которые следует справедливо отметить к 1914 году имела солидный вес как среди масс, так и среди господствующих сословий (в том числе духовенства) и без войны. Война способствовала надлому: антисистемный лозунг актива «долой самодержавие», на какой-то момент стал превалировать над системным «за веру, царя и отечество». Предательство отдельных лиц не встретило должного сопротивления ни среди Субпассионарных масс, ни среди колеблющихся Пассионариев. Надлом, организованный в России антисистемным Пассионарным меньшинством спровоцировал жестокое взаимное истребление не только разнополюсных Пассионариев, но и собственно Субпассионариев, принимавших ту или иную сторону в гражданской войне с большой долей курьёза.

Каждый народный организм можно подразделить на три больших класса. Первый класс это — полюс самых лучших людей — лучших в смысле большей добродетели, большего мужества и готовности к самопожертвованию. Второй класс это — полюс самого худшего человеческого материала, полюс человеческих отбросов; эти люди являются вместилищем всех эгоистических инстинктов и пороков. Третий класс это — та громадная масса, которая находится посередине между обоими указанными полюсами. Это именно средние люди, не отличающиеся ни чрезмерным героизмом, ни резко выраженной преступностью.

<…>
Эпохи подъема государства обыкновенно характеризуются абсолютным господством полюса самых лучших людей. Если бы не руководили эти люди, невозможен был бы и самый подъем.
<…>
Обычные нормальные эпохи более или менее равномерного и стабильного развития характеризуются, очевидно для всех, преобладанием элементов середины. Силы обоих полюсов в такие эпохи более или менее уравновешивают друг друга.
<…>
Эпохи крушения государства характеризуются преобладающей ролью полюса самых худших людей.
<…>
Примечательно, однако, то, что золотая середина, то есть широкие массы средних людей, накладывает свой отпечаток на эпоху только тогда, когда оба крайних полюса находятся в жестокой свалке друг с другом и тем самым связывают силы друг друга. А как только победит тот или другой из крайних полюсов, так широкая масса середины немедленно подчиняется данному победителю. Если победит полюс лучших людей, широкая середина сразу пойдет за ним. Если же верх возьмет полюс худших элементов, то широкая середина во всяком случае не станет оказывать ему сопротивления. Ибо широкие массы средних людей никогда неспособны повести самостоятельную борьбу.
<…>
И вот мировая война после четырех с половиной лет тяжких битв совершенно нарушила у нас равновесие между тремя указанными классами. Нельзя конечно отрицать того факта, что и середина принесла в течение войны громадные жертвы. Но решающее значение получил тот факт, что полюс лучших людей в течение войны почти целиком лег на полях войны. Поистине неисчислимо количество героев нашей нации, сложивших свои головы на фронтах войны.
<…>
Вспомним, в самом деле, каких гигантских жертв потребовала война именно от этих героических элементов, которых обычно средние люди заметить не могут. Добровольцы — на фронт! Добровольцы — в наиболее опасные патрули! Добровольцы — в разведчики! Добровольцы — на трудную телефонную службу! Добровольцы — в колонну для наводки мостов! Добровольцы — на подводные лодки! Добровольцы — в авиацию! Добровольцы — в штурмовые батальоны! И т. д. и т. д. Тысячи и тысячи раз в течение четырех с половиной лет войны раздавались эти призывы по разным поводам. И всегда мы могли наблюдать одну и ту же картину: на такие призывы откликались безусые юноши или зрелые люди из числа только тех героически настроенных немцев, которые забыли все личные интересы и, полные горячей любви к отечеству, в любую минуту готовы были отдать свою жизнь. Десятками, сотнями тысяч гибли эти лучшие люди во время войны. Вот почему эта лучшая человеческая прослойка неизбежно становилась все тоньше и тоньше. Те, кто не погиб, были искалечены. Немногочисленный круг уцелевших не мог уже удовлетворительно выполнять свою социальную функцию. Чего стоит один тот факт, что в 1914 г. у нас вербовались целые армии из числа добровольцев? А ведь большинство из них погибло и не могло не погибнуть, так как благодаря преступной бессовестности наших парламентских невежд эти люди не имели достаточной довоенной подготовки и неизбежно стали поэтому простым пушечным мясом. В тогдашних фландрских боях пало (или было искалечено) добрых 400 тысяч человек, и заменить этот лучший слой людей у нас некем было.
<…>
Потерю этих людей нельзя исчислять только арифметически. Их гибель уже достаточно чувствительно нарушила равновесие. Полюс худших элементов нации неизбежно стал перевешивать. Низость, трусость и подлость неизбежно стали брать верх. К этому надо прибавить еще следующее. Дело было не только в том, что на полях битв массами погибали лучшие люди. Беда заключалась еще и в том, что в это же самое время в тылу самым старательным образом консервировались именно самые худшие элементы. На каждого героя добровольца, смело и бесстрашно шедшего, навстречу патриотической смерти, приходилось по меньшей мере по одному «герою» тыла, убегавшему от смерти и сохранявшему свою драгоценную жизнь для «пользы» родины. Вот почему к концу войны мы и получили следующую картину: середина принесла свои очень большие жертвы кровью; полюс лучших людей дрался образцово и почти весь физически погиб; полюс худших элементов к сожалению уцелел почти весь, использовав в своих интересах многие нелепости нашего законодательства, а главное - то обстоятельство, что мы не пустили в ход военного устава. И вот именно эта очень хорошо сохранившаяся человеческая накипь и сделала ноябрьскую революцию. Лагерь этот мог сделать революцию только потому, что ему теперь не противостоял уже полюс самых лучших людей. Эти последние в своем большинстве погибли на фронтах.
<…>
Ввиду этого приходится сказать, что германскую революцию сделал отнюдь не сам народ. Не народные массы Германии повинны в этих каиновых делах, а только гнусная шайка дезертиров, сутенеров и прочей сволочи.

Неизвестный художник

Неизвестный художник в целом верно оценил расклад сил: на разных полюсах этноса находятся системные (большая часть гетеросексуального актива) и антисистемные Пассионарии (меньшая часть гетеросексуального актива, латентный и открытый гомосексуальный активы, где-то в середине Субпассионарии, т.е. пассив всех мастей. И чем меньше в этносе совокупной Пассионарности (т.е. заряда биохимической энергии живого вещества), тем доля Субпассионариев выше, а, следовательно, обыватель более инертен. Что хочешь с ним делай, но «лишь бы не было войны», что на стадии Обскурации приводит в мирное время к медленной, но необратимой эвтаназии этноса.

Пассионарность – заряд в большей степени наследственный, чем приобретённый, следовательно, истреблённый актив, оставивший потомство, оставляет и сей заряд. Вполне закономерно, что в России между мировыми войнами и после них родилось достаточное число Пассионариев, способных в ключевой момент использовать свою генетическую память в деле борьбы с фашизмом и восстановления страны. Германия в тот момент имела схожие проблемы, правда в отличие от России Пассионарность немецкого народа в целом была значительно ниже, ибо Европа уже как пару сотен лет вступила в инерционную фазу этногенеза. Итог Второй Мировой войны для Германии – вступление в фазу Обскурации этноса.

Добро и зло. Религия. Разложение[править]

Теперь о негативном воздействии Антисистемы на этнос в духовном и ментальном планах. Сие воздействие будет успешным, в результате порабощения разума Пассионариев. Разум конечен, мир невозможно охватить разумом, посему поставить в тупик разум даже высокоинтеллектуального Пассионария подготовленному адепту Антисистемы, либо безликому Антисистемному учению почти всегда более или менее успешно удаётся. Антисистемный Пассионарий либо теряет свою Пассионарность, через потерю биохимического заряда путём дегенеративного разврата, и трансформируется в Субпассионария, либо неистово поклоняется идеалам танатократии, параллельно развращая Разум и Душу других. Ситуация существенно меняется, если Пассионарный индивидуум Религиозен. В таком случае Антисистеме придётся либо преодолевать веру на пути к полному порабощению Пассионария, либо вера усугубит и преумножит влияние Антисистемы на него. Всё зависит от того, какую религию исповедует этот человек, Системную или Антисистемную.

В Системных религиях чётко разделяются понятия Добра и Зла, причём оба полюса строго персонифицируются. С одной стороны Всевышний (Бог, Аллах), иерархия ангелов, пророки, святые угодники, непосредственно Церковь с другой стороны падший ангел (Денница, Иблис), демоны, грешники и неверные. Награда верующим Рай и Спасение, наказание неверующим Ад и Погибель. Жизнь верующего — непрерывная борьба с личными страстями и пороками. И никаких компромиссов. В случае исповедания индивидуумом Системной религии размышления и, следовательно, поступки его в той или иной степени приближаются к идеалам Священного Писания и Предания этой религии, где догматическое учение по отношению к природе характеризуется философемой по Гумилёву, когда «Человек признает себя частью природы, верхним звеном биоценоза — тогда он не противопоставляет себя животным, своим меньшим братьям, и, подобно им, убивает, чтобы поесть, или защитить себя, или отстоять свое право на воспроизводство детей, а умирая, он отдает свое тело на съедение растениям и червям». Заметим, человек в Системной религии не является центром вселенной, он принимает главенство, но отдаёт себя, он руководит, но подчиняется, он рожает, но умирает, он есть элемент единого целого, не больше, не меньше. Здесь есть место гордости за звание быть человеком, но напрочь отсутствует гуманистическая гордыня. Даже если разум системного Пассионария и будет затмлён, тогда вера, религиозные чувства, потребность служению Всевышнему и Божественная любовь не дадут ему всем сердцем принять Антисистему. Антисистема будет отторгнута, после того, как индивидуум обратит на неё свой пристальный и беспристрастный внутренний взор.

    Описать все признаки Антисистемных религий не представляется возможным из-за внушительного количества этих самых религий, но основные тренды таковы: В Антисистемных религиях понятия Добра и Зла искажены, часто обезличены, их может не быть вообще. Вместо Всевышнего могут почитаться боги или полубоги, сочетающие ангельские и демонические признаки, с фантасмагорической иерархией и вымышленными легендами, а также т.н. «Вселенский Разум». Всевозможные оккультные учения находят своих последователей благодаря Антисистемным религиям. Нередко проповедуется культ смерти и (или) блуда, сопровождающиеся ритуальными постановками. Концепции Рая и Ада могут не находить своего места, место них проповедуются утверждения о якобы имеющих место быть «мирах» и «параллельных вселенных». Необходимость Церкви может отрицаться, либо наоборот верующие объединяются в раскольничьи религиозные организации или тоталитарные секты, проповедывающие откровенные или скрытые ереси. Наградой для верующего часто признаётся материальное благо, а наказание – бедность. Жизнь верующего – преумножения материальных ресурсов, среди верующих часто допускается компромиссы по отношению к личным страстям и порокам.

Однако Антисистемные религии в нынешнем мире вчистую проигрывают системным, потому как по определению не жизнеспособны. Антисистема сменила тактику древности и ныне внедряется в Системную религию, предпочитая прямому конфликту разрушение изнутри. Для чего адептам Антисистемы необходимо проповедовать не только свои интеллектуальные, философские взгляды, но и также культы и поверья, дабы внести яд ереси в души системных Пассионариев, заставить под любым предлогом отойти от Системной религии, а затем, традиции, Державности и в конечном итоге патриархальное мышления, дабы отпереть засов врат этноса с целью переселения паразитирующего элемента из умирающего этнического организма в пока ещё достаточно здоровый и полный сил. Субпассионарии в таких случаях всегда инертны, для них больше важны околовитальные потребности, они спокойно примут Антисистему, лишь бы эти потребности удовлетворялись.

      Антисистема может использоваться для воздействия одного этноса на другой:
     «Враги наших врагов — наши друзья», — гласит старинная пословица. Даже если они нас не любят и ничего от нас не получают, они, борясь со своими, а тем самым нашими врагами, помогают нам. В IX—XI вв. непримиримыми по отношению к христианству, исламу и хинаяническому буддизму были сторонники учения пророка и философа Мани, создателя наиболее последовательной концепции антисистемы. Однако иудеи сами были противниками любого антисистемного учения. Они любили в этом мире себя, свои дела и свое потомство. Ради торжества своего этноса они применяли тайну, оружие, заимствованное у их злейших врагов — эллинских гностиков, и ложь, но только по отношению к гоям и акумам. То, что манихейство разъедает любую позитивную этническую систему, иудеи знали. Поэтому они предпочитали видеть манихеев у своих соседей, но ни в коем случае не допускать их к себе.»
     Весьма удачный пример из древности, Антисистема, в данном примере под видом манихейства, вносит разлад в любой иерархический уклад, будь то государство или семья. Антисистема даёт обоснование непокорности воли человека, воли Всевышнего, путём отрицания пророчеств, Священных Писания и Предания, как надёжных источников познания Закона Божьего, Закона природы. Отравленный Антисистемой человек «противопоставляет себя природе, в которой он видит сферу страданий. При этом он обязан включить в отвергаемую им биосферу и свое собственное тело, от которого необходимо освободить «душу», т. е. сознание. Пути для этого предлагались разные, но принцип был всегда один — отрицание мира как источника зла.» Следовательно, адепт Антисистемы будет позиционировать собственный освобождённый разум, как источник добра, внося сумбур и сумятицу в неискушённые умы лиц исповедующих Системную религию, порождая ереси.
     «Характер и система мировоззрения имели практический смысл — отделение добра и зла и объяснение того, что есть зло. Для средневекового обывателя эта проблема решалась просто: противопоставлением Бога — дьяволу, т. е. путем элементарного дуализма. Но против этого выступили ученые-теологи, монисты, утверждавшие, что Бог вездесущ. Но коль скоро так, то Бог присутствует в дьяволе и, значит, несет моральную ответственность за все проделки сатаны.
    На это мыслящие люди возражали, что если Бог — источник зла и греха (пусть даже непосредственным исполнителем является черт), то нет смысла почитать его. И они приводили тексты из Нового Завета, где Христос отказался вступить в компромисс с искушавшим его дьяволом. На это сторонники монизма отвечали теорией, согласно которой сатана был создан чистым ангелом, но возмутился и стал творить зло по самоволию и гордости. Но эта концепция несовместима с принципом всеведения Бога, который должен был предусмотреть нюансы поведения своего творения, и всемогущества, ибо, имея возможность прекратить безобразия сатаны, он этого не делает. Поэтому теологи выдвинули новую концепцию: дьявол нужен и выполняет положенную ему задачу, а это, по сути дела, означало компромисс Бога и сатаны, что для людей, безразличных к вере, было удобно, а для искренне верующих — неприемлемо. Возникли поиски решения, а значит, и ереси.»
   «В эпоху поздней Античности проблема сатаногенеза дебатировалась неоднократно. Во II в. дьявола в церковную догматику ввел Ириней Лионский, определив ему в ней точное место. Иринею же принадлежит и ясно выраженная мысль о том, что дьявол создан подобно другим ангелам, что он по природе своей добр, обладает свободной волей и мог бы творить одинаково доброе и злое, но по собственной воле и вине стал злым и творит одно лишь злое. Он «злоупотребил» своею свободою ввиду присущих ему гордыни, надменности и чванства, а также в немалой степени зависти; за эти свойства он, по словам Оригена, был низринут с неба на землю и превратился в своего рода падшего ангела. Особенно сильно разгорелась его зависть, когда он убедился, что у Адама и Евы имеются дети; он увлек поэтому Каина на убийство брата, любезного богу, и стал родоначальником смерти, продолжающейся еще и ныне. Кроме указанных свойств, на падение дьявола с неба влияла еще и его непомерная похоть, причина падения столь многочисленных ангелов, гнавшихся за дщерями смертных. От сожительства с ними падших ангелов произошли «недостойные небожительства» демоны, помощники и сотрудники дьявола, рыскающие по свету и причиняющие людям много зла. По словам Иринея, падение дьявола произошло в период между сотворением человека и его искуплением, причем падший ангел телесен, хотя тело его «менее физическое, нежели обычное человеческое тело».
    Здесь необходимо уточнить, что парадокс разума, сводящийся к тому, что «Бог Всемогущ, Бог добр, В мире есть зло, что-то одно не верно», на самом деле таковым не является, ибо в Системных религиях имеются положения от «трёх волях», но до сих пор это будоражит носителей Антисистемы, да и просто полуграмотных схоластиков.
Следует отметить, что адепты Антисистемы, за долгие тысячелетия выработали свои методы передачи деструктивных «традиций». Сии «Традиции» передаются «Вне семей», от «учителя к ученику», от одного члена дегенеративного сегмента этноса другому путём сетевого взаимодействия «партнёр-партнёр», с появлением письменности появилась возможность делиться опытом без прямого контакта, а также преодолевая временной разрыв. Но традиции это не «живые», потому как «разница между традициями «живыми», усваиваемыми при детском воспитании, и традициями «сделанными», т. е. книжными, такая же, как между организмами и вещами. Одни, умирая, восстанавливаются через потомство, другие медленно разрушаются без надежды на восстановление. Вещь может починить только человек, а книжную традицию восстановить — новый этнос. Вот почему эпоха гуманизма, т. е. чтения и усвоения наследия умершей культуры, получила название «Возрождение».
     Почему так?
    Системные религии отрицают приемлемость с точки зрения догматов веры не только противоестественных форм удовлетворения половых потребностей, но и даже неестественных. Правоверная пара предохраняться не должна, посему супруги обязаны жить либо «как брат с сестрой», либо рожать. В первом случае мужчина и женщина образовавшуюся Пассионарность посвящают Всевышнему, во втором случае воспроизводят население, передавая традицию из уст в уста. Дети подражают родителям, традиция сохраняется род преумножается, пока не прейдёт деструктивная информация извне. Половое желание имеет место в каждом индивидууме, и это естественно, и более того необходимо, потому как ежели не было их, погиб бы род человеческий. Но если желания формируют устойчивую тягу (похоть) к разврату (половой распущенности), уже трудно держать их в узде, но немыслимо воспитывать столько детей, на сколько хватает сил для разврата. Индивидуум вступает в яростную борьбу с собой, методично постом и молитвой старясь обуздать плоть и подчинить разуму, который принимает традицию и веру. Но вот происходит приобщение к иной традиции или вере, вертикаль соконтроля устраняется, разум переподчиняется иной вере, либо культу, и горе человеку, если тот имеет Антисистемный корень! Часто антисистема ставит во главу угла Разум и Познание (материализм), отметая веру как архаику прошлого. Совесть, природная добродетель, становится беспризорной дочерью и уже не может назидать, но ищет, за что зацепиться, и часто прибивается даже не к добродетели. Разум, более не связанный верой и дочерью её совестью идёт на компромисс с похотью, допуская разврат. Разврат чреват зачатием и деторождением, но воля человеческая уже не согласовывается с традицией, (ибо она накладывает ограничения) а лишь с желанием «я хочу», посему по собственной воли человек отказывается от деторождения, прибегая к неестественным способам удовлетворения половых потребностей. Способы сии классифицируются по различным признакам, превращаясь в антитрадиционное знание. Глубинный смысл этого знания – уничтожение, начиная с семени, заканчивая внутриутробными младенцами. Вот ещё одно проявление Антисистемы и физическом уровне! Этнос, охваченный Антисистемой неминуемо стремится к исчезновению, однако яд надо передать, для этого нужен свежий, Пассионарный этнос, а также сформированы школы носителей, дабы в удобоприемлемой для этноса форме «учение» преподнести, добиться его принятия, закрепления и распространения. Массовое внедрение в сознание и культуру этноса чужеродной Антисистемы, и есть пресловутое Возрождение.
     Наиболее восприимчивые сегменты этноса к чужеродной Антисистеме – «лишние люди», природные дегенераты, извращенцы, гомосексуалисты и психопаты всей мастей, особенно, если они Пассионарны. Они подспудно осознают, что не способны блюсти системные традиции, и часто Пассионарность, оставшуюся от педерастии, либо противоестественного употребления женщин, применяют для утоления жажды наживы. Именно ОНИ тащат Антисистему в люди. Именно они несут раскол в системные религии, распространяют ересь, клевету на клир, поносят системные власти и воинства, охаивают системные традиции и семейные ценности, он есть нигилисты, бунтари и революционеры.
 Системные Пассионарии всегда препятствую «Возрождению», ибо гниль Антисистемы читаема, а последствия прогнозируемы, но правда, не всегда очевидны. Не всегда видно, что на первый взгляд привлекательная девушка страдает неизлечимым венерическим заболеванием, однако последствия контактов неизбежно дадут о себе знать. То же и с Антисистемой: легко впасть в прелесть под влиянием чужеродной мысли, но жестокая расплата с лихвой перекрывает новоначальную легкомысленность.

Субпассионарии почти всегда инертны, для них Антисистемой припасён Разврат, внедряемый для подражания под видом сексуальной революции.

    Основное препятствие для «Возрождения» - Системная религия. Системная религия позволяет поддерживать этнос в равновесии, удерживает Пассионарные сегменты от непоследовательных рывков, придаёт системный смысл жизни внушаемым дегенеративным элементам, сохраняет способность Субпассионарий (обывателя)к гомеостазу, повышает его управляемость и выживаемость. Системная религия не только ключ ко спасению отдельного индивидуума, но и стержень этноса, а также оплот государственной власти на этот этнос опирающегося. Молодой Пассионарный этнос, не принявший системной религии, следовательно, подверженный одной из форм антисистемного культа, в подавляющем большинстве случаев становится жертвой политических катаклизмов, виной чему косвенно становится неуёмная Пассионарность, урезаемая вмиг на поле боя. В какой то мере Системная религия – некое лекало, в какой-то мере искусственно снижающее, а в какой-то мере перенаправляющая Пассионарность сравнительно молодого этноса, но в то же время существенно повышающая её у сравнительно старого. Однако Системная религия притупляет положительное воздействие на этнос в под влиянием внедрившейся Антисистемы в Церковь (богоустановленного общества людей имеющих одну веру, таинства, дисциплину и иерархию).Эволюцию Церкви системной религии, как и этнического образования следует разбивать на несколько стадий, с характерными закономерностями. И пусть их описание не будет казаться читателю вульгарно-циничным. Да простит нас причет Церковный всех системных конфессий, но без краткого изложения этих утончённых закономерностей, понимание глубинных причин позволяющих Антисистеме снижать защитную функцию–интенсивность положительного воздействия Системной религии на этнос, её исповедующий будет неполным. Теория о стадийной эволюции Церкви, опирается на текст Священного Писания.
    Для начала, напомним ещё раз, что Пассионарность индивидуума - заряд биохимической энергии живого вещества, то есть устойчивый во времени врождённый или приобретённый этим индивидуумом избыток сексуальной энергии. Индивидуум, обладающий Пассионарностью, есть Пассионарий или Актив. Актив волен распоряжаться своей Пассионарностью по своему усмотрению, утоляя жажду наживы, эстетические потребности, потребности в познании прочие надвитальные потребности по Маслоу. Актив также волен распоряжаться своей Пассионарностью для удовлетворения духовной потребности в Вере. Исповедуя системную религию, индивидуум в обмен на Пассионарность стяжает Духовность, ибо как сообщил преподобный Серафим Саровский своему духовному чаду Н.А. Мотовилову: «в стяжении Духа Божия и состоит истинная цель нашей жизни христианской, а молитва, бдение, пост, милостыня и другие ради Христа делаемые добродетели суть только средства к стяжанию Духа Божиего…Стяжание все равно что приобретение, ведь вы разумеете, что значит стяжание денег. Так все равно и стяжание Духа Божия. … Цель жизни мирской обыкновенных людей есть стяжание, или наживание, денег, а у дворян сверх того – получение почестей, отличий и других наград за государственные заслуги. Стяжание Духа Божия есть тоже капитал, но только благодатный и вечный...».http://www.pravoslavie.ru/put/1433.htm
    Духовность лежит за пределами человеческого разума, следовательно, ум не пригоден для всестороннего познания Духовности. Раз Духовность не познаваема полностью, то сформулировав определение Духовности можно лишь частично открыть её сущность:
   Духовность есть высшее сакральное благо, вызванное удовлетворением потребности в Вере, приобретаемое Активом взамен пассионарности, получаемое путём исповедования одной из системных религий.
 Стоит сразу предупредить неискушённого читателя, что в Системных религиях существует ряд противоречивых догматов, их объединение сугубо условно, но мы не будем вдаваться в подробности «многобожия» Православия, либо «безблагодатности» Ислама, ибо это далеко выходит за тематические границы нашего катехизиса.
   Функция, отражающая изменения уровня Духовности в этносах, исповедующих Системные религии, во времени, как правило, коррелирует с функцией отражающей изменения Пассионарности в этих же этносах, стой лишь разностью, что волатильность Пассионарности несколько выше. Это обусловлено тем, что далеко не все пассионарии достаточно религиозны, чтобы стяжать духовность, тем не менее, коррелирующие функции «Пассионарность – Духовность» за редким исключениями (о которых позже) постоянно находятся в причинно- следственном взаимодействии между собой. То есть справедливо утверждение, что духовность воздействуют на Пассионарность этноса. Но не только это. Справедливо также утверждение, что Пассионарность этноса воздействует на стадию развития Церкви.
   Часто бывает, что внутри этнической системы возникает противоречия между Пассионариями вершина которых ознаменуется спором по религиозным вопросам. Спорщики не считают исчерпывающими догматы исповедуемой религии. Намечается тренд духовного абсорбирования части Пассионариев. Затем в некой конкретной точке времени в этническом пространстве является Лицо, уровень Пассионарности которого по той или иной причине не только существенно выше окружающих, но зашкаливает по даже эпохальным меркам. Большая часть Пассионарности Лицо направляет на удовлетворения потребности в вере, перешагивая через условности старой религии или культа, исповедуемого предками, в поиске духовного удовлетворения более высокого порядка, углубляя наметившийся тренд.
 Отправной точкой можно считать момент, когда Лицо прошло некое испытание временем и иными воздействиями, и стало генератором духовности по отношению к людям:
  «Тогда Иисус возведен был Духом в пустыню, для искушения от диавола,

и, постившись сорок дней и сорок ночей, напоследок взалкал. И приступил к Нему искуситель и сказал: если Ты Сын Божий, скажи, чтобы камни сии сделались хлебами. Он же сказал ему в ответ: написано: не хлебом одним будет жить человек, но всяким словом, исходящим из уст Божиих. Потом берет Его диавол в святой город и поставляет Его на крыле храма, и говорит Ему: если Ты Сын Божий, бросься вниз, ибо написано: Ангелам Своим заповедает о Тебе, и на руках понесут Тебя, да не преткнешься о камень ногою Твоею. Иисус сказал ему: написано также: не искушай Господа Бога твоего. Опять берет Его диавол на весьма высокую гору и показывает Ему все царства мира и славу их, и говорит Ему: все это дам Тебе, если, пав, поклонишься мне. Тогда Иисус говорит ему: отойди от Меня, сатана, ибо написано: Господу Богу твоему поклоняйся и Ему одному служи. Тогда оставляет Его диавол, и се, Ангелы приступили и служили Ему. Услышав же Иисус, что Иоанн отдан под стражу, удалился в Галилею и, оставив Назарет, пришел и поселился в Капернауме приморском, в пределах Завулоновых и Неффалимовых, да сбудется реченное через пророка Исаию, который говорит: земля Завулонова и земля Неффалимова, на пути приморском, за Иорданом, Галилея языческая, народ, сидящий во тьме, увидел свет великий, и сидящим в стране и тени смертной воссиял свет. С того времени Иисус начал проповедывать и говорить: покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное.» (Матф.Гл4 1-17)

 Примечательно, что Лицо может не став генератором духовности, стать генератором идей, впоследствии адептом Антисистемы, сектантом и еретиком, демагогом и словоблудом. Однако вернёмся к появлению Системной религии и Церкви.

Сверхдуховность Лица не остаётся без внимания современников. Вокруг Него собираются Пассионарии, способные воспринимать и ретранслировать Его духовное учение, находясь временами в непосредственном контакте с Ним. На почве духовного учения Сверхдуховное Лицо и Его ученики образуют некую консорцию, обособляясь от остального этноса. Это есть • Первая стадия развития Церкви – Апостольно-пророческая (Ефесская Церковь);…знаю дела твои, и труд твой, и терпение твое, и то, что ты не можешь сносить развратных, и испытал тех, которые называют себя апостолами, а они не таковы, и нашел, что они лжецы; ты много переносил и имеешь терпение, и для имени Моего трудился и не изнемогал. Но имею против тебя то, что ты оставил первую любовь твою. Итак вспомни, откуда ты ниспал, и покайся, и твори прежние дела; а если не так, скоро приду к тебе, и сдвину светильник твой с места его, если не покаешься. Впрочем то в тебе хорошо, что ты ненавидишь дела Николаитов, которые и Я ненавижу… (Откр.Гл.2 2-6).

       Особое место в «Откровении Иоанна Богослова» занимают так называемые «Николаиты» - древняя секта адептов Антисистемы, безнравственное учение которой строго обличается. Николаитами в нарицательном имени принято называть лиц, якобы исповедующих Системную религию, но стремящиеся не к борьбе со злом как внутренним так и внешним, а к компромиссу, замирению с ним, что,несомненно,естьпроявление подвластности Антисистеме.
       Интересно описание Львом Николаевичем возникновения ещё одной Системной религии, Ислама:

«Инкубационный период арабского этногенеза длился около 100 лет. К началу VII в. уровень пассионарного напряжения вырос настолько, что стали появляться оригинальные консорции, способные облечь себя в социальные формы и создать догмы исповеданий. Такой консорцией был ислам, проповеданный в Мекке неграмотным погонщиком верблюдов Мухаммедом, искренне считавшим, что он передает слова Аллаха. Именно искренность, бескорыстие и страстная убежденность привлекли на сторону Мухаммеда некоторых арабов — искателей истины (мухаджиров), но они же навлекли на него ненависть других, в частности Абу-Суфьяна, возглавлявшего богатый и влиятельный род Омейя, многих поэтов и бедуинов. Однако Мухаммед и примкнувшие к нему пассионарии (ансары) победили, принудили мекканцев и бедуинов принять веру ислам и создали государство, охватившее весь полуостров. Так консорция выросла сначала в субэтнос, а потом уже в этнос.» Оставим эпитеты «неграмотный» и «искренне считавший» на совести Льва Николаевича, а обратим внимание на совпадения: в Иудее, ждали «Царя Иудейского» появлялись оригинальные религиозные консорции как системные и антисистемные, то же было и в Аравии, что отражает высокий уровень Пассионарности и неблагополучие тамошних народов – основные причины, толкающие системных Пассионариев на поиск Истины. Немаловажный момент: своих религий ни Россия (Русь) ни Запад миру не дали, следовательно, ни русские, ни украинцы, ни европейские этносы Первую стадию развития системной Церкви не переживали. • Вторая стадия развития Церкви – Священномученническая (Смирнская Церковь); …Знаю твои дела, и скорбь, и нищету (впрочем ты богат), и злословие от тех, которые говорят о себе, что они Иудеи, а они не таковы, но сборище сатанинское. Не бойся ничего, что тебе надобно будет претерпеть. Вот, диавол будет ввергать из среды вас в темницу, чтобы искусить вас, и будете иметь скорбь дней десять. Будь верен до смерти, и дам тебе венец жизни… (Откр.Гл.2 9-10)

    Вторая стадия развития Церкви характеризуется массовым переходом системных Пассионариев из лона языческой в лоно одной из Системных религий. Это не могло не вызывать репрессий со стороны власть имущих язычников: лучшие воины уходят на сторону, лучшие женщины уходят за лучшими воинами, казна пустеет…Но как на первый взгляд ни странно это только усиливает желание системных Пассионариев принять священномученничество, ради духовного стяжания.

«Великомученика Пантолеона повесили на дереве и рвали тело железными крюками, обжигали свечами, растягивали на колесе, бросали в кипящее олово, ввергали в море с камнем на шее. Однако во всех истязаниях мужественныйПантолеон оставался невредимым и с дерзновением обличал императора. Господь неоднократно являлся святому и укреплял его. В это же время перед судом язычников предстали пресвитеры Ермолай, Ермипп и Ермократ. Они мужественно исповедали Сладчайшего Господа Иисуса и были обезглавлены (память 26 июля).

     По повелению императора святого великомученика Пантолеона привели в цирк и бросили его на растерзание диким зверям. Но звери лизали его ноги и отталкивали друг друга, стараясь коснуться руки святого. Видя это, зрители поднялись с мест и стали кричать: «Велик Бог христианский! Да будет отпущен неповинный и праведный юноша!» Разъяренный Максимиан приказал воинам убить мечами всех, кто славил Господа Иисуса, и даже убить зверей, не тронувших святого мученика. Видя это, святой Пантолеон воскликнул: «Слава Тебе, Христе Боже, что не только люди, но и звери умирают за Тебя!»
    Наконец, обезумевший от ярости Максимиан приказал отрубить великомученику Пантолеону голову. Воины привели святого на место казни и привязали к масличному дереву. Когда великомученик начал молиться Господу, один из воинов ударил его мечом, но меч стал мягким, как воск, и не нанес никакой раны. Пораженные чудом, воины закричали: «Велик Бог христианский!» В это время Господь еще раз открылся святому, назвав его Пантелеимоном (что значит «многомилостивый») вместо прежнего имени Пантолеон, за его великое милосердие и сострадательность. Услышав Голос с Неба, воины упали на колени перед мучеником и просили прощения. Палачи отказались продолжать казнь, но великомученик Пантелеимон повелел выполнить приказ императора. Тогда воины со слезами простились с великомучеником, целуя его руку.»http://days.pravoslavie.ru/Life/life6786.htm

• Третья стадия развития Церкви – Мытарская (Пергамская Церковь); …знаю твои дела, и что ты живешь там, где престол сатаны, и что содержишь имя Мое, и не отрекся от веры Моей даже в те дни, в которые у вас, где живет сатана, умерщвлен верный свидетель Мой Антипа. Но имею немного против тебя, потому что есть у тебя там держащиеся учения Валаама, который научил Валака ввести в соблазн сынов Израилевых, чтобы они ели идоложертвенное и любодействовали. Так и у тебя есть держащиеся учения Николаитов, которое Я ненавижу. Покайся; а если не так, скоро приду к тебе и сражусь с ними мечом уст Моих… (Откр.Гл. 2 13-16)

   Для третьей, мытарской стадии развития Церкви характерно массовое принятие Системной религии не только системным Пассионарным меньшинством, но и Субпассионарным большинством и даже антисистемными Пассионариями. Этому предшествовал, как правило, мучительно долгий выбор власть имущих, в какой-то степени напоминающий описываемые в святоотеческой литературе мытарства души. Иногда окончательное решение в выборе религии зависело от Пассионарности миссионеров и даже отдавалось на откуп случаю:
  «Епископ Реймский, в будущем Святой Ремигий, вероятно, пытался найти могущественного защитника для своего народа, поэтому написал Хлодвигу сразу после того, как тот взошёл на престол. Епископ, прежде всего, просил Хлодвига защитить тех христиан, что жили на его землях. Ремигий, судя по всему, был харизматичной личностью и сам обладал довольно большой властью, поэтому Хлодвиг его уважал и прислушивался к его советам. Считается, что именно епископ подтолкнул Хлодвига жениться на принцессе Клотильде, дочери бургундского короля. Свадьба состоялась около 493 г., скорее всего в Суассоне. Этот политический союз оказал значительное влияние на ход истории — Клотильда была христианкой…
 …После свадьбы, как рассказывает Григорий Турский, Клотильда делала всё для того, чтобы убедить мужа перейти в католическую веру. Но Хлодвиг долго не решался на этот шаг…Кроме того, если бы Хлодвиг перешёл в христианство, он мог потерять поддержку своего народа. Как и все германцы, франки верили, что король-военачальник может оказать победу только при поддержке языческих богов…
 …Однако Хлодвиг нуждался в поддержке католического духовенства, так как те являлись представителями галло-римского населения. Епископы обладали всей полнотой власти в богатых городах с тех пор, как римская гражданская власть там была ликвидирована.
    Как сообщает «История франков», Хлодвиг решил принять крещение в 496 г. в разгар сражения с аламаннами. Когда противник начал брать верх над его воинами, король дал обет обратиться в христианскую веру, если Христос, в которого так истово верила его жена, дарует франкам победу (здесь прослеживается аналогия с крещением византийского императора Константина). И вот в самый разгар битвы Хлодвиг был окружён и скоро должен был погибнуть, но в этот момент вождь аламаннов был убит стрелой, а его воины обратились в бегство. Франки победили.»(http://traditio-ru.org/wiki/%D0%A5%D0%BB%D0%BE%D0%B4%D0%B2%D0%B8%D0%B3_I)
   Как видит уважаемый читатель, что если языческие правители имели хоть смутное, но какое – то представление о принимаемой религии, то простые люди часто принимали ту или иную веру по команде, спонтанно и неподготовленно, поэтому не удивительно, что тайно продолжали исповедовать языческие культы, соблюдать запрещённые новой религией обряды.
   После массового принятия Системной религии Духовность этноса несколько возрастала, дисциплинированность возрастала значительно, но в то же время первозданная чистота свойственная ранним верующим и принятая внутри ранней Церкви материальная взаимопомощь уходили в прошлое, на первый план выдвигалось политическое религионерство, где место Духовности заменял расчёт, а умную молитву часто заменял обряд. Институты насилия становились «за», а не «против» верующих, поэтому уже несогласных с догмами веры вполне могли ждать экзекуции, так что удельная Духовность из расчёта на одного верующего по сравнения с предыдущей священномученнической стадией оказывалась значительно ниже.
   Тем не менее, принятие христианства в Западной Европе совпало с окончанием фазы подъёма и с началом Акматической фазы этногенеза, поэтому можно условно считать, что крещение совпало с рождением западноевропейского Суперэтноса под началом римско – католической церкви.
   По иному было на Руси. К 988 году на Руси наблюдалось снижение Пассионарного напряжения, характерное для фазы надлома. Не смотря на торжество православия княжеские междоусобные распри не прекращались, а со временем даже усилились. Единого государства, единого войска, а следовательно единого закона не было. «Суперэтносом» Русь могла именоваться, только благодаря единству религии, слово Гумилёву:
  «Русь представляла собой суперэтнос из восьми «полугосударств», неуклонно изолирующихся друг от друга и дробящихся внутри себя. Новгородская республика, Полоцкое, Смоленское и Турово-Пинское княжества не были затронуты татарами. Сильно пострадала Рязань, но больше от суздальцев, чем от татар. Северная часть Великого княжества Владимирского уцелела благодаря своевременным переворотам и капитуляции с предоставлением наступающей татарской армии провианта и коней…
 …Древние авторы, склонные к преувеличениям, определяют численность монгольской армии в 300—400 тыс. бойцов. Это значительно больше, чем было мужчин в Монголии в XIII в. В.В. Каргалов считает правильной более скромную цифру: 120—140 тыс., но и она представляется завышенной Ведь для одного всадника требовалось не менее трех лошадей: ездовая, вьючная и боевая, которую не нагружали, дабы она не уставала к решающему моменту боя. Прокормить полмиллиона лошадей, сосредоточенных в одном месте, очень трудно. Лошади падали и шли в пищу воинам, почему монголы требовали у всех городов, вступивших с ними в переговоры, не только провианта, но и свежих лошадей.

Реальна цифра Н. Веселовского — 30 тыс. воинов и, значит, около 100 тыс. лошадей. Но даже это количество прокормить было трудно. Поэтому часть войска, под командованием Монкэ, вела войну в Половецкой степи, отбивая у половцев зимовники с запасами сена… … Исходя из этих данных следует признать, что поход Батыя по масштабам произведенных разрушений сравним с междоусобной войной, обычной для того неспокойного времени. Но впечатление от него было грандиозным, ибо выяснилось, что Древняя Русь, Польша, поддержанная немецкими рыцарями, и Венгрия не устояли перед кучкой татар… … Такое снижение патриотизма указывает на спад пассионарности древнерусского этноса даже ниже нулевой отметки — гомеостаза. Пришла пора отрицательных значений — Обскурация, которая должна была привести народ к вырождению и гибели, как древних римлян, или к порабощению иноплеменниками, как полабских славян и пруссов. Но не случилось ни того, ни другого; наоборот, новая Россия добилась большей славы, чем Древняя Русь. Но между этими двумя витками этногенеза лежало темное столетие, которое надо было пережить. И это удалось… благодаря гению Александра Невского.» Четвёртая стадия развития Церкви – Воинствующая (Фиатирская Церковь); «…знаю твои дела и любовь, и служение, и веру, и терпение твое, и то, что последние дела твои больше первых. Но имею немного против тебя, потому что ты попускаешь жене Иезавели, называющей себя пророчицею, учить и вводить в заблуждение рабов Моих, любодействовать и есть идоложертвенное. Я дал ей время покаяться в любодеянии ее, но она не покаялась. Вот, Я повергаю ее на одр и любодействующих с нею в великую скорбь, если не покаются в делах своих. И детей ее поражу смертью, и уразумеют все церкви, что Я есмь испытующий сердца и внутренности; и воздам каждому из вас по делам вашим. Вам же и прочим, находящимся в Фиатире, которые не держат сего учения и которые не знают так называемых глубин сатанинских, сказываю, что не наложу на вас иного бремени; только то, что имеете, держите, пока приду. Кто побеждает и соблюдает дела Мои до конца, тому дам власть над язычниками, и будет пасти их жезлом железным; как сосуды глиняные, они сокрушатся, как и Я получил власть от Отца Моего; и дам ему звезду утреннюю…» (Откр.Гл.2 19-28)

   На Четвёртой стадии развития Церкви наблюдается рост военной мощи этносов исповедующих системную религию. В Западной Европе это время реконкисты и крестовых походов, в Византийской Империи времена правления Юстиниана. В это время мощь государства зиждилась на поддержке Системных пассионариев и массой Субпассионариев, объединённых единой религией, что характерно для Акматической фазы этногенеза. Это было условие победы, это был фактор, переламывающий иные этносы. Как правило, соседние этносы, проходящие через иную, менее Пассионарную фазу этногенеза, терпели поражения на полях сражений, затем либо инкорпорировали в этносы победителей, либо рассеивались и уничтожались.
  Однако в победы оружия развращали души победителей, жажда наживы отодвигала на второй план Духовность, а вместе с ней и Страх Божий, открывались невидимые каналы для проникновения Антисистемы в умы и сердца этнической знати, а затем и рядовым людям. Победы на полях сражений приносили победителям заблуждение, что они всегда правы, через это тихим сапом сочилось зло: разврат и корысть, а, следовательно, видоизменённое идолопоклонство, что накапливаясь, вело к потере этносом Пассионарности и надлому.
  Носители Антисистемы демонстрировали видимость подчинения победителям, предпочитая действовать из подтишка, стараясь найти слабое место в иерархии Систем и через это управлять, пользуясь великодушием и доверчивостью этносов победителей:
   «Диавол использовал решительную, стремительную Иезавель, чтобы войти в среду народа Божия, в самое сердце его и окончательно разложить его. Иезавель знала глубины сатанинские. Постепенно ввела она в эти глубины и Ахава, взявшего ее в жены…Иезавель вошла в дом Ахава как глава семьи. Она направляла его на все злые дела и имела власть самостоятельно поступать… Ахав был рабом ее похотей, ее властности, но она не убоялась, как Ева, а сама шла к погибели и заражала грехом других. Глава дома Израилева – дочь языческого жреца, развращенная нечестивица…Иезавель принесла в дом Ахава культ Ваала и Астарты. Эти боги-идолы были всегда вместе. Астарта была супругой Ваала. Это были большие металлические статуи с вытянутыми вперед руками. Чрево у них было открыто. Туда закладывалось топливо, и они накалялись до красна. Тогда на их вытянутые руки бросала жертвы – животных и детей. Ставились они на горах, в лесах и у источников вод. Астарта была богиня любви, плодородия и деторождения. Культ поклонения этим идолам сопровождался дикими песнями, плясками, звуками бубен, барабанов и других музыкальных инструментов. Наряду с этим эротические извращения. Все смешивалось с криками животных и детей, приносимых в жертву. Пламя огня освещало все это неистовство…» http://christianka.bratstvo.org/zh11.htm
   Заметим, не силой насадился культ Ваала и Астарты народу Израильскому, а посредством хитрости через развратную жену царя. То же самое не силой пришло «Возрождение» в Западную Европу, а благодаря падению нравов в первую очередь главенствующих иерархов католической церкви, продававших индульгенции, стяжавших не Духовность, а золото, стравливавших народы.      Метастазы гордыни и самопровозглашённой святости проникали в управление Церковью, всё более и более превращающуюся в институт власти, и активнейшее вмешивающуюся в мирские дела. Забегая вперёд, хочется обратить внимание, что император Юстиниан осудил это отклонение как папацесаризм, обличая Церковь в стремлении к доминированию в ущерб Духовности.   
   Видимые успехи в деле строительства Церкви на континенте укрепляли пап в вере в свою непогрешимость, что было на самом деле неверно, и дало повод думающим западным Пассионариям с энтузиазмом заняться поиском Истины, тем более на этот момент назрел политический запрос на неё, среди правителей не согласных с папацесаризмом. Из книгохранилищ были подняты античные труды языческих философов, что ввергло любознательных средневековых гуманитариев ещё в большее нечестие, чем католических клириков, удалив от Истины, на непреодолимое по сей день расстояние. Возникли протестантские ереси, и естественно противодействие со стороны католиков, что предопределило в конечном итоге раскол западной церкви, а вместе с чем и завершение Акматической фазы этногенеза западного Суперэтноса и начало кровавого надлома.
   «Пылкий ученый-монах Скот Эригена изучил греческий язык, стал переводчиком Дионисия Ареопагита, Оригена и Максима Исповедника, получил много сведений об индийской философии «карика» и создал собственную космологическую систему, принципы которой дожили до нашего времени в некоторых школах европейского идеализма. Главный труд Эригены «О разделении природы» содержит тезис, который мы передадим кратко, дабы не отвлекаться от основной линии повествования.

Природа — это вселенная, делящаяся на четыре вида бытия: творящее, но несотворенное; сотворенное и творящее; сотворенное, но нетворящее; несотворенное и нетворящее. Первое предложено считать Богом, о котором мы ничего не знаем, и Он сам не знает, что Он есть. Не имея ни начала, ни конца, Бог не может действовать, т. е. двигаться, но не может и покоиться; ему мешает воля, через которую Он хочет быть всем. По отношению к предметам мира Он — «небытие»; по отношению к идеям — причинность и потенциальность; по отношению к себе — «божественный мрак», ибо, как монада, Он равен самому себе. И это небытие непрестанно изливается и образует бесчисленные потенции, которые, в свою очередь, через усвоение форм становятся действительностью (ну чем это не пантеизм?). Это жуткое небытие хочет стать бытием и благодаря наличию у него воли образует Троицу, где Сын — превращение описанного Ничто в объект — единый первообраз, который переходит во множество форм. Эти «формы», видимо, платоновские идеи — эманации, превращающиеся в объекты, раскрывающиеся как человеческие души, которые «творятся и творят». Они отчасти идеи, в которых Бог достигает самосознания, но поскольку Бог есть небытие, то души, являющиеся эволюцией небытия, непостижимы и для Бога (ай да Эригена!). Первоначальное тело человека было духовным, не разделенным на два пола, а «испортилось» из-за грехопадения Адама. Образовано оно душой и ею может быть возвышено до ангелоподобного состояния и даже стать выше ангелов. А окружающий людей чувственный мир относится к третьему разряду, который «творится и не творит». Итак, человек выделен из биосферы как особое существо, только деградировавшее до животного состояния из-за искушения змия. «…Бог не проклинает ни Адама, ни Евы, но только змия. Это оттого, что Господь не проклинает свои творения. Он только доброе творит… Он проклинает зло, которое не от Него произошло, но есть дело человеческой воли, уклонившейся от своей цели». Здесь Иоанн Скот Эригена повторяет Оригена, но идея деградации человека есть и в индийской философии. Четвертое состояние натуры, которая «не творит и не творится», — это возвращениек источнику бытия, т. е. в «божественный мрак». При этом тело разлагается на четыре элемента, воскресает, превращаясь в дух, и затем вся человеческая природа вливается в Божество, почитаемое Эригеной. Иными словами, «божественному мраку» милы души умерших, т. е. самое страшное для простого человека Средневековья. Сам Эригена понимал, что молиться «небытию», породившему мир непроизвольно — путем эманации, а не акта творения — и не ведающему о его существовании, невозможно. Если молитва не услышана — она не нужна. Поэтому он предложил подменить веру знанием. «Истинная философия есть истинная религия»

  Феерический пример Антиразума. Тут вам и обоснование «естества» гомосексуализма «первоначальное тело человека было духовным, не разделенным на два пола, а «испортилось» из-за грехопадения Адама» и еретическое описание Всевышнего, и отсутствие разделения добра и зла, но главное им Знание, должно заменить Веру, что ложно, но весьма соблазнительно. В конечном итоге Эригена был убит, его книги попали под запрет, но как звено, связывающее Антисистему древности с «Возрождением» его трудно переоценить.
  Несмотря на то что книга Эригены «О разделении природы» была подвергнута осуждению на поместном соборе в Сансе и осуждение подтвердил папа Гонорий III в 1225 году, мысли Эригены были приняты и развиты не теологами, а философами-идеалистами: Декартом, Спинозой, Кантом, Фихте и Гегелем.

Судьба учения Эригены тоже заслуживает внимания. В бурный X век богословские проблемы не дебатировались, но с конца XI в. интерес к его идеям пробудился, и выяснилось, что он был виновником появления в Западной церкви многих лжеучений и целых сект. В XIII в. книга Эригены «О разделении природы» была подвергнута осуждению на поместном соборе в Сансе. Осуждение подтвердил папа Гонорий III в 1225 г. С этого времени мысли Эригены были приняты и развиты «не теологами, а философами-идеалистами: Декартом, Спинозой, Кантом, Фихте и Гегелем». Вместе с тем наивно было предполагать, что европейские юноши откопали отраву религиозного нигилизма сами. Может быть, конечно кто-нибудь, чего-нибудь и отрыл, но его бы никто не услышал, и уж точно бы не поддержал, ведь искали то совсем другое, искали Истину о Творце а нашли гуманистическую философию, по сути Антирелигию, ставшую в дальнейшем фундаментом для различного рода идеологических утопий вплоть до материализма и научного коммунизма. Однако Антирелигия на тот момент не только нашлась, но была принята и прижилась, ибо почва была втайне подготовлена. Кем?:

  «Начнем с того, что учение Эригены не только не христианское, но и не религиозное. «Божественный мрак» не личность, а стихия, похожая на Плерому гностиков. Однако отмеченные черты сходства с атеистическими воззрениями индийской философии указывают, что мысли свои Эригена почерпнул от арабов. Так как правоверные мусульмане не исповедовали атеизма, даже мистического, то, значит, это были африканские карматы, жившие повсюду под маской шиитов.

С их идеями Эригена мог ознакомиться при посредстве испанских и провансальских евреев, которые, сами не разделяя карматских идей, были рады передать их христианам в своей интерпретации…

     Иудейский этнос, не распознал в его учении Иисуса Христа пути ко Спасению, приняв его за рассадника вредоносной Антисистемы (что справедливости ради было не редкостью) и потребовал Его распятия у Понтия Пилата. В средние же века дальние потомки древних иудеев уже сами разносили Антисистему, тем самым снижая Пассионарность окружающих этносов до уровня приемлемого для собственного выживания по соседству. Разгром русичами Хазарского каганата ещё был свеж в памяти поколений, посему организовать в Европе открытую этническую химеруим было не под силу, да и боялись. Западноевропейскими евреями был взят курс на насаждение химеры религиозной, с целью ускорить естественный процесс снижения Пассионарности, снимая сливки этой пассионарности для поддержки собственного этноса, его безопасного обустройства. Вбрасывая религиозную Антисистему методами библейской Иезавели, евреи ослабляли западный Суперэтнос, усиливаясь сами. Даже разврат им был на руку: развращённая знать нередко брала в жёны способных удовлетворить их разыгравшуюся похоть евреек, что весьма положительно сказывалось на положении евреев в Европе. В результате дегенерация итак прогрессирующая, ввиду многочисленных кровных браков у знати усилилась, что сделало её более восприимчивой к Антисистеме. Таким образом евреи создали себе нишу для дальнейшей духовной экспансии в Европу со скрытым мотивом: жажды наживы. Духовная химера, как выяснилось, была более эффективна и почти безопасна для евреев: зло совершалось чужими руками, при этом львиная доля профита оседала в их тайниках. Как нельзя на руку была помощь в виде алчности иерархов католичества, феодальной раздробленности Европы, постоянных войн и следовательно военных расходов феодалов, отчуждённости части думающих Пассионариев. К каждому евреи нашли свой подход, каждый внёс свой посильный вклад в дело внедрения Антисистемы в религию, традиции, умы и нравы Западной Европы.
    Однако сами евреи предпочитали иудаизм проповедуемой ими для гоев Антисистеме. Стадийность эволюции иудаизма не коррелирует с фазами этногенеза еврейского этноса никак (что есть анонсируемое нами ранее исключение из правил), ибо эта пассионарность черпается у вмещающих его Суперэтноса. Не смотря на то, что иудаизм имеет признаки Системной религии, сложно определить, стяжают ли Духовность исповедующие его, либо наоборот евреями служатся демонические оккультные мессы. Ощутимые проявления Духовности евреев, в виде корреляции с их Пассионарностью отсутствуют, но это всё же не значит, что её нет. Следовательно, однозначно определить иудаизм как Системную или Антисистемную религию, не представляется возможным.
   А что же на Руси? А на Руси произошло вот что: древнерусский этнос достиг глубокой стадии Обскурации, и исходя из положений теории этногенеза должен был быть либо истреблён, либо инкорпорировать в более могучий этнос, либо же рассыпаться и влиться в ряды нескольких этносов. И к этому всё шло, но не произошло!
  А не произошло вот почему: Обскурация этноса совпала с Четвёртой, Воинствующей стадией развития Православной церкви на Руси. Это вылилось в то, что сравнительно небольшое в процентном соотношении к иным сегментам этноса количество Пассионариев, оставшихся на Руси, объединилось вокруг церковных институтов, и одновременно быв набожным (стяжав духовность), грамотным и владев оружием. Субпассионарии инстинктивно чувствовали силу Церкви, в том числе и за счёт богатства, посему считали благоразумным жить общинами непосредственно под опекой того или иного православного прихода, так было безопасней. Очевидно, что православие взамен своего патронажа выдвигала к пастве определённые требования общежития, не противоречившие догмам веры. Именно к этому периоду истории следует отнести такой оригинальный феномен, как Соборность русского народа.
    Соборность – внутриэтническая Системная традиция в основе которой лежит стереотип поведения значительной части этноса, характеризующийся добровольным ограничением удовлетворения индивидуальных разноплановых потребностей (за исключением потребности в вере)на благо прихода Церкви по месту жительства, в обмен на гарантию Церкви в удовлетворении потребности в индивидуальной и коллективной безопасности.
   На тот момент вне Церкви Пассионариев практически не было, ибо они нещадно истреблялись силами извне, и в результате междуусобиц, Субпассионарии на ересь были неспособны, в связи с чем «Возрождение» обошло Русь стороной. Фактически Православная Церковь, находящаяся на подъёме, оказалась покровом русского народа. В противном бы случае он бы прекратил существование, как народ вследствие давления с Запада и нашествия монголо-татар с Востока. Гений Александра Невского заключался в умелом маневрировании между Пассионарными Западом и Востоком, при крайне ограниченных этнических ресурсах.
    Находясь в вынужденном союзе с монголо-татарами, русские князья были вынуждены соблюдать закон пришельцев, ибо они были сильней, и собственно ничего другого не оставалось. Законом монголо-татар была разработанная Чингисханом и внедрённая в среду кочевников Яса:
  «Законы Чингисхана карали смертью за убийство, блуд мужчины и неверность жены, кражу, грабеж, скупку краденого, сокрытие беглого раба, чародейство, направленное ко вреду ближнего, троекратное банкротство, т. е. невозвращение долга и невозвращение оружия, случайно утерянного владельцем в походе или в бою. Так же наказывался тот, кто отказал путнику в воде или пище. Неоказание помощи боевому товарищу приравнивалось к самым тяжелым преступлениям.
    Более того, Яса воспрещала кому бы то ни было есть в присутствии другого, не разделяя с ним пищу. В общей трапезе ни один не должен был есть более другого.
   Наказанием за тяжелые преступления была смертная казнь; за малые преступления полагались телесные наказания или ссылка в отдаленные места (Сибирь)»
 Следует повторить, что пришлые кочевники были на порядок Пассионарней покорённых русичей, что также сказывалось на смене поведенческих стереотипов лиц желающих иго таки пережить. Монгольские Субпассионарии не принявшие Ясу, в массе бежали от Тэмуджина, и уж точно им не было места в войске Батыя. Допускаем, что часть Субпассионариев из состава покорённых народов в монголо-татарском войске всё же была, но использовалась как пушечное мясо, и не в коем мере не составлял костяк.
   «Какова была позиция Тэмуджина, после того как его избрали ханом с громким титулом «Чингис», можно судить только по его предсмертным заявлениям, приведенным в официальной истории и опущенным в «тайной». Чингис, по словам Рашид-ад-Дина, высказывался так: У степных народов, которых я подчинил своей власти, воровство, грабеж и прелюбодеяние составляли заурядное явление. Сын не повиновался отцу, муж не доверял жене, жена не считалась с волей мужа, младший не признавал старшего, богатые не помогали бедным, низшие не оказывали почтения высшим, и всюду господствовали самый необузданный произвол и безграничное своеволие. Я положил всему этому конец и ввел законность и порядок….»
 …Но какая-то часть монголов поступилась свободой ради безопасной жизни и гарантированных прав. Эти избрали ханом Тэмуджина и добровольно приняли обременительный закон — Ясу. Любопытно, что большая часть их были «люди длинной воли».
 …Это были люди особого поведенческого настроя, отличавшиеся от своих предков и большинства соплеменников большей энергичностью, предприимчивостью, способностью к самопожертвованию, короче говоря — пассионарным напряжением. Все они заражали этим духом тех, кто случайно к ним примкнул. И те вели себя аналогичным способом, видя в послушании хану высшую цель своей жизни. Не произволу хана подчинялись они, а закону, которому подчинялся сам хан. Назывался этот закон Яса.
 …Появление в Орде урутов и мангутов усложнило систему, а тем самым изменило расстановку сил внутри ее. Если раньше под знаменем Чингиса сражались пассионарные «люди длинной воли» и субпассионарные потомки Хабул-хана и Хутул-хана, то теперь к ним добавились люди с гармоничной психологией, близкие к гомеостазу, но индуцированна япассионарность повысила их энергетический уровень…»
  Следовательно, успех при контактах с монголо-татарами могли иметь лишь русские Пассионарии, внутренне согласные с концепцией Ясы.
  Огромное положительное значение для русских играло снисходительное отношение монголо-татар к исповедуемым платящими дань народами религиям и культам. Это способствовало дополнительному усилению русской православной церкви на фоне её естественного подъёма.
  Итак, нашествие монголо-татар, совпавшее с Обскурацией древнерусского этноса, но воинственной стадии развития русской православной церкви, привнесло оригинальное мироощущения и уклад жизни русских – соборность, что сохранилось вплоть до 20 века. Этому напрямую способствовала внедряемая в сознание древнерусской княжеско-боярской элиты Яса, кстати, в основных положениях не противоречащая десяти евангельским заповедям, и не вызывала отторжения Церкви. Яса, безусловно дисциплинировала в целом и играла цементирующую роль как внутри этноса так между этносами, ибо: «Неважно, кто ты по крови, важно, что ты служишь хану», вырабатывая некую положительную комплиментарность (безотчетную симпатию, без попыток перестроить структуру партнера) народов. Яса воспринимаема всеми слоями общества: здесь обоснование существования государственной власти; и повиновения младшего старшему, в первую очередь по званию, что однозначно определяет «правила игры» и чинит препятствие политическому беспределу; здесь поле деятельности для саморазвития Пассионариев - «служба хану» и (или) «стяжание Духа Святого» на выбор, или то и то; здесь неприятие разврата, а, следовательно, сворачивание предпосылок для дегенерации кланов. Следование предписаниям Ясы выбивает почву из под ног проповедников Антисистемы. Задекларированное в этом законе неприятие откровенной жадности, взаимовыручка и чувство локтя доступно и понятно для каждого. В целом Системные пассионарии готовы принять Ясу, как Подлинный Закон, добровольно и по совести, и главное, не противоречащий религиозным догмам.
  Логично, что Пассионарные русичи приняли Ясу, как Подлинный Закон, что предопределило рождение нового русского этноса, ибо их влияние не без помощи татар усилилось, а влияние субпассионариев с древнерусским мироощущением на тот момент сводилось к минимуму. Это открывает занавес такого феномена, как возвеличивание Москвы:
  «Москва занимала географическое положение куда менее выгодное, чем Тверь, Углич или Нижний Новгород, мимо которых шел самый легкий и безопасный путь по Волге. И не накопила Москва таких боевых навыков, как Смоленск или Рязань. И не было в ней столько богатства, как в Новгороде, и таких традиций культуры, как в Ростове и Суздале. Но Москва перехватила инициативу «объединения», потому что именно там скопились страстные, энергичные, неукротимые люди. От них пошли дети и внуки, которые не знали иного отечества, кроме Москвы, потому что их матери и бабушки были русскими. И они стремились не к защите своих прав, которых у них не было, а к получению обязанностей, за несение которых полагалось «государево жалованье». Тем самым они, используя нужду государства в своих услугах, могли защищать свой идеал и не беспокоиться о своих правах, ведь если бы великий князь не заплатил вовремя жалованья, то служилые люди ушли бы добывать кормы, а государь остался бы без помощников и сам бы пострадал.
   Эта оригинальная, непривычная для Запада система отношений власти и подчиненных была столь привлекательна, что на Русь стекались и татары, не желавшие принимать ислам под угрозой казни, и литовцы, не симпатизировавшие католицизму, и крещеные половцы, и меряне, и мурома, и даже мордва. Девиц на Москве было много, службу получить было легко, пища стоила дешево, воров и грабителей вывел Иван Калита… Но для того чтобы это скопище людей, живущих в мире и согласии, стало единым этносом, не хватало одной детали — общей исторической судьбы, которая воплощается в коллективном подвиге, в свершении, требующем сверхнапряжения. Именно эти деяния знаменуют собой окончание инкубационного периода и начало этапа исторического развития этноса — фазы подъема.»
   Как видит читатель, концентрация Пассионариев в одном, пусть и сравнительно в ту пору небольшом городе, привела к тому, что остальные города русичей, в которых уже сложилась соборность, во многих случаях добровольно стали признавать власть православных правителей этого города. Это безусловно породило инкубационный подъём для рождения нового этноса. Победы на полях сражений войск, объединённых Пассионарностью Москвы, в конечном итоге привело к рождению нового русского этноса, и как верно отметил Лев Николаевич Гумилёв: «в смене суперэтносов наблюдается не преемственность, а, говоря языком математики, «отношение». Русские как этнос относились к древним русичам, как французы к галлам или итальянцы эпохи Возрождения к римлянам времен Калигулы, а «запустение» и «иго» — это «водораздел» между двумя этногенезами. Сделаем вывод: русские относительно Западной Европы — не отсталый, а молодой этнос."

• Пятая стадия развития Церкви – Оккультно-ремиссионная (Сардийская Церковь); «…знаю твои дела; ты носишь имя, будто жив, но ты мертв. Бодрствуй и утверждай прочее близкое к смерти; ибо Я не нахожу, чтобы дела твои были совершенны пред Богом Моим. Вспомни, что ты принял и слышал, и храни и покайся. Если же не будешь бодрствовать, то Я найду на тебя, как тать, и ты не узнаешь, в который час найду на тебя. Впрочем, у тебя в Сардисе есть несколько человек, которые не осквернили одежд своих, и будут ходить со Мною в белых одеждах, ибо они достойны…» (Откр.Гл.3 1-4)

    В эволюции Церкви неизбежно наступает момент, когда обряд в массе заменяет Веру. Исповедовать Системную религию всё ещё остаётся выгодно, но выгода эта как правило уже далеко не в духовном поле. Религия во многом становится даже не институтом утешения, а неким детектором определяющим место человека в системе этно-идеалистического опознавания «свой-чужой». Пассионарии в массе покидают лоно Церкви, внутри которой прогрессирует стяжательство, продажность, лицемерие, заискивание перед сильными мира сего, и главное, примирение с грехом. Пользуясь невосполнимой утратой влияния Церкви на Пассионариев, проповедники Антисистемы уже весьма безбоязно широким фронтом атакуют умы оставшихся верным Системной традиции. Где подкупом, где хитростью, где подменой понятий, Антисистема уводит верующих подальше от Истины, заново «открывая» давно известные древним жрецам, оккультные «тайны».
    Это время появления сети тайных сообществ, масонских лож, всевозможных орденов и клубов, решающих совершенно различные задачи, но объединённых философско-нигилистическим Антисистемным мировоззрением.

Как помнит читатель, Антисистема есть паразит, зараза, занесённая с момента рождения Церкви, ибо даже Христа предал один из его учеников, что же говорить, о иных христианах, кои Христа лично не знали. Сомнения были всегда. С воцарением «папацесаризма» в Западной Европе сомнения многократно усилились, чему способствовала жажда наживы феодалов. Общество сформулировало запрос на демонополизацию католичества в духовных вопросах. К слову католичество действительно не справлялось, ибо пытаясь противопоставлять себя науке, дискредитировала в первую очередь себя. Не оправдала ожиданий и Священная Инквизиция, учреждавшаяся, как институт для борьбы с Антисистемой, но по факту ставшая не более чем орудие насилия в руках пап. Последствия применения лекарства, оказались даже вреднее для Западноевропейского Суперэтноса, чем сама болезнь.

    Произошло то, что должно было произойти – раскол Церкви и последующая за ним фаза надлома западноевропейского Суперэтноса, сопровождающаяся уже расколом этнического поля. Всё это сопровождается зарождением промышленного производства, открытием Нового Света и рождением нового, ранее невиданного класса – буржуазии.
 «Открытие Америки и морского пути вокруг Африки создало для подымающейся буржуазии новое поле деятельности. Ост-индский и китайский рынки, колонизация Америки, обмен с колониями, увеличение количества средств обмена и товаров вообще дали неслыханный до тех пор толчок торговле, мореплаванию, промышленности и тем самым вызвали в распадавшемся феодальном обществе быстрое развитие революционного элемента.

Прежняя феодальная, или цеховая, организация промышленности более не могла удовлетворить спроса, возраставшего вместе с новыми рынками. Место ее заняла мануфактура. Цеховые мастера были вытеснены промышленным средним сословием; разделение труда между различными корпорациями исчезло, уступив место разделению труда внутри отдельной мастерской. Но рынки все росли, спрос все увеличивался. Удовлетворить его не могла уже и мануфактура. Тогда пар и машина произвели революцию в промышленности. Место мануфактуры заняла современная крупная промышленность, место промышленного среднего сословия заняли миллионеры-промышленники, предводители целых промышленных армий, современные буржуа.» (К. Маркс «Манифест коммунистической партии»)

 Бездуховная пассионарная буржуазия, в своём стремлении к наживе, использует финансовые рычаги для давления на такую же как она жадную, но в массе растерявшую пассионарность, но всё ещё имеющую политическую властьзнать и монархов, что приводит к неизбежному столкновению:
     «Буржуазия сыграла в истории чрезвычайно революционную роль.

Буржуазия, повсюду, где она достигла господства, разрушила все феодальные, патриархальные, идиллические отношения. Безжалостно разорвала она пестрые феодальные путы, привязывавшие человека к его «естественным повелителям», и не оставила между людьми никакой другой связи, кроме голого интереса, бессердечного «чистогана». В ледяной воде эгоистического расчета потопила она священный трепет религиозного экстаза, рыцарского энтузиазма, мещанской сентиментальности. Она превратила личное достоинство человека в меновую стоимость и поставила на место бесчисленных пожалованных и благоприобретенных свобод одну бессовестную свободу торговли. Словом, эксплуатацию, прикрытую религиозными и политическими иллюзиями, она заменила эксплуатацией открытой, бесстыдной, прямой, черствой. Буржуазия лишила священного ореола все роды деятельности, которые до тех пор считались почетными и на которые смотрели с благоговейным трепетом. Врача, юриста, священника, поэта, человека науки она превратила в своих платных наемных работников. Буржуазия сорвала с семейных отношений их трогательно-сентиментальный покров и свела их к чисто денежным отношениям. Буржуазия показала, что грубое проявление силы в средние века, вызывающее такое восхищение у реакционеров, находило себе естественное дополнение в лени и неподвижности. Она впервые показала, чего может достигнуть человеческая деятельность. Она создала чудеса искусства, но совсем иного рода, чем египетские пирамиды, римские водопроводы и готические соборы; она совершила совсем иные походы, чем переселение народов и крестовые походы.» (К.Маркс «Манифест коммунистической партии»)

   Церковь и Системные традиции объективно мешали развитию капитализма, следовательно, для снижения их влияния требовались определённые инструменты. Одним из таковых можно считать Антисистемные взгляды богоборцев времён «Возрождения». С развитием капиталистических отношений на Западе у Антисистемы появился щедрый спонсор – буржуазия, что даёт возможность максимально их популизировать. Место религии занимает духовная химера, место традиции – гуманизм, место иерархий – сетевые масонские ложи:
    «…Во французской революции большую роль играл круг людей, сложившийся в философских обществах и академиях, в масонских ложах, клубах и секциях… он жил в своем собственном интеллектуальном и духовном мире. „Малый народ“ среди „большого народа“, или „антинарод“ среди народа (этноса. — Л.Г. )… Здесь вырабатывался тип человека, которому были отвратительны все корни нации: католическая вера, дворянская честь, верность королю, гордость своей историей, привязанность к обычаям своей провинции, своего сословия, гильдии. Мировоззрения обоих строились по обратным принципам… если в обычном мире все проверяется опытом, то здесь решает мнение. Реально то, что считают другие, истинно то, что говорят, хорошо то, что они одобряют. Доктрина становится не следствием, а причиной жизни. Образ человека «малого народа» — «дикарь», который все видит, но ничего не понимает. Среда его обитания — пустота, как для других — реальный мир; он как бы освобождается от пут жизни, все ему ясно и понятно; в среде «большого народа» он задыхается, как рыба, вытащенная из воды. Как следствие — убеждение, что все следует заимствовать извне (во Франции XVIII в. — из Англии, в России — из Франции)… Будучи отрезан от духовной связи с народом, он смотрит на него как на материал, а на его обработку — как на техническую проблему. Это выражено в символе масонского движения — в образе построения храма, где люди — камни, прикладываемые друг к другу по чертежам архитектора»…
   Наряду с массовым распространением богоборческой философией нигилизма, гуманизма, концепций «сверхчеловека», насаждаемых в светских университетах, на Западе набирает популярность дегенеративное искусство, поэзия, художественная литература…
   Необходимо чётко понимать, что на предыдущих стадиях эволюции Церкви и фазах этногенеза Пассионарность этносов и Духовность исповедующих Системную религию в целом положительно влияли на общество, придавая его развитию новые импульсы, на оккультной же стадии развития Церкви, Церковь теряет возможность для положительного влияния, ввиду своей внутренней деградации под воздействием Антисистемы, в связи с чем, процесс снижения пассионарности этносов после раскола западноевропейского Суперэтнического поля ускоряется, (в связи с чем термин «Суперэтнос» принимает условное значение) и в конечном итоге принимает лавинообразный характер.
   Взаимодействие авангардной части русского Суперэтноса, слуг государевых, то есть дворян приводит к перенятию Антисистемы, в первую очередь посредством знакомства с либеральными гуманистическими идеями в занятом Париже 1814 году. Другой, не менее важный канал по внедрению Антисистемы в российскую жизнь открылся после раздела Речи Посполитой, и принятия польских евреев под юрисдикцию Российской Империи во второй половине 18 века, что иногда называют «зачумлённым поцелуем Польши». И хотя для евреев была введена так называемая «черта осёдлости», переоценить их усердие в распространении Антисистемы в России не представляется возможным. Таким образом, нарицательная «Иезавель» пришла в Россию на несколько веков позже, чем в Западную Европу, и, учитывая сравнительную молодость русского, следует опять констатировать объективную разность между Россией и Западной Европой, характеризуемую недалёкими и заангажированными либералами как «отсталость».
  Оккультно-ремиссионная стадия развития православной Церкви пришлась в России на 19 век. Естественную смену Воинствующей стадии Оккультно-ремиссионной ускорила в первую очередь церковная реформа царя Петра 1. Влияние православной церкви на жизнь государства после этой реформы всё ещё оставалось достаточно серьёзным, но абсолютным главой в церковных делах признавался император, что однозначно следует трактовать как цесарепапизм.
  С открытием в России университетов по западному образцу в менталитете дворянства, которое имело возможность ознакомиться помимо научных трудов с Антисистемой, наметился тренд переосмысления традиционных жизненных установок в пользу западного Гуманизма. Однако в 18 веке Православная Церковь ещё была оплотом Духовности наиболее многочисленной державной части дворянства.
  Но ситуация менялась. С массовым внедрением Антисистемы в российскую действительность в 19 веке поменялось мироощущение и духовенства. Не секрет, что ради земных благ духовные лица способны пойти на уступки своих субпассионарных, бездуховных, но властных и материально обеспеченных «духовных чад». Апофеозом торжества Антисистемы внутри православной церкви стало появление купольного изображения в храмах «Всевидящего Божьего глаза» в треугольнике, известного как символ для напоминания о всепроникающем взгляде божественного провидения, о присутствии Великого Архитектора Вселенной, использованного масонами (sic!). Антисистема, посредством большинства разложившегося дворянства, о котором современник Сергей Юльевич Витте отзывался как о кучке дегенератов, которые, кроме своих личных интересов и удовлетворения личных похотей, ничего не признают, а потому и направляют все усилия на получение тех или иных милостей за счёт народных денег, взыскиваемых с обедневшего русского народа для государственного блага, проникла в обезглавленную духовную иерархию, совершив там фактически духовный переворот. Примечательно, что организованного православного духовного отпора Антисистема не получила, обосновалась и прижилась. Хотя нельзя сказать, что духовенство не видело угрожающей трансформации Духовности в Жажду наживы и сопровождающей это лжи, лицемерия и гордыни. Безусловно, были призывы к нестяжанию, Покаянию, были и проклятия и анафемы, но в целом, на фоне общего роста благосостояния Церкви, вкупе с падением Духовности, общий фон был негативным, и со временем усугублялся. Видя это, многие пассионарии уходили из лона Церкви, ища духовность на стороне, но, как правило, путались в кознях бесовских: светской философии, псевдо религиях, сектах, оккультных спиритических сообществах. Контакт с Западом, впитавшим духовный яд «Возрождения» вызывал иллюзию у дворян к сопричастности к свету мировой культуры, на деле же приводящий к разврату, растрате пассионарности, духовному нигилизму, и даже Дегенерации.
    В отличие от дворянского сословия, открыто выступавшего против монархизма, забывшего древний Ясу, соблюдение которого возвысило их предков, собственно которому оно (дворянство) и обязано своим эксклюзивным положением, крестьянство в первой половине 19 века Ясу таки исправно соблюдало, было верно традиции, в основе которой лежала проверенная временем Соборность. Но долго эдакий паритет в разрыве мироощущении двух диаметрально противоположных на социальной лестнице сословий существовать не мог. Крымская война 1853-1856 годов вскрыла промышленную отсталость Российской Империи от Запада (правда на фоне превосходства в пассионарности), что предопределило судьбу крепостного права. Росту промышленного производства, а, следовательно, наращиванию военной мощи противостояло недостаточность рабочей силы. Отмена крепостного права дала возможность Пассионарным крестьянам продать свои угодья и окунуться в городскую жизнь: промышленное производство оживилось, вместе с ним отмечался резкий рост присваиваемой прибавочной стоимости, следовательно и рост благосостояния и влияния буржуазии. Буржуазии была в целом Пассионарна, но как правило бездуховна, ибо удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царствие Божие. (Лук.18:16-27). Дилемму эту буржуазия решала в пользу богатства, хотя и не скупилась на меценатство, но при этом эффект от пиара часто удовлетворял их потребность в самоактуализации, посему сказать, что их подать была чисто «во славу Божью» нельзя. «Смотрите, не творите милостыни вашей пред людьми с тем, чтобы они видели вас: иначе не будет вам награды от Отца вашего Небесного. Итак, когда творишь милостыню, не труби перед собою, как делают лицемеры в синагогах и на улицах, чтобы прославляли их люди. Истинно говорю вам: они уже получают награду свою. У тебя же, когда творишь милостыню, пусть левая рука твоя не знает, что делает правая, чтобы милостыня твоя была втайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно.» (Матф.6:1-4). Церковь подобные дары охотно принимала…
  В городе крестьянство быстро растворялось, трансформировалось в рабочий класс, частично люмпенизировалось. Через люмпенов, контактировавших с разложившимися дворянами, рабочий класс узнавал и принимал Антисистему. В некоторой степени Антисистема даже грела их сердце. В отличие от Системы, часто неискренне проповедывавщейся в храмах, Антисистема была ближе к чёрствому сердцу пьяницы, блудницы, азартного игрока или просто гомосексуалиста-неудачника. Дух неверия очень быстро распространился среди городского населения, готовя почву под известные разрушительные социальные идеи – утопии, появление которых уже не вызывало недоверия, но безразличие у Субпассионариев и восторг у пассионариев. Антисистема вооружившись лозунгами социальной справедливости (которой на самом деле быть в принципе не может) ввергла многих в идеологическую прелесть. Сложилась ситуация, «когда низы не хотят». Осталось дождаться момента, «когда верхи не могут». Это произошло в феврале 1917 года. Закономерный итог: завершения Акматической фазы этногенеза русского Суперэтноса, и раскол этнического поля на «красных» и «белых». На фоне вышесказанного вполне естественно, что Соборность русского народа к началу 20 века растеряла массовость. Из Церкви ушли многие Пассионарии.

А что же на самом деле Церковь?

  «Вспомним, какой пример давали интеллигенция, дворянство, купечество, чиновничество народу,а мы, священнослужители, были еще хуже всех.

Из детей священников выходили воинствующие атеисты, безбожники, революционеры, потому что в семьях своих видели они безверие, ложь и обман.

  Задолго до революции утратило священство право быть наставником народа, его совестью. Священство стало кастой ремесленников. Атеизм и безверие, пьянство, разврат стало обычным в их среде.

Из огромного количества монастырей, покрывавших нашу землю, лишь пять или шесть были светочами христианства, его совестью, духом, совершенством веры.

  Это – Валаамский монастырь, Оптина пустынь с ее великими старцами, Дивеевская обитель, Саровский монастырь, а остальные стали общежитиями почти без веры, а часто монастыри, особенно женские, потрясали верующих своей дурной славой.

Что мог взять народ от таких пастырей? Какой пример? Плохо воспитали мы сами народ свой, не заложили в него глубокий фундамент веры. Вспомните все это. Вспомните! Поэтому так быстро забыл народ нас, своих служителей, забыл веру и принял участие в разрушении церквей, а иногда и сам первый начинал разрушать их. Понимая это, не могу я осуждать власть нашу, потому что пали семена безверия на уже возделанную нами же почву, а отсюда идет и все остальное, лагерь наш, страдания наши и напрасные жертвы безвинных людей.» («Ты с кем поп?...или виновата ли власть?»http://custodiya.blogspot.ru/#!/2013/03/blog-post_18.html )

   Церковь вследствие собственного кризиса влияния на массы не имела, остановить братоубийственную гражданскую войну не смогла, приняв сторону «белых», в большинстве своём поборников Ясы, осуществивших и морально поддерживающих обман доверившегося последнего русского монарха страстотерпца государя Николая II, войну по сути проиграла. Это в конечном итоге и предопределило и её судьбу.

«Впрочем, у тебя в Сардисе есть несколько человек, которые не осквернили одежд своих, и будут ходить со Мною в белых одеждах, ибо они достойны…» В этот период прославились некоторые как заступники и молитвенники, истинные носители веры православной столпы Земли русской, как то Святой преподобный Серафим Саровский, святитель Феофан Затворник, святой праведный Иоанн Кронштадтский…

  В Византийской империи, период, на который пришлась пятая стадия развития Церкви, охарактеризовался борьбой с иконоборчеством, закончившийся победой, и наступлением «золотой осени» византийского православия.

«…знаю твои дела; вот, Я отворил перед тобою дверь, и никто не может затворить ее; ты не много имеешь силы, и сохранил слово Мое, и не отрекся имени Моего. Вот, Я сделаю, что из сатанинского сборища, из тех, которые говорят о себе, что они Иудеи, но не суть таковы, а лгут, -- вот, Я сделаю то, что они придут и поклонятся пред ногами твоими, и познают, что Я возлюбил тебя. И как ты сохранил слово терпения Моего, то и Я сохраню тебя от годины искушения, которая придет на всю вселенную, чтобы испытать живущих на земле. Се, гряду скоро; держи, что имеешь, дабы кто не восхитил венца твоего…» (Откр.Гл.3 8-11) «Готы и вандалы живут за счет покоренных аборигенов и, подражая им, погружаются в фазу обскурации. Они гибнут уже через 5—8 веков после рождения, ибо надлом — тяжелая возрастная болезнь, и не всякому этносу суждено ее пережить. Зато Византия, возникшая из-за того же толчка и, следовательно, ровесница «варварских» этносов, вступает в инерционную фазу, после чего удивляет мир своим блеском. Ее золотое сияние освещало мир еще три века, пока не начало тускнеть после того, как потенция была растрачена. И тем не менее Византия прожила предельный срок — около 1500 лет. За счет чего такая сила сопротивляемости ударам извне и поломкам внутри? Сила духа и утонченность ума — вот что спасло Византию от гибели при надломе акматической фазы.»

   Покуда этнос кипит пассионарностью однозначно оценить влияние религии или культа, исповедуемого этим этносом, как положительное или отрицательное, дабы распознать их как Системные или Антисистемные представляется возможным не всегда: во-первых этнос может быть от природы благоразумным и достаточно проницательным, чтобы избежать негативных последствий гиперпассионарности на ранних фазах этногенеза; во вторых может соседствовать со старыми этносами, обладающими существенно низшей пассионарностью, что даёт некую вольность в вероломстве из-за безнаказанности; в третьих может быть изолирован в труднодоступных районах и не боясь быть застигнутым врасплох заниматься пока незаметным для себя саморазрушением. Но это до поры. Принцип этногенеза — угасание импульса вследствие энтропии, или, что то же, утрата пассионарности системы из-за сопротивления окружающей среды, этнической и природной действует всегда. Рано или поздно, уровень пассионарного напряжения этноса упадёт ниже гомеостаза и наступит «этническая осень» - Обскурация. Воспроизводство населения резко падает и уже любая мало-мальская война приносит серьёзный ущерб, война же на истребление для такого этноса фатальна: даже если и удастся силой оружия или денег победить, то до следующего столкновения этнос не восстановится, и уже следующий раз будет истреблён/рассеян/включен в этнос победителей с ущемлением прав и без надежды на самоопределение.
  Растянуть время пребывания этноса на грешной земле на стадии обскурации этногенеза способно положительное влияние Системной религии.

Во первых, в физиологическом плане Системная религия учит женщину её истинному предназначению – рожать детей, тем, что непосредственно осуждает удовлетворение половых потребностей неестественными, в том числе противоестественными путями, а также культивирует неприятие как внебрачного удовлетворения половых потребностей (блуд), так и их удовлетворения с иными партнёрами кроме мужа при замужестве (прелюбодеяние), что даёт возможность сохранять женщине репродуктивное здоровье. Мужчин Системная религия тоже предостерегает от блуда и прелюбодеяния, разных форм содомии, а также приёма (злоупотребления) психотропных средств. Эти меры стимулируют рождаемость, увеличивают продолжительность жизни, следовательно, мобилизационные возможности этноса в случае войны. Напомним, что в фазе обскурации этногенеза ключевую роль играют именно демографические показатели, многодетность – это некий признак Системной пассионарности именно при снижении уровня пассионарности ниже гомеостаза (способности популяции поддерживать определённую численность своих особей длительное время).

  Во вторых Системная религия охраняет традиционные патриархальные семейные ценности, где главой семьи всегда выступает мужчина. Если этнос в Акматической фазе этногенеза грешит явным ущемлением прав женщин, что крайне болезненно воспринимается пассионарными дамами, способными кроме рождения и воспитания детей нести дополнительную общественную нагрузку, то для этноса в фазе обскурации этногенеза, характерно массовое нежелание женщин рожать и воспитывать детей под разными, в подавляющем большинстве надуманными предлогами. При этом женщины стремятся не просто к равноправию, но к доминированию над мужчинами в семейной и общественной жизни. Либо вся их жизнь заключается в удовлетворении витальных потребностей и испытания чувственных наслаждений. Однозначно, это противоречит Системной традиции и учению Системной Церкви. Беда заключается в том, что фаза обскурации этногенеза часто совпадает с оккультно-ремиссионной стадией развития Церкви. Церковь на этой стадии малодуховна и помочь этносу преодолеть тренд феминизма почти неспособна. Другое дело, если стадия развития Церкви репатриационная, то есть она (Церковь) сумела очиститься от ересей, и, влияние Антисистемы минимизировано. Так было в Византии после победы над иконоборчеством, богумильством и павликианством, что продлило жизнь этносу на несколько сотен лет.
   В России, как помнит читатель, воинствующая фаза развития Церкви пришлась на стык между рождением современного русского этноса и смертью древнерусского этноса, наступившей после продолжительной обскурации. На преждевременную смерть и новое рождение весьма повлияли нашествие монголо-татар, государство Золотая Орда (Слово «орда» значит «ставка хана», но в переносном смысле это эквивалент латинскому «ordo» — орден, т. е. упорядоченный стан (см.: Гумилев Л.Н. Древние тюрки) и монгольский закон Яса.
  Орда, Яса и Церковь создали предпосылки для выделения из древнерусского этноса системных пассионариев, сосредоточению их в Москве, и дальнейшему пассионарному взрыву, проявившемуся в поглощении Москвой части древнерусских земель и массовому вливанию неславянских ордынских пассионариев в ряды московской дружины, что резко повысило её боеспособность.
   На рубеже 13 – 14 веков пассионарность в Орде пошла на спад, сказались отсутствие у ордынцев Системной религии, как арматурного стержня в железобетоне государственного каркаса (Ислам в целом принимали неохотно, да и насаждали его силой, что часто вызывало справедливое отторжение) и неуёмная жажда наживы ханов, приводящая к необоснованной гибели ордынских Пассионарев в междуусобицах. Фактически Орда пошла по пути древней Руси, а вот Москва, наоборот вбирала в себя опыт и мощь батыевской Орды. Пальма первенства в регионе со временем перешла от Орды к Москве, и Москва постепенно превратилась в Орду, ставку сверхпассионарного, исповедовавшего Системную религию – православие, и соблюдавшего Подлинный закон – Ясу, Великого Московского княжества. Ордынский подзакон, гласящий, что «неважно какой ты крови, главное, что ты служишь хану», успешно использовался новой Россией, только слово «хану», менялось на слово «царю». Вчерашние ордынцы воспринимали это на «ура», ибо это было понятно, исполнимо, и, гарантировало им защиту, следовательно, их служба русскому царю была добровольной, а значит предельно честной. Русский царь это ценил, и часто приближал к себе вчерашних Пассионарных татар, вместо некоторых малоспособных славянских субпассионариев, естественно, при условии принятия первыми православной веры.

Конечно, многие из бывших под Золотой Ордой этносов и не помышляли сменить свою веру на православие, отчаянно сопротивлялись усилению Москвы, и даже наносили существенные поражения, но будучи менее пассионарны, в конечном итоге терпели поражения сами. Однако людей, пожелавших служить царю, Москва не трогала, часто всесторонне помогала. Понятные правила игры формировали Державность в сознании почти всех народов России, и немаловажную, если не основную роль здесь играла понимаемая и принимаемая со времён Золотой Орды Яса.

   Державность–межэтническая Системная традиция, в основе которой лежит стереотип поведения значительной части этноса, характеризующийся индивидуальным добровольным ограничением удовлетворения разноплановых потребностей (в том числе удовлетворении потребности в безопасности) на благо государства, в обмен на гарантию государства в удовлетворении потребности в коллективной безопасности.
   Явное неприятие российского самодержавия проявляли именно те этносы российской империи, которые в своё время монголами завоёваны не были, соответственно представления о Державности не имели, следовательно, их понятие о коллективной безопасности ограничивалось этносом принадлежности. Не смотря на этническую близость, поляки, и западные украинцы чужды русским в плане организации коллективной безопасности, в отличии от тех же татар или башкир, с которыми несмотря на различие кровей и религий на почве Державности выработана положительная комплиментарность. Яса не была распространена и на Северном Кавказе, посему обучать ей горцев пришлось генералу Ермолову. Ясу не знали и в Прибалтике, отсюда и истеричный сепаратизм. Так как границы Российской Империи во многом совпадали с границами завоеваний монголов, то союзников по духу у России за границей не было, единственными надёжными её союзниками были собственные Армия и Флот, что тоже неплохо, учитывая размер и численность населения государства.
  И всё бы ничего, но Воинствующая стадия развития Церкви сменилась оккультно-ремисионной, о чём было выше. Однако пассионарность русского Суперэтноса в целом (несмотря на её существенное падение среди контактировавших с дегенеративным Западом дворян) только росла, что привело к удивительному, но печальному феномену: весьма Пассионарный Суперэтнос, после спровоцированного Антисистемой раскола этнического поля, кровопролитной войной между осколками, завершившейся фактическим геноцидом, совершил резкое Пассионарное пике, за короткий промежуток времени, проскочив фазу Инерции, достигнул глубин Обскурации. Справедливости ради следует отметить что, к началу Великой Отечественной Войны, русский Суперэтнос Пассионарность после революционного раскола этнического поля несколько восстановил, Сталину удалось кратковременно воссоздать Державность, что было решающим фактором в победе над фашизмом. Через эту призму война на уничтожение в какой-то мере можно считать за благо. Однако недостаток Духовности, сыграл с русским народом злую шутку: после Великой победы, под внешней эгидой советской Державности и строительства Коммунизма, Суперэтнос с троекратной силой бросился растрачивать Пассионарность в обмен на индивидуальные материальные блага, и вновь погрузился в Субпассионарное болото. Это подтверждается резким снижением коэффициента суммарной рождаемости с 3-х в 1947 году, до менее чем 2 в конце 60-х, что даже недостаточно для простого возмещения поколений, хотя населения продолжало расти по инерции, благодаря молодому возрасту населения.
  С конца 60-х годов пассионарность русского этноса упала ниже уровня Гомеостаза. Характерно, что в тот период уровень Пассионарности был обратно пропорционален числу абортов, перевалившему чудовищную отметку – 5 млн. искусственных прерываний беременности в год. К тому времени православная Церковь была практически уничтожена, и влияние её стало незначительно, что даёт повод некоторым учёным мужам, да и просто неравнодушным людям, переложить всю ответственность за столь резкое ухудшение демографических показателей (в первую очередь низкой рождаемости) на советскую власть. Справедливости ради, следует отметить, что советская власть осознавала плачевность ситуации, и, стремилась её исправить, материально стимулируя материнство. К 1987 году был достигнут кратковременный успех: рождаемость несколько повысилась, перевалив через нулевую точку воспроизводства. Однако сексуальная революция и нищета 90-х свела на нет, все усилия перестроечного периода: с начала 90-х годов условный русский Суперэтнос вступил в фазу Обскурации этногенеза.
    Следует особо отметить, что если в начале 20 века Антисистемным Пассионариям – большевикам, удалось противопоставить монархической идеологии ложную идеологию коммунизма, а образовавшийся вакуум исконных традиций Соборности и Державности заполнить надуманными коммунистическими (пионерия, комсомол, приём в партию, кодекс коммуниста и т.д.), то в конце 20 века Антисистемным Пассионариям - либералам уже не требовалась никакой идеологии, чтобы противопоставить коммунизму, потому как достаточно было открыть народу истину, о том, что эта идеология - Антисистемная пустышка, а вместо него бросить короткий           лозунг – «обогащайтесь» («воруй и убивай»). Эфемерные коммунистические Антитрадиции за считанные месяцы канули в лету.    Примечательно, что если в первом случае у Системных пассионариев был таки выход – активно с оружием в руках встать на защиту своих идеалов с лозунгом «За Веру Царя и Отечество», то во втором случае очень плохое известное сменялось очень плохим неизвестным, посему здравомыслящим Системным Пассионариям оставалось за этой вполне естественной сменой «идеологических» курсов лишь пассивно наблюдать.
  Многие из Системных Пассионариев в 90-х годах двадцатого столетия выбрали правильное решение – принять Церковь Христову, что собственно и вдохнуло в неё вторую жизнь. Напомним, что если Западный суперэтнос раскололся на религиозной почве, в связи с чем появился католический выкидыш – Протестантство, то Русский Суперэтнос раскололся на идеологической, а массовый отход от Церкви предшествовал расколу. Посему, несмотря на идеологическую разношёрстность паствы Русская Православная Церковь осталась единой и неделимой!
 К сожалению, часть Системных Пассионариев в политическом разрезе маргинализировалась, а некоторая часть и вовсе отвергла душеспасительное Православие, и традиционный Ислам, поэтому предстоит серьёзная разъяснительная работа с прицелом на воцерковливание Системных Пассионариев, и популяризации среди них монархической идеи. Иначе они уподобятся Антисистемным Пассионариям - коммунистам и либералам и будут вредить Государству Российскому…
 Однако есть беда похлеще, чем временная несознательность некоторой доли Системных Пассионариев. Нынешняя Россия находится в фазе Обскурации этногенеза, причиной которой является зашкаливающая общая численность Субпассионариев в общей структуре населения, и их монетарное мышление, проявляющееся в стремлении к тленным благам в обмен возможности для самовоспроизводства. Именно малодетность Субпассионариев на данный момент представляет главную стратегическую опасность для России. Многодетность Системных Пассионариев, доля которых сейчас крайне низка, даёт крайне незначительный демографический эффект, зато разрушительная «гуманитарная» деятельность Антисистемных, навязывающих малодетность через лозунг «обогащайтесь» («воруй и убивай»), подмявших после распада Союза, информационное пространство в России под себя, куда эффективней.
  Но не всё так плохо. Зачищенная безбожниками Русская Православная Церковь вступила в шестую стадию своего развития – Репатриационную. Духовенство полностью обновилось. Среди чёрного и белого духовенства появились ревнители Веры, образованные, умные, отважные люди. Пассионарии идут в Церковь. Духовность среди пассионариев растёт, это даёт существенный пассионарный толчок всем сегментам населения. Есть очень хорошие шансы таки замедлить Обскурацию в России, и, возможно достичь концентрации Пассионарности среди духовных, образованных людей вплоть до нового Пассионарного взрыва с дальнейшим образованием нового российского Суперэтноса. Однако существующая Российская Конституция, отстаивающая интересы паразитирующей Антисистемы, которой становится тесно и неуютно в предреликтовых дегенеративных этнических телах Запада (о чём будет позже), ограничивает возможности Духовного развития русского Суперэтноса и иных комплиментарных ему этносов Российской Федерации, соответственно Подлинным Законом не являющаяся, не только тормозит как Суперэтническое объединение народов России, так и преодоление раскола этнического поля русского Суперэтноса, но и более того – способствует демонтажу существующих межэтнических связей и традиционной этнической комплиментарности в России, подталкивая отдельные сегменты этносов к принятию местечковых этнозаконов, часто с религиозной подоплёкой и созданию враждебных консорций.

Но, как ты тепл, а не горяч и не холоден, то извергну тебя из уст Моих. Ибо ты говоришь: "я богат, разбогател и ни в чем не имею нужды"; а не знаешь, что ты несчастен, и жалок, и нищ, и слеп, и наг. Советую тебе купить у Меня золото, огнем очищенное, чтобы тебе обогатиться, и белую одежду, чтобы одеться и чтобы не видна была срамота наготы твоей, и глазною мазью помажь глаза твои, чтобы видеть. Кого Я люблю, тех обличаю и наказываю. Итак будь ревностен и покайся. Се, стою у двери и стучу: если кто услышит голос Мой и отворит дверь, войду к нему, и буду вечерять с ним, и он со Мною…» (Откр.Гл.3 15-20)

   Ещё развернёмся на Запад во времена «Возрождения» и раскола западноевропейского католического Суперэтнического поля и уточним некоторые детали. К началу «Возрождения» римско-католическая церковь отошла от первоначальных христианских принципов в результате многочисленных наслоений средневекового схоластического богословия и обрядности. Первое открытое выступление Лютера против церковной политики состоялось в 1517 году — он публично и яростно осудил торговлю индульгенциями. Запрос на подобное был сформирован недовольными папацесаризмом. В 16 веке Западные пассионарии массово стали покидать лоно римско–католической Церкви. Однако вера западноевропейских этносов в то время занимала ключевое место в жизни, посему в связи с кризисом Духовности римско – католической церкви, среди населения части Европы имел место не отказ от религии вообще, а видоизменение исповедования через массовое распространение теологии протестантства, как на первых парах казалось разумной альтернативы католичеству. В дальнейшем лукавство раскола (ибо известно, раскол добра не приносит, ведь «всякое царство, разделившееся само в себе, опустеет; и всякий город или дом, разделившийся сам в себе, не устоит» Мф 5:15) проявилось в либерализации протестантских учений вплоть до подмены веры в Бога верой в «нравственный прогресс», что в конечном итоге привело к тотальной безнравственности и поголовному разврату. В целом Запад погрузился в духовную химеру, Антисистема торжествовала, наступила Оккультно – Ремиссионная стадия развития Церкви. Раскол католического Суперэтнического поля сопровождался кровавыми околорелигиозными войнами, массовой гибелью пассионариев, их оттоком из Европы в Новый свет, перерождением а Субпассионариев. Немаловажную роль в антирелигиозном мироощущении западного человека играло развитие промышленного производства. Формировалась буржуазия, для которой на первом месте стояла жажда наживы. Немудрено, что в период 16—17 вв. протестантство воспринятое самыми разными социальными слоями, было в первую очередь идейным оружием буржуазии, боровшейся с феодализмом, знаменем первых буржуазных революций.
   В борьбе за политическую власть буржуазии требовались собственные наднациональные организации. С начала 18 века в Европе стала формироваться влиятельная организация, построенная по сетевому признаку – Масонство (Союз вольных каменщиков), декларировавшая стремление членов (братьев) к Самосовершенствованию, к высшей Истине, высшей Справедливости. В кратчайшие сроки масонство проникло в иерархические структуры ведущих государств Европы и колонии, что вызвало справедливое опасение как государей, так и папы. По мере возможности с масонством боролись, но ввиду неявности истинных целей масонов их патронажем со стороны буржуазии, противодейственные меры монархами государств, принимались как правило несвоевременно и эпизодически, кроме того, масоны умело маневрировали, посему удары громоздких государственных машин часто производились по ложным целям. По отношению к масонству католическая церковь была уже бессильна, ибо к тому времени Священная Инквизиция была упразднена.

Истинные цели масонства сформулировал Георгий Петрович Климов в своём знаменитом интервью по поводу своего 80-летияhttp://g-klimov.info/Essence.htm#qa9:

   «Иллюминаты, Шрайнеры, Масоны, Теософы, Антропософы и прочая и прочая (имя нам легион, ибо нас много – ответили бесы Ему) – все это клубы, созданные для людей, которые чувствуют себя "избранными", особыми, ущемленными и гонимыми бюрократией, церковью, академией или любой другой нормальной государственной структурой. Все они только ждут своего часа чтобы сквитаться и отомстить.
    В зависимости от профессии они вступают в тот или иной дегенеративный клуб. Разумеется, всегда там будут любопытные дураки-зеваки, которые будут служить прикрытием, ширмой, декорацией. Истинная же цель этих дегенеративных клубов – выявлять активных гомо-маньяков, которые не остановятся ни перед чем, чтобы пролезть к власти.»
  На страницах данного катехизиса нет места для подробного разбора указанных Григорием Петровичем сетевых организаций, но их объединяет следующее:передача традиций Антисистемы среди Антисистемных пассионариев.
 Продолжим повествование. Справедливости ради необходимо признать, что не все Системные пассионарии в период «Возрождения» покинули лоно католической церкви. Многие, фактически разорвав связи с папским престолом, ушли проповедовать догмы христианства в колонии, стали пионерами католичества – миссионерами. Католичество наполнилось Духовностью вновь обращёнными пассионариями Нового Света и засияло блеском Веры. Там где не ступала нога религиозного функционера Старого Света Системная религия творила чудеса: обращала ко Христу язычников; перевоспитывала каторжников, воров и убийц; благословляла борцов за независимость от метрополий. Однако Антисистема не дремала. Вместе со словом Божьим в Новый Свет проник культ золотого тельца. В то время как Старый Свет закатился в обскурацию этногенеза, Новый Свет был всё ещё пассионарным, но пассионарность далёко не всегда трансформировалась в Духовность, но часто останавливалась на жажде наживы. Репатриация коррелирует со всплеском Духовности, но в связи с тем, что в Старом Свете никакого всплеска не было, а в Новом он был эпизодичен и неповсеместен, Репатриационная стадия развития католической церкви была скорее полустадия. Протестантство это плод раскола католической церкви, посему относящееся к католичеству в значительной мере относится и к протестанству.

Тем не менее, Репатриационная полустадия развития католической церкви сменилась материалистической стадией. Для Материалистической стадии характерен такой феномен, как Теплохладность – то есть примирение с грехом и Злом его порождающим. Фактически на этой стадии развития Церковь оборачивается в Антисистемную иерархическую организацию, формально исполняющую, но внутренне стремящуюся к удовлетворению совершенно различных потребностей, за исключением собственно потребности в вере. Походы в Церковь превращаются в некий ритуал, но в отличие от Воинствующей стадии развития на Материалистической стадии развития Церкви паства растрачивает Духовность, посему Храм Божий превращается в кино, театр, цирк или подобное учреждение светской культуры, ибо благодать покидает его стены. Священники стремятся к формальному увеличению численности паствы, но никак ни к её духовному подвигу в стяжании Духа Святаго Божьего. По сути на последней стадии развития Церкви Системная религия превращается в Антисистемную, что безусловно предопределяет общий закат цивилизации:

   «Чадо мое, знай, что в последние дни, как говорит Апостол, наступят времена тяжкие. И вот, вследствие оскудения благочестия, появятся в Церквах ереси и расколы, и не будет тогда, как предсказывали святые отцы, на престолах святительских и в монастырях людей опытных и искусных в духовной жизни. От того ереси распространятся всюду и прельстят многих. Враг рода человеческого будет действовать хитростью, чтобы, если возможно, склонить к ереси и избранных. Он не станет грубо отвергать догматы Святой Троицы, Божества Иисуса Христа и достоинства Богородицы, а незаметно станет искажать преданное Святыми Отцами от Духа Святаго учение Церкви, и самый дух его и уставы, и эти ухищрения врага заметят только немногие, наиболее искусные в духовной жизни. Еретики возьмут власть над Церковью, всюду будут ставить своих слуг, и благочестие будет в пренебрежении. Он (Господь) сказал:по плодам их узнаете (Мф. 7, 16), и вот и ты по этим плодам или, что тоже, по действию еретиков, старайся отличить их от истинных пастырей. Эти духовные тати (воры), расхищающие духовное стадо, и войдут они во двор овчий – Церковь, прелазя инуде (Ин. 10, 1), как сказал Господь, то есть войдут путем незаконным, употребляя насилие и попирая Божии уставы. Господь именует их разбойниками.
   Действительно, первым их делом станет гонение на истинных пастырей, заточение их, ссылки, ибо без этого нельзя будет им расхищать овец (стадо). Посему, сын мой, как увидишь нарушение Божественного чина в Церкви, отеческого предания и установленного Богом порядка, – знай, что еретики уже появились, хотя, может быть, и будут до времени скрывать свое нечестие или будут искажать Божественную веру незаметно, чтобы еще более преуспеть, прельщая и завлекая неопытных в сети. Гонение будет не только на пастырей, но и на всех рабов Божиих, ибо бес руководящий ересью не потерпит благочестия. Узнавай их, сих волков в овечьей шкуре, по их горделивому нраву, властолюбию.
   Будут клеветники, предатели, сеющие повсюду вражду, злобу, поэтому и сказал Господь, что по плодам их узнаете их. Истинные рабы Божии смиренны, братолюбивы, Церкви послушны.

Большое притеснение от еретиков будет монахам, и жизнь монашеская будет тогда в поношении. Оскудеют обители, сократятся иноки и те, которые останутся, будут терпеть насилия. Однако сии ненавистники монашеской жизни, имеющие только вид благочестия, будут стараться склонить иноков на свою сторону, обещая им покровительство и житейские блага, за непокорность же угрожая изгнанием. От сих угроз будет на малодушных тогда большое уныние, но ты сын мой, радуйся, когда доживешь до этого времени, ибо тогда верующие, не показавшие других добродетелей, будут получать венцы за одно только стояние в вере по слову Господа (Мф. 10, 32). Бойся Господа, сын мой, бойся потерять уготовленный венец, быть отвергнутым от Христа во тьму кромешную и муку вечную, мужественно стой в вере, и если нужно, с радостию терпи изгнания и другие скорби, ибо с тобою будет Господь... и святые мученики и исповедники, они с радостию будут взирать на твой подвиг. Но горе будет в те дни монахам, которые обязались имуществом и богатством, и ради любви к покою готовы подчиняться еретикам. Они будут усыплять свою совесть, говоря: «Мы сохраним и спасем обитель и Господь нас простит». Несчастные и ослепленные совсем не помышляют о том, что с ересью войдут в обитель и бесы, будет она уже тогда не святою обителью, а простыми стенами, откуда отступит благодать. Но Бог сильнее врага и никогда не покинет Он своих рабов, и истинные христиане будут пребывать до скончания века сего, только избирать будут уединенные, пустынные места. Не бойся же скорби, а бойся пагубной ереси, ибо она обнажает от благодати и разлучает с Христом. Почему и повелел Господь считать еретика за язычника и мытаря. Итак, укрепляйся, сын мой, в благодати Христовой Иисусовой, с радостью спеши подвигом исповедания к перенесению страдания, как добрый воин Иисуса Христа (2 Тим. 2, 3), предрекшего – будь верен до смерти и дам ти венец жизни (Откр. 2, 10). Ему со Отцом и Святым Духом честь и слава и держава во веки веков. Аминь.» Преподобный Анатолий Оптинский (младший).

  Приведённая цитата Преподобного в данном контексте применительно к католичеству на Материалистической стадии развития церкви.
   Со времён «Возрождения» в умах западного философского истеблишмента прочно засела идея гуманизма, как конгломерата воззрений, признающего ценность человека как личности, его право на свободу, счастье, развитие и проявление своих способностей, считающего благо человека критерием оценки социальных институтов, а принципы равенства, справедливости, человечности желаемой нормой отношений между людьми. Причём именно благо в мире сём Гуманизмом ставится выше Духовности, которая признаётся исповедующими Системную религию, высшим благом, определяющим место человека после Страшного Суда. Исходя из того, что достоверность сведений о предстоящем Страшном суде не может быть ни подтверждена ни опровергнута, и, следовательно эта религиозная концепция, почерпнутая верующими из Священных Писания и Предания не научна, теоретики гуманизма решили, что благо ограничивается временным промежутком между жизнью и смертью индивидуума. По их логике высшее благо – доступность удовлетворения всевозможных потребностей. Соответственно развивая мысль, гуманисты пришли к выводу, что благ тот, кто больше всех потребляет и ни в чём себе не отказывает – «живёт счастливо». Венцом утопии гуманизма, есть концепция коммунизма – построения потребительского рая на земле.

Но на деле оказалось, что достижение некого ограниченного гуманистического блага без Бога вполне остаётся возможным только за счёт запаса Духовности и Пассионарности предков, пока энтропия внешней среды не сделает своё дело – у бездуховного этноса Пассионарность в течение 2-3 поколений расточается, затем субпассионарный, бездуховный этнос достигает глубин обскурации и превращается в реликт, а накопленные им материальные блага становятся законной добычей иных этносов. Так было и с Древним Римом, и с Византией, и с Золотой Ордой. Как выяснилось на практике, то или иное благо не ограничивается жизнью и смертью, а лишь приумножается или наоборот расходуется тем или иным поколением, и итог передаётся потомкам. Поколению, израсходовавшему запас материальных, душевных благ или Духовности по сути нечего передать своим потомкам. Это гуманизм не просто не учитывает по недогляду, но нарочно не хочет видеть в упор. Гуманизм ратует за трату пассионарности в обмен на сверхпотребление благ здесь и сейчас, препятствуя трансформации Пассионарности в Духовность. Из вышеприведённого примера видно, что гуманизм, отвергающий Духовность обрекает этнос на верную смерть.

  Но ведь со смертию этноса умрёт и гуманизм, как конгломерата воззрений этого этноса, скажите Вы! Абсолютно верно, ибо Гуманизм – есть вид Антисистемы, а Антисистема, как следует из ранее приведённого определения и есть совокупность разносторонних мировоззрений людей с негативным мироощущением, выражающимся в осознанном или неосознанном стремлении к разрушению окружающих материальных и нематериальных связей мира вплоть до самоуничтожения. Отсюда дадим краткое определение Гуманизма: Гуманизм – есть вид Антисистемы, конгломерат воззрений, оправдывающий расточение Пассионарности индивидуумом во временных пределах одного поколения в обмен на приобретение различных материальных и нематериальных, за исключением Духовности благ.
 Особо следует отметить, что Гуманизм хоть и не тождественен, но комплиментарен Атеизму – ортодоксальному Антисистемному воззрению, отрицающему Божественное происхождение Вселенной.
  Негативное влияние на этнос Гуманизма, как вида Антисистемы, как правило, исследователями затушёвывается, причинно – следственная связь не разбирается, часто объявляется результат, но как к этому результату этнос исповедующий Гуманизм приходит почти всегда неясно, отсюда скепсис. Мы сейчас всё это подробно разберём.
   Из Гомотеории читатель помнит, что Священное Писание прямо запрещает неестественное (использование барьерных противозачаточных средств, прерванный половой акт) и тем более противоестественное (оральный, анальный и пр. формы извращённого секса) удовлетворение половых потребностей, как извращающее Божественную суть акта любви между мужчиной и женщиной. Гуманизм Священное Писание не отвергает, но предполагает для человека право выбора, с кем и в какой форме удовлетворять половые потребности. Устойчивое во времени неестественное удовлетворение запускает Дегенерацию - процесс ухудшения из поколения в поколение усреднённого демографического потенциала клана вплоть до окончательного исчезновения, противоестественное приводит к гомосексуализму, психическим болезням и врождённым дефектам. Гуманизм это замалчивает, ибо декларированное им благо охватывает сравнительно небольшой промежуток времени, и не затрагивает тему того, что будет дальше.
    А происходит вот что: в угоду гуманистическим благам самореализации и бытовым благам покоя западная женщина с середины 20 века прекратила выполнять природные функции, связанные с деторождением, накладывающим условные ограничения и трудности. Уже в двадцатых – тридцатых годах прошлого столетия рождаемость во Франции, Англии, Германии и у белого населения США не обеспечивала простого воспроизводства населения – Пассионарное напряжение снизилось ниже уровня гомеостаза, западный суперэтнос вступил в фазу обскурации этногенеза. Для развития же капиталистического промышленного производства требовалась дешёвая рабочая сила, которая хлынула из менее развитых, но значительно более Пассионарных третьих стран. Запад думал вытянуть из приезжих пассионарность и довести уровень пассионарного напряжения мигрантов до собственного Обскурационного. Однако мигранты не спешили интегрироваться в западное общество - перенимать гуманистическую западную субкультуру, в связи с тем, что исповедовали Системную религию – Ислам, догмы которой обеспечивали духовный и ментальный иммунитет мусульманам при столкновении с европейской Антисистемой. О крещении мигрантов не могло быть и речи – католичество и протестантство давно и безнадёжно проигрывало Исламу в плане генерации Духовности. С того времени, когда численность исламских мигрантов позволила занять им маргинальную нишу и наводить страх на изнеженных Обскуративным развратом представителей западного Суперэтноса, когда экономика западных стран стала не в состоянии просто существовать без их рабочей силы, когда демографические показатели англо-саксов и романо-германцев достигли отрицательных значений – смертность превысила рождаемость, тогда новые граждане западных стран прямо отказались быть европейцами, взяв курс на поглощение западного мира изнутри. И это неизбежно произойдёт, крах западной миграционной политики и философии Гуманизма налицо. Хотя повторяем, процесс этнического старения естественный и как правило коррелирует с процессом снижения Духовности в ходе прохождения стадий развития Церкви. Но в тоже время любой этнический организм, не умеющий бороться с Антисистемой превращается в реликт раньше нормативного срока, определённого Л.Н. Гумилёвым в 1200 лет от пассионарного взрыва и рождения этноса.

Западный Суперэтнос всё же стремится продлить своё существование, хватаясь за возможность распространить Антисистему на окружающие этносы, с тем, чтобы снизив их пассионарность, снять с себя остроту быть поглощёнными. Антисистема также нуждается в свежих комплиментарных для себя этнических организмах, для дальнейшего использования их как вместилищ. Западный мир всё ещё силён – на его стороне финансовые рычаги, за ним научно – технический прогресс. Для установления мировой Субпассионарной гегемонии ныне Запад выбрал концепцию мягкой силы, в основе которой лежит принцип Иезавели – под предлогом Гуманизации современного общества, установления гражданских свобод и соблюдения прав человека, миру навязывается жёсткая диктатура под ширмой либеральной демократии. Через эту призму Гуманизм есть не только вид Антисистемы подрывающий этническое здоровье этносов, но ещё и предлог для применения Западом военной силы.

  Для получения формального права для вмешательства во внутренние дела государств Запад использует предлог «несоблюдения демократических свобод» и «прав человека» Антисистемного меньшинства политическими режимами и Системным гражданским Активом, этих государств. А чтобы этот предлог имел место быть внедряют в гражданские законы, в том числе основной закон – Конституцию этих государств принципы Гуманизма. Характерная ситуация сложилась в Российской Федерации – действующая, написанная под диктовку западных эмиссаров Конституция РФ не только не соответствует архетипам народов нашей страны, что само по себе создаёт внутридержавное разделяющее напряжение, но может оказаться поводом для вторжения извне. Это очевидно, об этом мы писали в начале главы. Гражданский закон Российской Федерации следует менять, и, чем позже это произойдёт, тем больше политических козырей будет у наших геополитических недругов.
   Одним из дополнительных, но весьма эффективных приёмов воздействия Антисистемы на коллективный ментальный и Духовный иммунитет этноса – жертвы пассионарного паразита, есть внедрение массовой инфантильности гетеросексуальных сегментов населения и привлечения латентных гомосексуальных сегментов населения к дегенеративной субкультуре Открытого гомосексуального сегмента населения посредством Толерантности к Дегенерации. Это на первом этапе. А на втором этапе сформировавшаяся Толерантность к Дегенерации используется уже для возведения противоестественного в ранг Закона. То есть если на первом этапе Дегенераты добиваются соблюдения «своих гражданских прав» остальным обществом, то на втором этапе уже требуют соблюдения обществом неких обязанностей перед собой, на основании действующего Гражданского закона!
   Альтернативой Гражданскому закону, основанному на принципах Гуманизма, может служить (неформально давным-давно служит, потому и относится к фундаментальному русскому архетипу) принятая со времён Александра Невского и Бату-хана золотоордынская Яса, в дальнейшем переработанная под нужды правления русских царей. Принятие Ясы на конституционном уровне не только сбросит законодательный хомут, но и окажется тем стержнем, вокруг которого будет можно объединить разноконфессиональные этносы Российской Федерации в единый Российский Суперэтнос. Ибо воистину, лишь этот Закон способен взять на себя бремя Подлинного Закона Государства Российского и быть легитимным инструментом правления. Вкупе с нарастающей Духовностью русских, вследствие вступления Православия Репатриационную стадию развития, ожидаемое высвобождение Пассионарности будущего Российского Суперэтноса, в ходе предполагаемого слияния с комплиментарными этносами и преодоления раскола этнического поля русского Суперэтноса, позволит на паритетных началах построить новое Системное государство – Московскую Орду на базе единственно верной для нашей страны общественно-экономической формации Государственного Капитализма. Да здравствует, Московская Орда, как держава с государственно образующем российским Суперэтносом, и Российская Яса, как Подлинный Закон этого государства!
  1. Перевод, как обычно, гнилой — ибо лицемерно скрадывает базовый подтекст нарратива: «шо есть Б-г, а шо есть Мамона».