«Государь»

Материал из Неолурк
Перейти к навигации Перейти к поиску
«

Каждая кухарка должна научиться управлять государством.

»
Суть сабжа словами Ленина Троцкого


«Государь» (итал. «Il Principe», «Иль Принципе») — эпичная книга выдающегося (особенно в области носа — смотрим на портрет) итальянского историка, писателя, философа и неймфага Никколо Макиавелли, в которой он популярно разъясняет простому анонимусу основы политики, военного дела и управления государством.

Великий философ Макиавелли. Местный физиогномист ДимоКЕСАРЬ какбе говорит нам: все признаки вырождения и дегенерации налицо

Немного истории[править]

Макиавелли написал трактат «Государь» примерно в 1513-м году в Италии, в условиях трэша, угара и содомии, сотрясавших эту благословенную Богом страну аж до середины XIX-го века — видимо, в качестве кармической обратки за то, что в своё время творил Древний Рим. Надо понимать, что в таких условиях правителю особенно важно быть в курсе любых, даже самых сложных и коварных интриг и подковёрной борьбы, что, разумеется, наложило свой отпечаток на содержание книги. Книга была написана в качестве подарка и руководства к действию Лоренцо де Медичи (внуку того самого Лоренцо де Медичи Великолепного). В печатном виде увидела свет через 19 лет после своего создания.

Основные идеи[править]

Аудиокнига

Макиавелли, в отличие от средневековых христианских философов, ВНЕЗАПНО отрицал влияние судьбы и Бога на жизни людей и был одним из основоположников реализЬма в истории и политике. Вдохновлялся он античными авторами, в первую очередь Ксенофонтом. Сразу подчеркнём основную мысль книги «Государь»: надо быть предельно прагматичным, но просвещённым и эффективным правителем, а отнюдь не безжалостным тираном, как почему-то думает интеллектуальное большинство, «что-то такое слышавшее» про Макиавелли.

Социальная и экономическая политика[править]

Макиавелли был известен знаменитый лозунг «Хлеба и зрелищ!». Он отлично понимал уровень духовных запросов 95% населения и справедливо заметил, что они будут вполне покорны, если их государь обеспечит им спокойную жизнь, не будет лишать их имущества и женщин и будет устраивать им на потеху ярмарки и балаганы. Во времена Макиавелли не было зомбоящика и общества потребления, но живи он сейчас, по достоинству оценил бы их влияние на массы. Также Макиавелли справедливо считал, что не нужно жалеть денег при приходе к власти, но следует быть намного более аккуратным с ними, когда власть уже захвачена. Он был противником напрасной траты денег. Однако, Макиавелли наивно думал, что если государь является скупым, то он умеет довольствоваться малым и не обложит народ тяжёлой данью во время войн и кризисов.

Типы властей[править]

Макиавелли подразделяет типы управления страной на джва: «вертикаль власти», когда вся страна подчинена одному человеку, а люди, исполняющие его волю — не более чем слуги, и другой — когда власть распределена среди своих сторонников, а лидеру достаётся власти поменьше. Основные плюсы и минусы: первый тип государства более устойчив, легче сплочается против внешнего врага, но в случае полного поражения легче подчиняется врагу и ему сложнее восстановить независимость. Второй тип — наоборот: ему сложнее объединиться, и такое государство легче победить, так как противник может договориться с недовольными из числа власть предержащих (как, например, было с Российской Империей во время Первой мировой), но, одновременно, такое государство сложнее удержать за собой после победы над ним — из-за большого количества бывших представителей элиты, помнивших времена независимости и желающих восстановить свою власть. В качестве первого примера Макиавелли приводит авторитарную Турцию, где власть тогда всецело принадлежала султану, а в качестве второго — феодальную Францию.

Контроль над приобретёнными территориями[править]

Макиавелли выделяет также джва вида захваченных территорий — те, что уже какое-то время принадлежали государству, и те, что зохвачены впервые. Разница состоит в том, что первые удержать за собой намного проще, чем вторые, так как последние привыкли к независимости и с трудом смогут её забыть. Самое главное, что следует сделать как можно быстрее — это то, что во времена автора называлось «пресечь правящую династию», а во все времена — полностью уничтожить предыдущий режим (типа как немцы вo Второй мировой войне на оккупированных территориях уничтожали коммунистов и демократов, а Советы с союзниками — нацистов и эсэсовцев). Важная вещь — создать колонии из своих людей на оккупированных землях, чтобы контролировать с их помощью территорию и постепенно превращать её в свою, за счёт заселения их титульной нацией. Ещё одним элементом в контроле, а также любом противостоянии с противником является опора на пятую колонну в среде правящих классов врага: например, в захваченном полисе создать олигархию из бывших представителей оппозиции, зависимых от нас, завоевателей. Самый же надёжный способ овладеть городом — разрушить его, как неоднократно поступали римляне, например, подчистую выпилив даков и помножив на ноль Карфаген (а из более близких нам примеров — американцы и англичане, практически полностью истребившие аборигенов Северной Америки и Австралии).

«Разделяй и властвуй»[править]

Макиавелли считал этот древний принцип одним из важнейших и активно применял в своей философии, однако был противником безоглядного его использования — он полагал, что невыгодно устраивать расколы между гражданами своей собственной страны, ибо это нарушает её стабильность и делает уязвимой для внешних угроз. Однако активно продвигал мнение, что очень важно использовать СИЕ против чужаков — так, например, при создании оккупационного правительства надо опираться на тех, кто был противником прошлой власти, но при этом не потворствовать им, не допускать прихода к власти сильных правителей (путинские паяцы Шойгу и Володин в этом месте восторженно хлопают в ладошки).

Новые правители[править]

Макиавелли делил тех, кто добился должности властителя, ВНЕЗАПНО, снова на джва подвида: пришедших к ней своими силами и насосавших наделённых ей чужой милостью. Первым, очевидно, труднее добиться власти, но зато и легче её удержать — ведь уже собрана команда преданных людей, есть авторитет и опыт... да и, наконец, такой правитель уже успел внушить всем окружающим какое-никакое уважение. Тем же, кто пришёл к власти по воле чьей-то левой пятки, сложнее её удержать — нет опыта, да и почтения оный внушает окружающим намного меньше. Однако, видимо спохватившись напоследок, автор «Государя» вводит третий подвид — тех, кого он лаконично именует «добившимися власти злодеяниями», не вдаваясь в какие-то особые подробности. Гм... По нашему скромному мнению, первый подвид в эту категорию вполне укладывается, не? Впрочем, Николеньке виднее.

О репрессиях, милосердии и жестокости[править]

Макиавелли был сторонником максимального прагматизма. Хотя его справедливо называют имморалистом, он являлся также и противником излишней жестокости, оправдывая её лишь в пределах необходимого минимума. Ибо покарав небольшое число провинившихся, государь может предотвратить крупные смуты, которые, тащемта, унесут намного больше невинных жизней, чем умеренные репрессии. Главное — проводить их (репрессии) в начале правления, а потом переходить на более спокойный режим, для того, чтобы не вызвать ненависти своих подданных.

Страх и любовь[править]

Макиавелли, вопреки распространённому мнению, никогда не утверждал «Лучше, чтобы боялись, нежели любили». Он советовал внушать ОДНОВРЕМЕННО страх и любовь у подданных. Однако, поскольку это трудно, то безопаснее, по мнению Макиавелли, внушать страх, в то же время избегая ненависти. Это сложно, но необходимо. Для этого следует быть в первую очередь не добрым и не злым, а прагматичным — то есть не устраивать излишних расправ, не накладывать руки на женщин и имущество подданных, и тогда они, даже если не любят тебя, вряд ли восстанут, придерживаясь принципа «моя хата с краю» — и боясь наказания, и одновременно не испытывая к государю такой ненависти, которая побудила бы их рисковать жизнью в борьбе с властью. Последний фактор никогда не следует недооценивать. По этому поводу Макиавелли даже утверждал, что любые крепости бесполезны, если народ против государя. Для внушения страха следует расправляться с врагами, но делать это хоть и безжалостно, но умеренно, достигая апогея в начале своего правления, а не в конце. Так, Гитлер устроил в самом начале своего правления «Ночь длинных ножей» и оппозиция долго его не беспокоила (зато в 1944-м побеспокоила на все сто, ибо недорезал), а Сталин устраивал репрессии в середине и конце своего правления, чем сильно затруднил себе жизнь, постоянно опасаясь заговоров и покушений.

Военное дело[править]

Макиавелли крайне высоко ценил роль военного дела. Он считал одной из самых важных вещей анализ войн прошлого и воспоминаний их участников, что актуально и поныне. Также он придерживался мнения, что государю следует нередко выезжать на охоту, но при этом не стрелять, аки Брежнев, по привязанному кабану, а тренировать тело, оттачивать навыки боя и ориентирования на местности.

Макиавелли выделяет три типа войск — собственные, наёмные и союзнические. Он считал последние два бесполезными. Наёмники, по его мнению, либо слишком слабы и от этого бесполезны, либо сильны, и поэтому опасны. Они склонны к неповиновению, их содержание дорого обходится, они могут начать грабить и убивать подчинённых государя. Наконец, они неверны, в отличие от армии из твоих же подданных. Союзные же войска ещё опаснее — они подчиняются иным правителям и командирам и ставят страну в зависимость от других властителей.

Макиавелли предвосхитил своё время — задолго до эпохи регулярных армий он призывал к созданию массовых призывных ополчений из свободных граждан, как во времена античности.

Заблуждения о «Государе»[править]

  • «Государь» — якобы многотомный трактат, который зае#ёшься читать, так что не стóит даже приступать к его чтению.
  • «Государь» якобы написан таким заумным языком, с использованием таких спецтерминов, что не стóит даже приступать к его чтению.
  • «Государь» якобы давным-давно неактуален, так что не стóит даже приступать к его чтению.
  • Для чтения «Государя» якобы необходимы глубокие познания в политике и истории, так что не стóит даже приступать к его чтению.
  • В книге «Государь» якобы есть фраза «Париж стóит мессы» «Цель оправдывает средства».
  • В книге «Государь» якобы прослеживается основная мысль — нужно быть безжалостным тираном по отношению к своим подданным.
  • «Государь» якобы является пособием для Чёрного Властелина в том, чтобы завоевать мир, перестать беспокоиться и начать жить.

Разное[править]

  • Гугл-переводчик ВНЕЗАПНО сообщает нам, что истинное название сабжа — не «Государь», а «Принц»(!).
  • Судя по портрету автора, помещённому на титульный лист первоиздания книги «Государь», Макиавелли не понаслышке был знаком с самим Зорро (имеется в виду непонятный зигзаг в виде буквы Z, почему-то присутствующий на рисунке головы Макиавелли).
  • В жизни Макиавелли был краткий, но весьма печальный период, когда он попал в немилость к римскому папе Юлию II-му, был заключён в тюрьму, подвергнут пыткам (может, оттуда и знак Зорро на его голове?), а затем изгнан в собственное имение. К счастью для философа, через год Юлий II откинул копыта и на престол взошёл новый папа Лев Х (аккурат из рода Медичи), намного лояльнее относившийся к Макиавелли.
  • Чуть ли не за 2000 лет до рождения Макиавелли китайский первый министр и регент Люй Бувэй задумал написать свой аналог «Государя» для императора Цинь Шихуана, тогда ещё бывшего школиём. Однако быстро выдохся и решил сделать по-другому: нанял кучу писцов, которые в рекордное время накатали целых 26-томов, представлявших собой нечто вроде календаря-справочника, содержащего кроме ценных указаний по управлению государством много разных описаний примет, сезонных религиозных ритуалов, эссе на нравственные темы и прочую хуиту.

Ссылки[править]

См. также[править]